Ария Ленского спета

27.01.2017
Ария Ленского спета

Есть у нас все основания полагать, что талантливой собственнице саратовской недвижимости (и успешному адвокату) Ольге Сливко мало радости доставляло региональное Управление по охране культурного наследия. Пользуясь тем пустяковым обстоятельством, что принадлежавшая адвокату недвижимость на Октябрьской улице, 24 находилась в здании, отчего-то имевшем статус выявленного объекта культурного наследия под именем «Дом, где жил первый в России исполнитель арии Ленского Медведев М.Е.» (кто, черт возьми, все эти люди?) - управление постоянно норовило предъявить владелице какие-то смехотворные претензии. То ему, видите ли, не нравилось, что центральная часть фасада была облицована современной керамической плиткой. То оно начинало приставать к квартировладелице по поводу новой пристройки к дворовому фасаду. И добро бы еще приставать – странные люди из управления еще и приходили с официальными проверками, составляли какие-то протоколы, наконец, несли в суд заявления об административных правонарушениях!

Адвокату приходилось тратить драгоценное время, доказывать, например, в суде, что дом пришел вдруг в аварийное состояние, «после разрушения стен стала «сползать» крыша. Экспертным исследованием подтверждена реальная угроза обрушения данного здания, имеется угроза для жизни и здоровья людей, при обрушении может произойти взрыв бытового газа», - а на собственнике «лежит обязанность по содержанию имущества. Времени для изготовления проекта работ и его согласования не имелось. Это длительный процесс, в связи с чем она не стала обращаться в уполномоченный орган для получения разрешения на производство работ. Факт проведения работ без соответствующего разрешения она не оспаривает, но считает, что действовала в состоянии крайней необходимости и причиненный вред гораздо менее чем предотвращенный». И т.п.

Не всегда помогало. Например, в феврале 2016 года Волжский районный суд Саратова признал собственницу виновной в совершении административного правонарушения  (за проведение работ на памятнике без проекта и разрешения госоргана) и наложил на нее штраф в размере 15 тысяч рублей.

С таковым беспределом, конечно же, мириться невозможно, и Волжский районный суд в июне 2016-го разбирал дело еще раз. И признал... что доказательства «выполнения обязательств по направлению собственнику помещений соответствующего уведомления о присвоении или наличии... статуса объекта культурного наследия, осведомленности Сливко О.А. о наличии такого статуса у дома и соответственно ее вины в совершении инкриминируемого правонарушения Управлением по охране объектов культурного наследия не предоставлены»! Производство по административному делу велено было прекратить.

Но это было только полдела. Владелица недвижимости обратилась в суд с требованием отменить предписание госоргана о демонтаже пристройки. Но Октябрьский районный суд Саратова в сентябре 2016 года отказал ей в этом. 

Понятно, что ситуацию нельзя было пускать на самотек. Мало ли, что еще может прийти в голову этим странным людям из Управления по охране памятников. И лечить, конечно же, надо не симптомы, а коренную причину – статус. Откуда он, в конце концов, взялся?

Квартировладелица не теряла времени даром. Еще в апреле 2016 года тот же Октябрьский районный суд Саратова разбирал иск О.А. Сливко к Управлению по охране объектов культурного наследия Правительства Саратовской области «о признании отсутствующим статуса вновь выявленного объекта историко-культурного наследия и исключении жилого дома из списка вновь выявленных объектов историко-культурного наследия».  Иск был подан на том основании, что при включении здания в список выявленных памятников Саратовской области в 2001 году не были соблюдены все необходимые по тогдашнему законодательству процедуры, а ведь «присвоение статуса вновь выявленного объекта культурного наследия существенным образом изменяет и ограничивает порядок осуществления права собственности в отношении этого объекта, поскольку возлагает на собственника дополнительные обязанности».

Дом, где жил первый исполнитель арии Ленского, был внесен в списки вновь выявленных (по тогдашней терминологии) памятников приказом Министерства культуры Саратовской области № 1-10/177 от 19 июня 2001 года «Об утверждении списка вновь выявленных объектов историко-культурного наследия, расположенных на территории Саратовской области».  Под номером 452 в нем значился злополучный объект. Заметим, что это случилось задолго то того, как адвокат Сливко приобрела в нем квартиру.

