Что происходит на Соловках? | Хранители наследия

Что происходит на Соловках?

18.12.2014
Что происходит на Соловках?

Марина Кулешова,

зав. отделом культурных ландшафтов и традиционного природопользования Института культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева, член Секции ландшафтно-архитектурных комплексов и историко-культурных заповедников Научно-методического Совета Министерства культуры РФ

Последние несколько лет органы власти проявляли повышенный интерес к Соловецкому архипелагу. Его посещали первые лица государства, от которых исходили соответствующие поручения, направленные на безусловное сохранение национальной святыни России.

В несколько неожиданной, обратной логической, последовательности велась разработка соответствующей документации: на уровне Архангельской области в 2011 г. был утвержден Генеральный план поселка Соловецкий, затем в 2013 г. была принята областная «Стратегия развития Соловецкого архипелага как уникального объекта духовного, историко-культурного и природного наследия», и только потом в 2014 г. разработаны и утверждены Министерством культуры РФ зоны охраны объектов культурного наследия – центрального ансамбля монастыря и скитов, по заданию Министерства культуры РФ разработана и проходит процедуру утверждения «Концепция сохранения культурного наследия Соловецкого архипелага». Казалось бы, разработаны многие необходимые документы, чтобы обеспечить правовую защиту уникального комплекса.

P1040778 - копия.JPG

Но, к сожалению, приходится признать, что все концептуально-стратегические и правовые документы, принимаемые после утверждения Генплана поселка, разрабатывались и принимались в идеологии этого Генплана. Фактически сегодня они стали для него обосновывающими материалами. Их текстовое сопровождение, изобилующее словами о высокой значимости наследия и миссии Соловков, составляющее сотни страниц текстов и графики, на разработку которых были затрачены немалые бюджетные средства и время, в совокупности своей не только не ограничивают, но и создают условия для агрессивного вторжения в историческую канву архипелага новых объектов капитального строительства. Понятно, что на высоком уровне можно утвердить любое количество документов с заманчивыми наименованиями, но главное заключается в их содержательной направленности и компетентности. Генеральный план поселка предусматривает масштабное капитальное строительство, освоение новых площадей под жилую застройку на месте лесных, сельскохозяйственных угодий и поселковых пустошей, интенсивное развитие транспортной инфраструктуры, сферы «гостеприимства» и пр., что принципиальным образом изменяет образ Соловков, ландшафтное восприятие ключевого элемента наследия архипелага.

Знакомство с Соловками начинается именно с посёлка и с главного архитектурного ансамбля монастыря. Поселенческая ткань поселка неслучайным образом включает в себя значительную долю очеловеченной природы – криволесий и лесных участков, приморских лугов и огородов, мелких водотоков и сырых западин, каменистых пустошей и озерных побережий. Плотность и высотность застройки до недавнего времени не препятствовала визуальным контактам с главной архитектурной доминантой и просматриваемости ландшафта – это его главное свойство, условие аутентичности объекта, который признан мировой ценностью. Ближнее ландшафтное обрамление монастырского ансамбля - не несколько десятков метров, а несколько километров.

P1040710 - копия.JPG   

Мы не утверждаем здесь, что всякое новое строительство надо исключить. Напротив, в границах поселка достаточно изуродованных в предшествующие десятилетия земель, требующих рекультивации, его жилая часть нуждается в реконструкции, его социально-культурная, бытовая и инженерная инфраструктуры требуют существенного обновления. Однако это вовсе не означает, что надо активно увеличивать жилищный фонд за счет застройки лесных земель и сельских угодий, обеспечивая тем самым адекватный механический прирост населения, воплощать диссонирующие в данном историческом ландшафте архитектурные проекты, увеличивать количество различных увеселительных заведений, гостиничных комплексов, транспортных предприятий и пр. В частности, в 2014 г. началось строительство несоразмерного месту и ситуации нового здания Соловецкого музея-заповедника, против чего возражал целый ряд профессионалов-архитекторов, искусствоведов, специалистов по охране наследия. Однако движение финансовых потоков и корпоративный оборонительный инстинкт управленческих институций пока воспрепятствовали отмене угрожающих наследию решений. Государственный гарант охраны наследия – музей-заповедник – становится разрушителем наследия из-за недальновидной политики министерского руководства. За последние 20 лет нашего знакомства с архипелагом в поселке строились гостиничные комплексы, представительство губернатора, новая школа и индивидуальные жилые дома – ни одна из этих построек не является сегодня украшением территории, ни одна не вписывается в нейтральную застройку. Все они являют собой пример агрессивного архитектурного вторжения в исторический ландшафт. Кроме того, был уничтожен объект культурного наследия - исторический монастырский причал, его великолепная валунная кладка была заменена на крупногабаритную, гладкую, под евростандарт, плиточную поверхность нового причала.  

