Дом Печенко: 60 пробоин в предмете охраны?

08.07.2016
Дом Печенко: 60 пробоин в предмете охраны?

Продолжая начатый 5 июля разговор о судьбах псковских средневековых палат,  мы не можем обойти вниманием сообщения информационных агентств региона от 7 июля 2016 года о масштабных реставрационных работах, которые развернуты во Пскове с конца июня. Как сообщается, Государственный комитет по охране объектов культурного наследия Псковской области выдал разрешения на производство работ по сохранению сразу 21 памятника: 10 - федерального и 11 – регионального значения.

Мирожки и Дом Батова

Среди них стоит отметить прежде всего Мирожский монастырь, конкурс на реставрацию которого еще в марте 2016 года привлек и наше внимание, и внимание псковских общественников заявленным в техзадании намерением отделать стены Спасо-Преображенского собора «по специальной технологии новыми синтетическими материалами». Ирина Голубева, председатель Совета Псковского областного отделения ВООПИК, сказала тогда «Хранителям Наследия», что считает необходимым «строжайший надзор» за качеством реставрации столь уникального объекта, что псковский ВООПИК будет настаивать на участии своих специалистов в контроле за реставрацией.

Судя по последним реляциям из Пскова, мирожская реставрация, слава Богу, совершается бережно и не вызывает пока тревог: подрядной организацией по итогам конкурса стало известное АО «Межобластное научно-реставрационное художественное управление» (Москва), научное руководство и авторский надзор осуществляет псковский филиал «Спецпроектреставрации». А «новые синтетические материалы», как объясняют реставраторы, это «специально разработанные многокомпонентные составы, которые готовятся по специально разработанной технологии под конкретный объект».

Происходит наконец и консервация Дома Батова, который много лет пугал туристов и псковичей картинами мрачной разрухи прямо напротив Крома. Конкурс на нее, проведенный АУИПИК, выиграло АО «Ренессанс-Реставрация» из Петербурга. Общая стоимость работ по контракту - 12 млн 250 тыс. руб., завершить их должны в июле 2016 года. Второй этап, собственно реставрация, по словам псковских источников, планируется «в будущем при наличии финансирования».

Приключения Дома Печенко

И, наконец, главный герой сегодняшнего рассказа - Дом Печенко (ул. Гоголя, 43). О разработке тем же АУИПИК концепции его использования в составе, скажем так, музейно-рекреационного комплекса, совместно с Солодежней, мы рассказывали в сентябре 2015 года. Как теперь сообщается, научно-проектную документацию по сохранению памятника разработало петербургское ООО "Гуар". Госкомитет Псковской области по охране объектов культурного наследия выдал разрешение на проведение работ по сохранению памятника. Цена работ по госконтракту – более 12, 5 млн руб.

А далее в сообщениях следует загадочная фраза: «В настоящее время проводится корректировка научно-проектной документации».

Звучит странновато – какая может быть корректировка, если госорганом охраны памятников уже выдано разрешение на работы по этому проекту? Или наоборот – если проект требует корректировки, то как же выдано разрешение на работы? Палаты XVII века – неподходящий объект для экспериментов. Что же происходит с Домом Печенко?

Ответить на этот вопрос помогает недавняя публикация псковской газеты «Губерния» с характерным подзаголовком: «Псковские специалисты в пух и прах разнесли петербургский проект реставрации Дома Печенко».

«Они не исследовали объект»

Экспертное заключение реставраторов Владимира Никитина и Андрея Лебедева, направленное еще 16 июня в псковский Госкомитет по охране памятников, гласило: если проект реставрации Дома Печенко будет реализован, то «исказит памятник и нанесет ему непоправимый вред». Реставраторы, сопоставляя проект ООО «Гуар» с собственными натурными исследованиями, пришли к выводу, что петербургские проектировщики почти полностью проигнорировали предмет охраны памятника федерального значения – на каменных палатах XVII века они произвольно разбирают стены, закладывают оконные проемы и рисуют из головы новое крыльцо.

Реставраторы Никитин и Лебедев являются членами научно-методического совета при Госкомитете по охране памятников Псковской области и анализировали проект по предложению самого комитета, поскольку еще в 2015 году при рассмотрении эскизного проекта реставрации и приспособления Дома Печенко у членов научно-методического совета возникли сомнения в правильности некоторых решений проектировщиков. Известно, что полное научное исследование памятника никогда не проводилось, в том числе в ходе реставрации 1949 года, которая была жестко раскритикована самим легендарным псковским реставратором Юрием Спегальским, чье детство, кстати, прошло в Доме Печенко. 

Однако в 2016 году псковские эксперты пришли к выводу, что петербургские проектировщики вообще не исследовали памятник. Ни в штукатурке, ни в кладке они не увидели новых зондажей. «Мы увидели, что здесь пустая, белая, гладкая стена – именно там, где предполагается вести работы, – рассказывал «Губернии» Андрей Лебедев. – Это вообще нонсенс, когда без исследования проектируются какие-то пристройки, произвольные для памятника. Такого просто не бывает и быть не должно».