Сотрудники управления доказали в суде, что список недвижимых памятников истории и культуры являются основным документом государственного учета и охраны памятников, что «спорный дом» значился в соответствующих списках по Саратовской области и в 1984-м, и в 1994 годах, так что был поставлен под госохрану отнюдь не в 2001 году, и все процедуры были соблюдены. И суд отказал в иске, подтвердив статус памятника. Казалось бы, вопрос исчерпан.

Не там, не там угораздило поселиться в Саратове первого исполнителя арии Ленского. В декабре 2016 года уже Саратовский областной суд рассматривал новый иск О.А. Сливко к Управлению по охране объектов культурного наследия правительства Саратовской области, Министерству культуры Саратовской области - «об оспаривании приказа Министерства культуры Саратовской области от 19 июня 2001 года № 1-10/177 «Об утверждении списка вновь выявленных объектов историко-культурного наследия, расположенных на территории Саратовской области» в части включения в Перечень вновь выявленных объектов историко-культурного наследия» объекта: «Дом, где жил первый в России исполнитель арии Ленского – Медведев М.Е., ул. Октябрьская, 24». 

Это было весьма интересное судебное разбирательство, поэтому позволим себе подробности. Истец доказывал, что приказ противоречит положениям... Закона РСФСР от 15 декабря 1978 года «Об охране и использовании памятников истории и культуры», что нарушена процедура опубликования и принятия нормативного правового акта, что принятие оспариваемого приказа, повлекло «нарушение его прав как собственника, возникновение обязанностей по сохранению объекта». Что приказ 2001 года был издан без проведения государственной историко-культурной экспертизы. Что «указанный объект недвижимости включён в список при отсутствии документов, подтверждающих культурную и историческую ценность здания».

Представитель Управления по охране памятников возражал: приказ издан с соблюдением процедуры, установленной законом, дом с 1984 года считался вновь выявленным объектом историко-культурного наследия.

Минкультуры Саратовской области в суд по поводу собственного приказа предпочло не ходить.

И решил суд вот что.

На момент издания оспариваемого приказа действовал Закон РСФСР от 15 декабря 1978 года «Об охране и использовании памятников истории и культуры». Согласно ему, государственый учет памятников ведется в порядке, определяемом Советом Министров СССР.

Совет Министров СССР определил этот порядок, издав 16 сентября 1982 года документ, который хорошо помнят сотрудники госорганов охраны памятников старшего поколения – «Положение об охране и использовании памятников истории и культуры». В соответствии с ним, государственный учёт памятников истории и культуры включал «выявление и обследование памятников, определение их исторической, научной, художественной или иной культурной ценности, фиксацию и изучение, составление учетных документов, ведение государственных списков недвижимых памятников».

Далее Саратовский областной суд стал в декабре 2016 года разбираться в том, как в 2001 году областное Министерство культуры исполняло нормы законодательства и нормативных актов 1978 и 1982 годов, дополненные к тому времени еще региональными нормативными актами 1999 и 2001 года. Не обошлось и без анализа положений «Инструкции о порядке учёта, обеспечения сохранности, содержания, использования и реставрации недвижимых памятников истории и культуры», утвержденной Приказом Министерства культуры СССР от 13 мая 1986 года № 203.

Суд обратил внимание на то, что злополучный приказ 2001 года был впервые опубликован... 23 сентября 2016 года на сайте сетевого издания «Новости Саратовской губернии».

Суд признал, что «доказательств тому, что на момент принятия оспариваемого нормативного правового акта была проведена экспертиза, подтверждающая установление культурной ценности объекта недвижимости: «Дом, где жил первый в России исполнитель арии Ленского – Медведев М.Е., ул. Октябрьская, 24», а также заведена учётная карточка (документ государственного учёта вновь выявленного объекта, подлежащий обязательному постоянному хранению), административными ответчиками не представлено».

Суд решил, что «список объектов, подлежащих обязательному сохранению в ходе реконструкции исторического центра города Саратова от 31 октября 1984 года не может быть расценен судом в качестве списка вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, поскольку он не соответствует форме, предусмотренной пунктом 18 Положения об охране и использовании памятников истории и культуры, действовавшего в указанный период времени».

Суд заключил, что «ответчиками не представлены доказательства, подтверждающие, что в отношении спорного здания, приведённого в данном списке, производились предусмотренные статьями 16-18 Закона РСФСР от 15 декабря 1978 года действия по организации государственного учёта».

