Гуманизм хуже вандализма

22.11.2016
Гуманизм хуже вандализма

Факт уничтожения памятника установлен судом. Почему организаторы отделываются штрафом?

Евгения Твардовская

Благое дело реставрации деревянных Торговых рядов в Солигаличе началось с конфликта, а продолжилось судебными разбирательствами. Что, впрочем, было вполне ожидаемо, судя по боевому напору техники. ООО «Реставрационная мастерская» уличена в нанесении урона соседнему «Участку культурного слоя правобережного посада ХIV-ХVIII вв.» - также объекту федерального значения, а еще - в работе без разрешения и без проекта. Инспекция по охране объектов культурного наследия Костромской области (Охранкультуры) выдала предписание о приостановке всех работ. Вот так памятник выглядит сейчас…

4.jpg

5.jpg

3.jpg

Полевая сводка

Установленный с помощью техники забор живее всех живых, окна Рядов – в большинстве своем стоят с выбитыми стеклами, на зиму остался раскрытым валунный фундамент, что сохранности его явно не способствует. На памятнике по договору с ОГБУ «Наследие» (которое подведомственно Охранкультуре) трудится ООО «Реставрационная мастерская». По словам его представителя в суде: ООО готовило площадку для демонтажа памятника и складирования его элементов. Все застыло на моменте то ли поимки нарушителей, то ли их бегства…

По совокупности заслуг «Реставрационной мастерской» присудили 150 тысяч рублей штрафа по двум статьям Административного кодекса:  ст. 7.13 ч. 1 (за нарушение режима использования объекта археологии и требований к его сохранению) и 7.14 (за работу без разрешений и  проекта противоаварийных работ). В обоих случаях почему-то назначен штраф «менее минимального». Гуманизм хуже вандализма, как говорит малоизвестная старинная русская пословица.

Постановления суда читаются легко даже для неподготовленного человека и создают полный эффект присутствия, а еще – эффект дежавю. На обоих заседаниях представитель ООО – Екименко С.В. мужественно просит наказать его лично как ответственное лицо, а не всю фирму, и заявляет, что считал работы подготовительными, и ведать не ведал, что нужны какие-то разрешения и проекты. Вот такие грамотные кадры трудятся в ООО «Реставрационные мастерские», с которыми сотрудничает Охранкультура. Но важнее, конечно же, ущерб, нанесенный работами. А вот он-то как раз не получил никакой оценки. Штрафы уплачены за формальные нарушения. Почему – вопрос открытый.

c7f6c160d1da87907e53c855d6b79492[1].jpg

Фото - сентябрь 2016 г.

Судебные баталии: археология

Вот что говорится в постановлении Чухломского районного суда от 24 октября 2016 года: «Действия ООО «Реставрационная мастерская» привели к ухудшению состояния указанного объекта археологического наследия, нарушили его целостность и сохранность, разрушили культурный слой памятника археологии на глубину до 1,5 метров на площади 900 кв. м..» Речь идет о расчистке территории и установке забора, в ходе которой «в грунте черно-серого цвета с мелкофракционными включениями краснокирпичного боя зафиксировано наличие 14 фрагментов сероглиняной и красноглиняной посуды, время бытования которой относится к XVII-XVIII веков».   

Увы, ущерб археологическому слою не оценен никак, а это явно не 100 тысяч рублей. Но методика такого расчета существует, как и соответствующие судебные прецеденты. Наши консультации с профессиональными археологами обогатили наши (а теперь и ваши) познания следующими фактами. Расчет  производится от стоимости работ по изучению такого же объема при археологических исследованиях, согласно Сборнику цен на проектно-реставрационные исследования 1991 года (с применением, естественно, коэффициентов, вводившихся за истекшие годы Минкультуры). В случае Солигалича это будет сумма ориентировочно около 5 млн рублей (подробная калькуляция есть в распоряжении редакции) - без учета подготовки исторической справки, фоторабот, чертежных работ, написания отчета. И вот теперь можно сопоставить 5 млн и 100 тысяч рублей. Комментарии, как говорится, излишни.

О возможно утраченной научно-исследовательской и историко-культурной ценности мы уже вряд ли что-то узнаем. Зато доподлинно известно, что при срезе грунта был оголен валунный фундамент, а это способствует его ускоренному разрушению. На фотографиях также видно, что продолжается активное разрушение стены: кирпичи и бут вывалились и лежат уже поверх песка, насыпанного в ходе обустройства площадки: возможно, этот участок задели техникой, когда разравнивали территорию на памятнике археологии.

IMG_5151.jpg

Фото - сентябрь 2016 г.