Обсуждается корректировка генплана поселка, но уже однажды принятая парадигма градостроительного развития – не замечать наличие главной доминанты - объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО на Соловках – продолжает превалировать. Это значит, что к поселку применяются обычные стандарты функционального и градостроительного зонирования, а тот очевидный факт, что всё его развитие стало возможным только благодаря наличию здесь уникального историко-культурного комплекса и возрождению монастыря с их специальными пространственными функциями – остаётся за рамками градостроительных документов. Поясним, что в соответствии с Градостроительным кодексом Генплан пос. Соловецкий предусматривает общеизвестные функциональные (в Градостроительном кодексе они отнесены к территориальным) зоны: общественно-деловые, жилые, производственного использования, инженерной и транспортной инфраструктуры, сельскохозяйственного использования, рекреационного использования, специального назначения. Однако, Градостроительный кодекс (ст.36) предусматривает возможность выделения и иных территориальных зон, коими в данном случае могут быть, если выявлена их функциональная доминанта, зоны мемориальные, сакральные, музейно-заповедные, монастырского природопользования, охраны пейзажа и пр. Ни действующий генплан, ни его корректировка не включают ничего подобного. Напротив, предполагается увеличение площадей тех зон, градостроительное развитие которых означает угрожающие наследию ландшафтные преобразования (общественно-деловая, жилая, производственная, транспортная). 

P1040686 - копия.JPG

Возникает вопрос: как же допускается этот прессинг на территорию при её особом статусе, ведь такая интенсивность процессов урбанизации ставит под угрозу уникальный для России и мира природно-культурный комплекс? Степень урбанизации измеряется определёнными показателями, в частности соотношениями площадей между различными функциональными/территориальными зонами. По многим российским городским агломерациям сегодня широко распространён способ ретуширования этого процесса: граница муниципального образования изменяется за счет включения в неё новых лесных или сельскохозяйственных земель - тем самым улучшаются процентные соотношения зелёных и преобразованных площадей. Именно этот метод экологической «оптимизации» применён и в пос. Соловецкий: проект схемы границ поселения показывает увеличение его площади почти в два раза за счет включения в границы земель лесного фонда. Напомним, что Соловецкие леса имеют научно-историческое значение и относятся к категории ценных лесов в составе лесов защитного целевого назначения. Мы обращаем здесь такое внимание на ещё обсуждаемый проект потому, что негативные результаты преобразующей ландшафт деятельности всегда будут подвергаться сокрытию, и для этого будут находиться различные формы. Настораживает здесь не столько естественная активность разнообразных хозяйствующих субъектов и инвесторов, сколько тенденции «приспособить» документы по охране наследия к градостроительной документации, что открывает «зеленый свет» новому капитальному строительству, принципиально искажающему историческое пространство архипелага.

Очередной «функциональный передел» земель (который будет системно повторяться с определённой периодичностью) стал возможен благодаря некачественной проработке утверждённых Министерством культуры РФ в 2014 г. зон охраны объектов культурного наследия, в том числе центрального ансамбля монастыря в границах поселка, которые не обеспечивают эффективную защиту ни культурного, ни природного ландшафта. Зоны охраны объекта наследия в соответствии с действующим законодательством включают в себя: охранную зону, зону регулирования застройки и хозяйственной деятельности, зону охраняемого природного ландшафта. Применительно к пос. Соловецкий охранная зона, которая призвана обеспечить «историческое ландшафтное окружение», целостность историко-градостроительной и природной среды, недостаточно учитывает ближайшие визуальные контакты с монастырским ансамблем и игнорирует целостность примыкающего мемориального квартала, связанного с историей ГУЛАГа. Зона регулирования «наступила» на природные окрестности, поселковые пустоши и огороды, а её режимные «ограничения» позволили значимо для ландшафта увеличить высотность и плотность застройки. В зоне охраняемого природного ландшафта допускается капитальное строительство масштабных инфраструктурных объектов и не указаны ограничения на строительство. О неадекватности этого зонирования нами в 2013 г. было направлено обращение – в Министерство культуры РФ, Администрацию Архангельской области, Общественную Палату РФ и Научно-методический совет Министерства. К сожалению, других инструментов, кроме как режимные ограничения зон охраны объектов культурного наследия, действующие правовые регулятивы по Соловкам не содержат. Если бы пос. Соловецкий в установленном законом порядке был отнесен к историческим поселениям, или если бы Соловецкие острова получили статус достопримечательного места, инструменты контроля принципиально бы изменились благодаря действующим нормам закона, но управленческие инстанции не торопятся принимать подобные решения. На наших глазах происходит девальвация основных ландшафтных и культурных ценностей архипелага.