Суд решил, что список саратовских выявленных объектов 1994 года «также не соответствует форме, предусмотренной приложением № 2 к Инструкции» 1986 года. К тому же он был утвержден тогда Саратовской областной Думой, а госучет памятников не входил тогда в ее компетенцию.

Суд решил, что имеющаяся в деле «Историческая справка» «сама по себе также не подтверждает факт проведения экспертизы с привлечением специалистов научно-исследовательских и проектных организаций, обществ охраны памятников истории и культуры и других специализированных организаций при принятии оспариваемого приказа (пункт 12 Инструкции)».

И т.п. Желающие более тщательно изучить этот правовой акт могут сделать это самостоятельно.

В результате суд сделал вывод: «Достаточных и достоверных доказательств, свидетельствующих о правомерности включения указанного жилого дома в список вновь выявленных объектов историко-культурного наследия, расположенных на территории Саратовской области, суду не представлено».

И удовлетворил иск квартировладелицы Сливко: «Признать недействующим и не подлежащим применению со дня вступления настоящего решения суда в законную силу приказ министерства культуры Саратовской области от 19 июня 2001 года № 1-10/177 «Об утверждении списка вновь выявленных объектов историко-культурного наследия, расположенных на территории Саратовской области» в части пункта 452 Перечня вновь выявленных объектов историко-культурного наследия»: «Дом, где жил первый в России исполнитель арии Ленского – Медведев М.Е., ул. Октябрьская, 24».

Комментарий «Хранителей Наследия»: Нам пока не известно, оспаривает ли саратовское Управление охраны памятников это решение в Верховном Суде. Но из списков выявленных объектов культурного наследия на официальном портале органов власти Саратовской области дом на Октябрьской улице, 24 уже исчез. Ария Ленского спета.

Случайно, как вы думаете, собственник еще в феврале 2016-го рассуждал об угрозе обрушения? А как аппетитно смотрится маленький домик на фоне больших саратовских новостроек!

На всякий пожарный случай - посоветуем саратовскому органу госохраны поскорее изучить опыт коллег из Северной Осетии, которые  в 2015 году в очень похожем случае продемонстрировали весьма остроумную юридическую контригру. Изобретательный частный собственник добился судебного решения об исключении памятника из охранных списков, законопослушный госорган его выполнил – и тут же выявил памятник заново, пользуясь своими законными полномочиями.

Но если говорить не только о саратовском случае, то мы ведь представляем себе, в каком образцовом порядке работали в 1990-е и 2000-е годы наши органы охраны памятников, как тщательно соблюдали они тогда нормы закона 1978-го, Положения 1982-го, Инструкции 1986 годов... А находчивых адвокатов все больше.

Счастье, что право у нас не прецедентное.

Досье. Михаил Ефимович Медведев (Меер Хаймович Бернштейн) родился 20 июля 1858 года в городе Белая Церковь Киевской губернии в семье раввина. Учился в музыкальном училище в Киеве. В 1878 году его услышал там Н. Рубинштейн и пригласил переехать в Москву. Медведев был зачислен сразу на третий курс Московской консерватории в класс сольного пения. Успехи молодого певца были таковы, что в первый же год занятий в консерватории ему поручили исполнить партию Ленского в «Евгении Онегине». Оперу ставили под руководством самого П.И. Чайковского, а партия Ленского была исполнена на ее премьере в ученическом спектакле в 1879 году. Так Медведев стал первым в России исполнителем партии Ленского. Чайковский подарил Медведеву свой портрет с надписью: «Первому Ленскому».

В 1881 году Медведев окончил консерваторию. Он выступал в оперных антрепризах в Киеве, Одессе,Таганроге, Тифлисе, Донецке, городах Поволжья. Выступал в Большом театре в Москве, пел на сцене оперных театров в Петербурге. С успехом гастролировал в Европе и Северной Америке. Преподавал в музыкальных училищах и консерваториях нескольких городов. 

В 1912 году дирекция Саратовского отделения Русского музыкального общества пригласила М.Е. Медведева на должность профессора в новой Саратовской консерватории, третьей в России после Петербургской и Московской. В Саратове Медведев создал оперный театр, открытие которого состоялось 1 октября 1918 года. С 1912-го и до самой смерти в 1925 году М.Е. Медведев жил в доме на будущей Октябрьской улице. 

Не подозревая, что это обстоятельство создаст неудобство квартировладелицам светлого будущего и приведет к судебным процессам.

Фото: «Яндекс-Панорамы»

На главную