Здесь от констатации качества проведенных работ пора перейти к ущербу памятнику архитектуры – деревянным торговым рядам. Но, к слову, добавим, что с выбором подрядчиков по части археологии у ОГБУ «Наследие» (а соответственно, и Охранкультуры Костромской области) проблемы не впервые. Не далее как в августе этого года был суд по аналогичным нарушениям по выявленному объекту археологического наследия «Участок культурного слоя, ХVII-ХIХ вв.», при реставрации ограды «Больничного комплекса, 2 пол. ХIХ в.».. Там присужден штраф – 20 тыс. рублей. Такими темпами «культурных слоев не напасешься». Хочется призвать ОГБУ быть разборчивее в выборе. 

IMG_5107.jpg

IMG_5116.JPG

Фото - сентярь 2016 г.

Судебные баталии: кто входил в Торговые ряды?

Заседание 24 октября было по вопросу обустройства площадки, установке забора и частичной разборке интерьера рядов – без разрешения государственного органа охраны. Обратим внимание, что опять-таки речь – о формальном нарушении стоимостью в результате 50 тысяч рублей, а вот суть его – ущерб интерьерам не оценивается ни морально, ни материально, хоть судья и признает сам факт интерьерных работ. Если смотреть поверхностно, то вроде как и говорить не о чем: в деле фигурируют демонтированные куски ДСП, линолеума, филенчатые дверные полотна и проч.  Ответчик заявил, что это вообще сделали третьи лица, а ООО «Реставрационные мастерские» только вынесли все на галерею, чтобы освободить проходы (непонятно зачем, если они не собирались идти внутрь памятника).

Но где гарантия, что и раньше не было выброшено что-то еще более ценное, как третьи лица (если это были они) попали на объект и опять-таки, выходит, работали там без ведома Охранкультуры? И наконец, дело не ограничивается только интерьером. Есть вопросы и по фасадам. А самое главное – по предмету охраны памятника. И вот тут начинается самое интересное.

«При проведении первой экспертизы на проектную документацию по рядам (от 28.02.16) был представлен предложенный проектировщиками Предмет охраны объекта, - рассказала нам Александра Антипова, архитектор-реставратор (Москва). - Предмет охраны был на удивление невелик и, по сути,  сводился к основным параметрам: высота, ширина, длина и место, где все это находится. В Предмете охраны отсутствует важнейший пункт – материал. Материал конструкций, оконных рам, дверных полотен, кровли. Про отделку и колористические решения также не сказано ни слова. Подлинность памятника, заключающаяся не только в его образе, но и в простых материальных и физических объектах – никак не отразилась в данном Предмете охраны. И после отклонения первой экспертизы появилась вторая, в которой пункт по определению предмета охраны просто отсутствовал. Видимо как необязательный. То есть «подготовительные работы», идущие с нарушением действующего законодательства, нанесли памятнику ущерб, который невозможно оценить. Ведь мы не знаем, что было в его интерьерах, что уже успели вынести, к какому периоду относятся филенчатые двери и представляют ли они ценность? По крайней мере, налицо отсутствие одной из решеток дворового фасада, выбитые стекла и утилизация непонятного «мусора», взятого из интерьеров объекта».

DSC_6219.JPG

IMG_5150.JPG

Оконный проем Рядов с решеткой (возможно, XIX века) зимой 2016 г. и после начала работ - осенью 2016 г.

DSC_6214.JPG

IMG_5115.JPG

Галерея  зимой 2016 г. и после начала работ - осенью 2016 г.

Грустные рекорды

В свете вышесказанного, судебные успехи Охранкультуры Костромской области внушают серьезные опасения за судьбу памятника, точнее, двух – и Рядов, и культурного слоя. Если уж «Реставрационные мастерские» с таких нарушений начали, то чего же ждать дальше? Продолжит ли с ними сотрудничество заказчик и куратор проекта – костромское ОГБУ «Наследие»? Да и как вообще могло получиться, что незаконные работы шли вполне себе успешно несколько дней, а журналисты узнали о них раньше Костромской Охранкультуры, которая начала реагировать только после публикаций в прессе и сигналов общественности? Почему «Реставрационные мастерские» чувствовали себя в безопасности, начиная работы при всем честном народе средь бела дня – не имея при этом никаких документов? Рискованный шаг для компании, рассчитывающей на долгоиграющее сотрудничество, либо же «Мастерские» были уверенны, что ничего такого не последует? В таком случае – что давало им эту уверенность? Наконец, что будет с предметом охраны Рядов?

Ситуация выглядит более чем странной и опасной для уникального памятника, и судебные решения никак не могут считаться окончательным ее урегулированием. Если Костроме необходима помощь – не грех ее и попросить, есть же Научно-методический совет Минкультуры РФ. Пока Ряды еще стоят.

И наконец, последнее: если Чухломским судом установлен факт повреждения и разрушения объекта археологии, то не кажется ли костромской Охранкультуре, равно как и костромской Прокуратуре - что их священный долг – возбуждение уголовного дела по 243-й статье Уголовного Кодекса?

На главную