Chelsea-Tate-Бадаевский, или Измученные сюрреализмом ::: Евгения Твардовская | Хранители наследия

Chelsea-Tate-Бадаевский, или Измученные сюрреализмом

04.03.2019
Chelsea-Tate-Бадаевский, или Измученные сюрреализмом

Мегапроект на длинных тонких ножках

Евгения Твардовская

Бадаевский (Трехгорный) пивоваренный завод, на котором крупнейший московский застройщик «Капитал груп» планирует развернуть мегапроект жилого квартала, все больше и больше повышает градус общественного напряжения. Проблема - настоявшаяся и забродившая, простите, созревшая уже давно, но сейчас – с приближением стадии реализации, принимающая к тому же и форму информационных войн. В них - традиционно – финансовый интерес подводится под знаменатель «общественного блага», «новейшего и передового, чего в Москве еще не бывало», «городского развития» и даже парка – это, видимо, дань моде. А по факту от всего исторического ансамбля завода остается всего три постройки в «лесополосе» свай, на которых вырастет очередной «город будущего». Да и их судьба – чрезвычайно туманна.

бадаевскии3.jpg

Протест депутатов

На 5 марта в префектуре Западного административного округа Москвы назначено совещание с участием представителей Москомархитектуры, Мосгорнаследия и депутатов Дорогомиловского района. Обсуждать будут согласования Мосгорнаследия по проектам межевания и изменений в ПЗЗ, открывающим дорогу масштабной стройке.

Этому предшествовало официальное решение Совета депутатов муниципального района Дорогомилово (от 19 февраля 2019 года), в котором они призывают мэра Сергея Собянина приостановить действие «каких-либо градостроительных решений» по территории Трехгорного завода, а Мосгорнаследие – организовать экспертную работы по выявлению историко-культурной ценности всех его сооружений, не имеющих или лишенных охранного статуса. Также депутаты просят Департамент оценить корректность и обоснованность акта историко-культурной экспертизы 2014 года, благодаря которой значительные части исторических зданий Трехгорного пивзавода оказались признаны не имеющими ценности (т.е. подлежащими сносу при новом строительстве). Дорогомиловский депутат Наталья Алехина пояснила «Хранителям Наследия», что вышеуказанные проекты и обнародованные планы застройщика означают глобальную реконструкцию комплекса пивоваренного завода и грозят утратой его ценных исторических зданий.  

Ожидаемое множество: жилье, Роснефть и пивоварня

Вкратце напомним. 19 августа 2018 года газета «Ведомости» поставила всех в известность

«Градостроительно-земельная комиссия (ГЗК) Москвы решила, что появится на одном из самых интересных для девелопмента участков – 14 га территории карандашной фабрики «Сакко и Ванцетти» и пивзавода «Бадаевский» между Кутузовским проспектом и набережной Тараса Шевченко. «Капитал груп» и «Абсолют» построят там жилье, будет и штаб-квартира «Роснефти». Всего планом предусмотрено около 500 000 кв. м недвижимости». 

Еще: «Автор концепции – одно из самых известных в мире архитектурных бюро, швейцарская Herzog & de Meuron (галерея Tate и стадион Chelsea в Лондоне, Пекинский национальный стадион и т. д.)».

Ну и конечно же: «Архитектуры мирового уровня, такой как от Herzog & de Meuron, в Москве немного, новый объект сформирует облик наб. Тараса Шевченко и станет его доминантой наравне с гостиницей «Украина».

Как известно, ГЗК – абсолютно закрытый орган принятия решений, которые важны для всего города. Никто толком не знает, как туда проекты попадают, кто их обсуждает, все решения даются уже постфактум и в принципе, как показывает практика, изменениям и обсуждениям не подлежат. Когда о них становится известно широкой общественности, выясняется, что все уже утверждено и согласовано и отыграть назад практически невозможно. У публичного Архсовета – полномочия чисто декоративные: с уже принятым на Тверской, 13 решением можно и не согласиться, но изменить возможно разве что детали архитектурного решения…

Есть подробные картинки и характеристики проекта: лес из свай, среди которых затерялись исторические корпуса. Над ними возвышаются жилые просторы – кварталы. 