У экспертов создалось впечатление, что без тщательного изучения памятника, авторы проекта делают вывод, что он полностью утратил подлинность после многократных переделок. Все аварийные участки стен предлагается попросту разобрать до основания и заново восстановить.

«Они не исследовали объект. И поэтому они не нашли никаких подлинных следов, - пояснял Владимир Никитин. - И решили, что здесь их нет. Вернее, чтобы оправдать то, что они не исследовали, они сказали: «Всё перестроено, ничего не сохранилось». Но как только мы вышли сюда, мы сразу же нашли: вот откос первоначального окна XVII века, и оно было гораздо больше, чем то, что мы сейчас видим. Вот ещё откос, окошко, которое сидело вот на этом месте, а не здесь, где оно позднее появилось… Вот это то, что на поверхности лежало».

Как сообщается, за полторы недели натурных исследований псковские реставраторы обнаружили подлинные оконные и дверные проёмы, кладку XVII века, киоты и внутристенные шкафы – всё настоящее, тот самый предмет охраны. Все это отсутствовало в проекте ООО «Гуар», зато на месте подлинных элементов памятника появлялись новые окна и двери, новые пристройки «в формах XVII века». Крыльцо, «придуманное» реставраторами 1949 года, заменяется новым, столь же придуманным.

«Они сделали проектную документацию низкого качества. Наукой там и не пахнет», - так оценил работу петербургских проектировщиков Владимир Никитин.

60 нарушений предмета охраны

В результате эксперты доложили в псковский госкомитет: «Представленная научно-проектная документация по сохранению объекта культурного наследия федерального значения «Дом Печенко» в г. Пскове (стадии «Комплексные научные исследования», «Эскизный проект», «Проект реставрации и приспособления») не соответствует заданию. Осуществление проектных решений в натуре приведет к нанесению непоправимого вреда объекту культурного наследия федерального значения и привлечению виновных к уголовной ответственности по статье 243 УК РФ». В экспертном заключении Лебедев и Никитин указали на шестьдесят с лишним (!) нарушений предмета охраны объекта культурного наследия федерального значения.

Председатель псковского охранного Госкомитета Елена Яковлева не стала расценивать ситуацию как катастрофическую: «По большому счёту, в том проектном варианте, который предлагал «Гуар», большого вреда для памятника я не видела. Может быть, какие-то вещи остались недоисследованными. Детали всегда будут. Фактически, на сегодняшний день, мы не имеем, наверное, в России ни одного памятника, проект реставрации которого был бы однозначно и бесспорно воспринят сообществом и коллегами».

Замечания псковских специалистов, по словам Елены Яковлевой, будут направлены проектировщику в рабочем порядке: «Пусть трудятся, вносят изменения, доводят проект».

Видимо, именно этим и объясняются нынешние официальные сообщения о корректировке проекта реставрации.

Но реставратор Владимир Никитин обещает: «Но на следующей стадии, когда начнут что-то здесь ломать и строить, мы им не дадим. Выйдем на объект и остановим».

«Практика госзакупок изначально порочна»

Комментируя эту историю, Елена Яковлева совершенно откровенно рассказала о прелестях нынешнего порядка организации в России реставрационных работ, когда они доверяются не местным реставраторам, знающими свои памятники с младых ногтей, а победителям конкурсов, которые, быть может, видят подопытный объект впервые в жизни.

«Мы видим псковскую школу и специалистов, которые десятилетия, практически всю жизнь работали на памятниках и, несомненно, обладают большими знаниями, по сравнению с теми, кто появляется в результате конкурсных процедур, - заметила Елена Александровна. - За ними стоят архивные материалы, десятилетия исследований (причём не одного поколения), специализация на этом материале. А к нам приходят люди, которые по условиям госконтракта должны весь этот огромный профессиональный путь пройти в какие-то исключительно сжатые сроки. Это не конкуренция даже, в этой ситуации победители торгов всегда проиграют».

Хочется только добавить, что проиграют-то не победители торгов, а памятник.

Реставратор Андрей Лебедев обличает пороки реставрационной системы еще откровеннее: «Дело в том, что памятники любого города – они очень индивидуальны, и соответственно, ими должны профессионально заниматься те люди, которые знакомы с этой архитектурой. Просто так – за месяц, за два – невозможно изучить ни аналоги, ни сам памятник. Поэтому сама практика госзакупок изначально порочна. А решают, кому поручить работы на памятнике, в Москве тоже люди совершенно случайные. Дилетанты. Мы сейчас стоим на пороге того, что в ближайшее время вся эта макулатура, которая произведена, и за которую деньги получены, станет обвалом для наших памятников. Начнут просто уничтожать наши псковские памятники».

Комментарий «Хранителей Наследия»:

Осталось, видимо, дождаться, как будет скорректирована проектная документация.

После чего спросить самих себя: а не проще ли и дешевле было бы сразу поручить ее исполнение тем, кто в состоянии с этим справиться?

И возразить себе: но это было бы не по закону, не по форме.

И вспомнить известную фразу Ленина: по форме правильно - а по существу издевательство.

Фото и видео: gubernia.pskovregion.org.

На главную