Наряду с обширной документацией по упорядочению сохранения и использования культурного наследия и градостроительного комплекса Соловков, по заданию Минприроды РФ был разработан проект создания федерального заказника – для охраны природного наследия на островах и в акватории архипелага. Процедура согласования этого проекта ещё продолжается, в частности согласования интересов охраны природы, природопользования, интересов восстановления скитской жизни братии и исторической реставрации усадеб скитов.

P1040767 - копия.JPG

Постепенно усиливаются роль и значение возрождённого монастыря в формировании культурного ландшафта архипелага. Восстановлены архитектурные доминанты Голгофо-Распятского скита на Анзере, продолжается восстановление его жилищно-хозяйственного комплекса и исторических дорог, возрождается семантическое наполнение острова Анзер – поклонные кресты и часовни опять маркируют его культурное пространство. Монастырь «вернул» себе усадьбы Секиро-Вознесенского и Савватиевского скитов – там идут реставрационные работы, восстановлены храмы и восстанавливается хозяйственная жизнь. Здесь не всё однозначно позитивно с точки зрения охраны наследия, есть проблемы недопонимания ценности аутентичности исторических конструкций, желание широко использовать современные материалы и технологии, пренебрежение археологическим мониторингом, слабая осведомленность об особенностях регулирования водного режима озерно-канальных систем или значении мелиоративных систем. Тем не менее братия монастыря – единственное живое связующее звено и правопреемник монастырской культуры прошлых веков, именно этот факт делает возможным сопоставлять современные Соловки с Афоном. Напомним, что гора Афон состоит в Списке Всемирного наследия как природно-культурный объект, занимает 350 км кв. (Соловецкий архипелаг – 295 км кв. без акватории), включает 20 монастырей и 12 скитов (на Соловках – 9 скитов и пустыней), представляет исключительную ценность по 6 критериям (для Соловков выделен только один критерий).

В 2013 г. Соловки посетила миссия реактивного мониторинга ЮНЕСКО, в результате было составлено пространное заключение, подтверждающее исключительную мировую ценность всего Соловецкого архипелага, а не только его отдельных ансамблей и памятников. Было подчеркнуто, что «основополагающим принципом всех управленческих решений должно быть осознание Соловецких островов культурным ландшафтом», было предложено принять срочные меры по усилению охраны объекта и поддержанию его целостности и аутентичности, характеризующихся высокой уязвимостью, было признано значение «живого наследия» с важнейшими духовно-культурными и природоохранными функциями территории. Особое беспокойство участники миссии выразили в связи с угрожающей гидрогеологической ситуацией из-за фильтрации воды из Святого озера. Миссия сформулировала целый ряд весьма ценных замечаний по приведению градостроительной деятельности и градостроительной документации в соответствие с задачами охраны и использования уникального историко-культурного комплекса, по обеспечению полноценной правовой защиты Соловков, хотя нашла состояние охраны объекта в целом в удовлетворительном состоянии. Миссия однозначно указала на нежелательность строительства нового здания музея в непосредственной близости монастыря и расширения действующего аэропорта, выразила озабоченность в связи с другими прожектами и предупредила о необходимости согласовывать подобные действия с Центром Всемирного наследия (что упорно не выполняется). Было предложено установить строгий контроль и приостановить выдачу разрешений на строительство до проведения оценки воздействия каждого проекта на объект наследия. Миссия предложила разработать ещё ряд регламентирующих документов, однако, памятуя о способности российской бюрократии к созиданию формальных оболочек без требуемого содержания, мы бы не стали поддерживать эту позицию. Основные выводы отчета вошли в решение 38-й сессии ЮНЕСКО. Для нас он важен тем, что обозначил принципиальное значение культурного ландшафта и необходимость проведения его всесторонней оценки. 