Воображение такая картина безусловно будоражит: то ли скворечники, то ли «Слоны» – как у Сальвадора Дали. Кто-то называет картину «футуристической», кто-то - «постапокалиптической». Мы предлагаем свой вариант: пейзаж антиутопии, того, что противостоит равновесию, комфорту и норме, но мимикрирует под всеобщее благо. Это благо старательно подчеркивают в последних публикациях, упаковывая весь проект в понятие парка, причем маленького: он будет на земле, а на небе – квартиры… Кому не нравится – вверх могут не смотреть. Из заштампованной благоустроительной лексики вырастает просто город-сад для медитаций:

«Открытый общественный парк площадью 4 га появится на территории Бадаевского (Трехгорного) пивоваренного завода в рамках проекта редевелопмента, который реализует Capital Group. Новое общественное пространство предусматривает создание прогулочной территории около отреставрированных и восстановленных корпусов завода, а также мест для отдыха и спорта. В парке Capital Group планирует обустроить пешеходные и беговые дорожки, площадки для детей и пространства для активного отдыха», — цитирует агентство «Москва» пресс-службу Capital Group.

бадаевскии8.jpg 

бадаевскии9.jpg

бадаевскии10.jpg

дали.jpg

Творческие муки финансового бремени

Безусловно, авторы проекта и заказчики прекрасно знали, что имеют дело с историческим индустриальным ансамблем, значимым для истории Москвы и российской промышленности, для жителей района и проч., и проч…

Читая подробный рассказ тех, кто приложил к идее руку – просто даже жалко становится людей – как они страдали и старались всем угодить: и прибыль девелопера учесть и общественности потрафить, как хотели совместить несовместимое, впихнуть то, что не впихивалось, лезли на елку стараясь не оцарапаться – ассоциативный ряд можно продолжить.

Мимикрия никого не щадит: люди и сами начинают верить в то, что говорят. При этом, видимо, считают, что другие – автоматически подпадают под этот гипноз и могут только восхищенно кивать.

Но даже на уровне обычной логики публичные высказывания причастных терпят крах. Совершенно очевидно, что в приоритете у них – новая стройка. А дальше – хоть трава не расти. Хотя – нет, она будет, и вместе с деревьями.

Вот несколько цитат

Дмитрий Глущенко, главный инженер проекта:

«Точечная интеграция застройки не работает, потому что она разрушает цельное восприятие комплекса с набережной». «Все они (предлагавшиеся ранее проекты – Ред.) были в конечном итоге отметены, потому что не выполняли самую главную задачу – сохранить восприятие завода с набережной Москвы-реки».

Два вопроса. Первый: по логике такой выходит, что нынешний проект вида никакого не разрушает? Дмитрий Глущенко искренне полагает, что все осталось как было? Второй вопрос: какой-такой «комплекс» имеется ввиду? Пронзенные сваями три несчастных остатка пивзавода, обсаженные еще и деревьями? Это в случае, если здания переживут задуманную реставрацию.

Дмитрий Глущенко, главный инженер проекта, развивает мысль:

«Я понимаю, почему общественность так остро реагирует на проект. Потому что такого в Москве никто не делал. У нас примеров домов на ножках – всего два: на Беговой и на Проспекте Мира. Таких опор нет нигде».

Непонятых современниками Галилео Галилеев в Москве – каждый второй застройщик. Не везет прогрессистам с темным населением традиционного толка. Вообще в Москве много еще чего не делали. Так ведь никто же не против экспериментов, делайте – до Луны еще далеко, только делайте на другой площадке, где нет исторического наследия, которое встало на пути прогресса на высоких опорах. Почему именно на Кутузовском, 12, если здесь все так сложно и все мешает?

Дмитрий Глущенко, главный инженер проекта, делится сокровенным:

«Сейчас идет разработка проектной документации, проекта реставрации. Не забывайте, что на участке – два объекта культурного наследия, которые проходят полномасштабную реставрацию и очень бережное приспособление». «Потому что здесь не та площадка, на которой можно строить с листа или в параллели. Требования к качеству очень высоки».

В параллели не вышло – пошли по вертикали… Но это уже демагогия, конечно. А вот то, что касается памятников архитектуры – здесь давайте поподробнее.

бадаевскии6.jpg

бадаевскии13.jpg

бадаевскии2.jpg

бадаевскии14.png

бадаевскии15.jpg

бадаевскии16.png

Фото: Сохраняющаяся историческая застройка Бадаевского завода

Как наследию «делают ноги»

Вообще-то ансамбль на данный момент состоит не из двух объектов культурного наследия, а из трех (Главный корус, Солодовня, ворота) – это если считать формально. А если по факту – то пока еще исторических зданий там гораздо больше. Но – видимо – кажется, что цифра два меньше ранит чувства москвичей, а там уже некоторые поверят и в то, что на фото, подобных этому, приспособление и реставрация. Причем бережные…

бадаевскии5.jpg 

На сайте Мосгорнаследия в феврале была выложена для общественного обсуждения экспертиза:

«Акт ГИКЭ проектной документации на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия регионального значения "Трехгорный пивоваренный завод, конец XIX - начало XX вв., архитекторы А.Е.Вебер, Р.И.Клейн, А.П.Евланов - Солодовенный корпус: - солодовни, овины, 1875-1876 гг., 1895-1898 гг., архитектор А.Е.Вебер, 1904-1907 гг., архитектор Р.И.Клейн; - водонапорная башня, 1904 г., архитектор Р.И.Клейн; - элеватор между 1909-1912 гг., архитектор Р.И.Клейн": г. Москва, Кутузовский проспект, д. 12, стр. 3». 

То есть экспертиза касается только части памятника-ансамбля – а именно Солодовни (стр. 3). А также, по какой-то причине, экспертируется только малая часть проектной документации – это историческая записка и противоаварийные мероприятия. Авторы этого Акта ГИКЭ хорошо известны градозащитникам по последовательной позиции поддержки всех прогрессивных проектов крупных застройщиков: Елена Воронцова, Светлана Шаповалова, Елена Скрынникова. Отрывок из материала экспертизы:

Снимок экрана 2019-03-04 в 11.24.11.jpg 

Можно принимать ставки: выживут – не выживут памятники, которые и так, судя по материалам в прессе, «на ладан дышат». И что от них останется… Никаких графических материалов, разделов мер обеспечения объектов культурного, в том числе археологического наследия, обоснованных инструментальных и лабораторных инженерных исследований, никаких графических материалов не прилагается к тексту экспертизы. Из трех экспертов только Светлана Шаповалова является инженером-строителем. При этом эксперты ожидаемо соглашаются с тем, что предлагаемых мер – вполне достаточно для сохранности построек Солодовни.

Общественные активисты во главе с муниципальным депутатом Михаилом Меньшиковым, который выступает против проекта, так комментируют текст экспертизы:

"...предполагаемые работы якобы “по сохранению ОКН” на самом деле предназначены для обеспечения возможности сноса части корпуса и нового строительства в непосредственной близости от ОКН и в его охранной зоне. Собственно, это явно указано в акте ГИКЭ:
“устройство временного раскрепления кирпичных стен … что позволяет обеспечить устойчивость несущих стен ДО ОКОНЧАНИЯ СТРОИТЕЛЬНЫХ РАБОТ”, “демонтаж существующих конструкций внутри здания” (возможно, входящих в предмет охраны!), “устройство буро-инъекционных свай … эти же сваи будут являться основными несущими элементами при разработке котлована внутри здания в этой зоне”. Таким образом, демонтаж конструкций и укрепление фундаментов сваями предназначены, в первую очередь, для возможности копки котлована внутри здания (сваи служат ограждением котлована) - для размещения подземного паркинга будущего ЖК, а отнюдь не для сохранения ОКН..."

Ну и «вишенка на торте»: экспертиза сделана на Солодовню как региональный объект – 21 ноября 2018. Хотя Приказ о включении в реестр вышел только 30 ноября 2018 года. То есть эксперты не были даже в курсе актуального статуса здания, с которым работали.

 «Застолбить площадку»

Чего можно ожидать при таком подходе? Определенно можно сказать одно: сохранение ансамбля и его ревитализация - это не цель грядущего строительства. Его цель – застолбить площадку, что произойдет в буквальном смысле. Об этих намерениях свидетельствует последовательное сокращение ансамбля – памятников и охранных зон – на бумаге и на деле. Справедливости ради надо сказать, что началось все еще до «Капитал Груп».

Как сообщают «Ведомости», застройку Бадаевского пивзавода и фабрики «Сакко и Ванцетти» анонсировали в 2004 г., когда ими владели ПИК и Абсолют-банк Александра Светакова. На 14 га они собирались строить жилой комплекс «Парк сити» площадью 582 000 кв. м, но успели только снести несколько зданий. ПИК вышла из проекта, владельцем остался Светаков. В 2012 г. ГЗК отменила стройку: высокая плотность зданий, к участку только один подъезд, объяснял представитель Москомстройинвеста. «Капитал Груп» выкупила часть, что как раз бывший Бадаевский, у Александра Светакова. Но в любом случае на территории три «игрока»: «Капитал Груп», «Абсолют» и «Роснефть» (владеет карандашной фабрикой)…