Соловецкие ландшафты продолжают развиваться - по воле Божьей и произволу разнообразных субъектов деятельности. Плана управления объектом Всемирного наследия пока не разработано. Документ, регламентирующий права и обязанности всех заинтересованных в использовании островных ресурсов инстанций, не разработан. Утверждение нового проекта зон охраны не только не разрешило проблем, но поставило под угрозу ландшафтную целостность и аутентичность комплекса наследия. Генеральный план поселка нацелен на освоение всё новых земельных участков, что вызовет резкий механический прирост населения и дальнейшие ландшафтные преобразования. Происходит спекуляция на наследии, когда вместо четких и ясных программ работы по его сохранению и актуализации, вместо согласованных усилий по созданию необходимой правовой базы основные акценты смещены на потребление, разделение и поиск методов присвоения наследия как ресурса. Тем самым обесцениваются государственные гарантии его охраны. Соловецкий архипелаг – очень непростая территория для управления, но его проблемное поле вполне характеризует ситуацию с охраной наследия в нашей стране – для одних оно источник выкачивания бюджетных денег, для других – мозговая боль, от которой следует избавиться, для третьих – смысл жизни. Лидерам нашего общества пора бы определиться с системой ценностей и понять, что любовь к отечеству и гордость за него неразрывно связаны с наследием. И не надо путать аутентичные ценности с симулякрами для предоставления культурных услуг в этнопарках.

Комментарий Михаила Мильчика, руководителя авторского коллектива проекта зон охраны памятников на Соловецких островах:

- Санкт-Петербургская «Спецпроектреставрация» разрабатывала проект зон охраны для Соловков с 2002 года. Проект шел сложно. Сдали мы его в 2004-м, было обсуждение, звучало много замечаний. Мы их учли и представили корректировку проекта в 2008 году, опять прошли все круги проверок. Проект был утвержден.

В этой работе сталкиваются противоположно направленные интересы. Со стороны обители звучали опасения, что мы позволим застройщикам все. В Управлении по архитектуре Архангельской области, наоборот, говорили нам, что мы им просто связали руки, запрещаем новое строительство на территории поселка, как же теперь быть с туристами и т.п.

Важно, что мы делали проект зон охраны не на весь архипелаг, а только на объекты культурного наследия. Природные ландшафты мы не брали. Наш проект – в силу того задания Минкультуры, которое мы имели - не носит комплексного характера. Мы пытались добиться компромиссного варианта.

Мы подробно прописали для каждой зоны режим содержания, это несколько десятков страниц. А теперь представьте, на их основе выпускается приказ министра, где все эти подробности опущены. А руководствуются-то приказом.

Один из острых конфликтов состоит в том, что еще до разработки проекта зон охраны волевым решением было утверждено место для огромного комплекса музея. Новое здание – это 60 с лишним метров по фасаду в 220 метрах от монастыря в зоне прямой видимости. Здание невысокое – 12-13 метров, но массивное. Оно однозначно разрушает весь масштаб.

Кто выбирал место для музея, кто давал задание на его проектирование, с кем согласовывал – неизвестно. Мы узнали о работе, только когда эскизный проект музея уже был готов. Мы просчитали всю ситуацию и предложили музею рассредоточиться вокруг монастыря, приводя в порядок существующие здания. Есть Кожевенный завод, есть Агаровый завод – он с 90-х годов пустует, но это хорошее историческое здание XIX века, в 350 метрах от монастыря. Мы нашли для музея 8 таких объектов. Самый далекий – в 400 метрах от монастыря. То есть в пешей доступности.

Но – нет, такой выход музей не заинтересовал. И продолжилась работа по возведению огромного нового здания. При архангельском губернаторе есть специальный совет по Соловкам, я в него вхожу. Так вот, все члены совета были против такого строительства, но это никого не остановило. Я написал три письма министру Мединскому, выступал дважды на заседаниях в Минкультуры, в Госдуме. Никакого результата. 

Комментарий «Хранителей Наследия»:

Публикуя статью уважаемого эксперта, мы оставляем за другими заинтересованными лицами и организациями право высказать свою точку зрения на градостроительное развитие Соловецких островов и ситуацию с охраной их наследия.

Но, кажется, и без дискуссии ясна главная проблема: несоответствие национального охранного статуса (а стало быть, и инструментария) международному статусу Соловецких островов как объекта Всемирного наследия. В списки Всемирного наследия ЮНЕСКО включен Соловецкий архипелаг как единое культурно-природное целое, за которым мировым сообществом признана высокая универсальная ценность. В то же время на национальном уровне как объекты культурного наследия охраняются ансамбль Соловецкого монастыря, комплексы скитов и отдельные постройки, их географически разобщенные зоны охраны охватывают далеко не всю территорию архипелага. Соответственно, нет и единого управляющего объектом Всемирного наследия. Это противоречие теоретически может быть преодолено присвоением всему архипелагу статуса «достопримечательного места», оснащенного режимами использования земель и градостроительными регламентами. 

На главную