В 1991 году Завод был включен в Списки вновь выявленных в составе – 11 объектов. В 1995 – 4 объекта уже выведены из-за «недостаточной значимости и сохранности», вскоре одобрили их снос по запросу завода. На протяжении последующих 10 лет никаких реставраций не было, уточнялись формулировки и наименования, в реестр ансамбль так и не перекочевал. А в 2005 году, опять по заводской инициативе, было из списка выявленных выведено строение 2 (Машинное отделение и котельная); у стр. 1 и 3 – «ужался» предмет охраны. (Соответствующие выписки из протоколов – здесь). В 2006-2007 годах – «ужали» зоны охраны – именно со стороны набережной, где теперь планируется строительство. В 2014 году Ансамбль был «согласован» в постановке на госохрану как региональный памятник по экспертизе Е.Е. Соловьевой, которую упоминают в своем решении дорогомиловские депутаты. Именно в ней, кстати, была опробована остроумная новация – признавать здание памятником частично, отсекая «неценные» (читай – мешающие будущему строительству) части.

Состав памятника таков:

Трехгорный пивоваренный завод кон. XIX - нач. XX вв., арх.

А.Е.Вебер, Р.И.Клейн, А.П.Евланов. Ансамбль.

- Главный корпус:

- старая бродильня (впоследствии бутылочная мойка) с жилой пристройкой, ледники, 1875-1883 гг., 1884-1889 гг., 1890-1900 гг., арх. А.Е. Вебер, 1912 г., арх. А.П. Евланов;

- бродильные (лагерные) подвалы, погреба, ледники, 1875-1883 гг., 1884-1889 гг., 1890-1900 гг., арх. А.Е. Вебер, 1906 г., арх. Р.И. Клейн;

- помещения для розлива пива, 1903 г., 1910 г., арх. Р.И. Клейн, 1912 г., арх. А.П. Евланов; - пристройка «для отправки пива», 1910 г., арх. Р.И. Клейн»,

- Солодовенный корпус и старый элеватор:

- солодовни и овины, 1875-1876 гг., 1895-1898 гг., арх. А.Е. Вебер;

- водонапорная башня, овины, солодовни, 1904-1907 гг., арх. Р.И. Клейн;

- старый элеватор, между 1909-1912 гг., арх. Р.И. Клейн;

- Старые контрольные ворота, 1910 г., арх. А.П. Евланов,

по адресу: Кутузовский проспект, д. 12, стр. 1 (часть), 3 (часть), ограда.

Здесь уже речь идет «о частях» строений. И именно так – частями целого памятник и стал памятником – но только 30 ноября 2018 года, когда вышел соответствующий приказ Мосгорнаследия.

Он же, кстати, отменяет и согласие с границами территории памятника, обозначенными в акте ГИКЭ 2014 года (они к опубликованному  в свободном доступе не приложены, хоть и заявлены). Опубликованные в Приказе границы территории – проходят по «подошве» памятников. А поскольку значительные части зданий по диспозиции эксперта Елены Соловьевой в состав памятника не включены – фактически границы проходят по самим зданиям. Вот такое ноу-хау. То есть исторические строения разбиваются на составные части. Отсюда и возможность строить вплотную к якобы сохраняемому объекту культурного наследия. И вбивать сваи.

уменьш-бадаевскии скорректированные зо 2014.jpg

приказ емельянова.jpg

Снимок экрана 2019-03-04 в 11.18.25.jpg

На последнем фото из Приказа 2018 года: красным выделены границы ОКН Солодовня

Формальности соблюдены. Реальность – на грани сюра.

«При разработке проекта необходимо было достичь, казалось бы, взаимоисключающих целей — восстановить исторические здания, с одной стороны, и привнести качественно новые архитектурные решения для жизни и работы, с другой», — рассказал Пьер де Мерон, сооснователь швейцарского бюро Herzog & de Meuron. 

Вот – «черным по белому», авторы и не скрывают, что цели - взаимоисключающие. Согласно законам разных наук – возможно ли совместить то, что исключает друг друга? Или расчет на то, что за деревьями леса не будет видно?

Но вот если учесть, что площадь реставрации – приблизительно 1 га, а новое строительство развернется на 5 га, то лесом, которого не видно, будут остатки исторической застройки…. А металлические остовы «деревьев» не заметить будет невозможно, причем издалека. Вот такой парк и построят. Господа, кого и зачем вы обманываете?

бадаевскии1.jpg 

бадаевскии11.jpg

Фото: на верхнем - актуальный вид завода со стороны реки, на нижнем - вид на реку из будущих квартир

У реки – два берега

Вообще перспектива выглядит довольно опасной. Может быть утрачен канонический вид не только на набережную Тараса Шевченко. Вскоре может измениться и облик противоположного берега – в районе Трехгорной мануфактуры. И все – под тем же «флагом» сочетания старого и нового, поиска новых доминант и акцентов…

Вот как прокомментировала нам ситуацию руководитель архитектурного бюро “Рождественка” Наринэ Тютчева

«Проект производит впечатление дома на ножках, который «оседлал» остатки Бадаевского завода. Исторические здания напоминают «мусор под ногами». Ощущение, что сейчас строят сваи, чтобы потом все, что внизу - снести и аккуратно опустить эти здания на землю. И мы получим рядовую модернистскую застройку на месте прекрасной кирпичной архитектуры. И следующее поколение наверняка так и сделает.

На мой взгляд, этот проект невозможно даже обсуждать с точки зрения качества архитектуры, это не имеет отношения к архитектурным решениям. Это, прежде всего этика, политика отношения к городу. Здесь продемонстрирован вполне концептуальный подход, посыл. То есть если можно так, то значит, можно все и везде. Можно «на ногах» построить что-нибудь на Ордынке, на Пятницкой, в Кадашевской слободе – там же замечательный вид на Кремль, почему нет? Это ж круто!

Напротив, с другой стороны набережной, находится Трехгорка. Как известно, группа «Ташир» запланировала строительство двух высоток рядом с исторической ТЭЦ, в специально «вырезанных» для этой цели в охранной зоне двух пятнах. То есть на набережной возникают два объекта, которые заслоняют мануфактуру и уничтожают ансамбль. Белая прекрасная, как лебедь, электростанция сейчас является доминантой на фоне лапидарной кирпичной архитектуры Трехгорки. В случае строительства – она становится третьим объектом композиции, один из которых – выше ТЭЦ в полтора раза.

ташир.jpg

Фото: Материалы проекта группы "Ташир"

Со стороны Бадаевского завода ситуация будет не лучше. Там сейчас абсолютной доминантой является гостиница «Украина». В случае реализации задуманного проекта этот живописный ландшафт с эффектным силуэтом, который имеет свой замысел и ритм, утрачивает доминанту. Гостиница становится рядовым объектом, пропадает композиционная иерархия, так как новые здания практически такой же высоты, что и «Украина». А как только уровень выравнивается, то и качество, и уникальность – девальвируются. И следующим шагом можно предположить, что понадобится вставить еще одну новую доминанту и получим что-нибудь еще выше и еще эффектней…

А главное, я не очень понимаю мотивацию застройщика. Проект преподносится как нечто уникальное. Если инвестор хочет создать что-то уникальное, то почему он не видит то уникальное, чем уже владеет, почему он эту уникальность разрушает? Реставрация в итоге оказывается гораздо выгоднее нового строительства. И здесь - можно было бы привести в порядок прекрасное уникальное место. Дополнить его. Оживить, ревалоризировать и ревитализировать. Сделать все быстро и эффективно. Заработать и построить еще что-нибудь уникальное на другой площадке, где это можно было бы себе позволить. Но почему такую стройку нужно разворачивать здесь, через такую конфликтность с пространством, с местными жителями, со всей территорией – это мне совершенно непонятно.

Я считаю, что в данном случае нужно говорить также о системе принятия градостроительных решений в Москве. О том, как абсолютно кулуарно выносятся такие проекты на ГЗК, а к тому моменту, когда проекты попадают на Архсовет – все уже решено. Архсовет может поменять только цвет фасадов, условно говоря…»

Общественное противодействие

Как обычно, идет сбор подписей под петицией против проекта «Капитал Груп».

Активисты ходят по домам Дорогомиловского района с подписными листами. Затем их сдадут в мэрию, ГЗК, Мосгорнаследие, ну, и далее – везде… Планируют митинг, который префектура никак не согласует. И все это – чтобы доказать: нельзя объять необъятное и впихнуть его в ограниченный клочок земли, недопустимо уничтожать сохранные исторические ансамбли. Сколько людей сейчас заняты этим? Тратят силы, время, здоровье, чтобы доказать очевидное.

Видимо, в воздухе хмельные пары витают. А теперь – на Бадаевском заводе стремятся материализоваться.

Фото: Проектное бюро АПЕКС, Архи-ру, Herzog & de Meuron


Warning: file_get_contents(http://cackle.me/api/2.0/comment/list.json?id=&accountApiKey=&siteApiKey=&modified=&page=0&size=100) [function.file-get-contents]: failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 403 Forbidden in /home/m/manolis/public_html/bitrix/modules/cackle.comments/classes/general/cackle_sync.php on line 61

На главную