Индустриальный метод сохранения

19.10.2016
Индустриальный метод сохранения

Российские и европейские специалисты обменялись концепциями и практиками сохранения промышленного наследия

«Хранители Наследия»

13-14 октября 2016 года в Москве прошла международная конференция «Сохранение памятников индустриальной архитектуры – современный этап реорганизации промышленных территорий», организованная АУИПИК.
Местом для форума организаторы избрали Трехгорную мануфактуру, что весьма логично, поскольку в последние годы она переживала стихийный ре-девелопмент, постепенно превращаясь из промышленного комплекса в офисный, а вскоре подвергнется самой что ни на есть современной реорганизации – столичное правительство уже утвердило ее проект
Два дня конференции вобрали в себя представление новейших проектов реновации промышленного наследия России и Европы, дискуссии между инвесторами, работниками органов охраны памятников, экспертами, обмен опытом и наработанными практиками.
Открывая форум, руководитель АУИПИК Олег Рыжков обозначил один из приоритетов работы с промышленным наследием: «Сохранение наследия отличается от охраны тем, что первое требует инвестиций. Поддержка и поиск инвестиций для объектов культурного наследия – это высший пилотаж того, что мы называем работой на рынке недвижимости».
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин адресовал слушателям тезис, который главные архитекторы наших больших городов почему-то начинают пропагандировать преимущественно после выхода в отставку: «Если не знать истоков изучаемой территории, то невольно можно сделать очень много ошибок, а наши ошибки, градостроительные, уже не исправляются».
Зампредседателя комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Сергей Рыбаков поделился наблюдением: «Если объект имеет «промышленное прошлое», то, как его адаптировать под современное использование, бывает совершенно непонятно. Чем наполнить эти здания — вопрос чрезвычайно важный, потому что если не найти им применения, то сохранить их будет практически невозможно». И рассказал о богатейшем промышленном наследии Владимирской области, нынешнее состояние которого четко иллюстрирует этот тезис.
Затем участникам был предложен обстоятельный доклад Николя Пьерро, главного хранителя наследия по индустриальному наследию французского региона Иль-де-Франс «40 лет исследования, охраны и конверсии памятников индустриального наследия в Париже и Иль- де-Франс». Он, в частности, представил методику, с помощью которой осуществляется надзор за французскими промышленными памятниками – ведение библиографии, баз данных, статистики, ранжирование, картографирование, инвентаризации.

Затем настал черед отечественных специалистов госохраны. Руководитель Комитета госконтроля использования и охраны памятников Cанкт-Петербурга (КГИОП) Сергей Макаров рассказал о трех типах подходов к промышленных комплексам Санкт-Петербурга – гуманно-реставрационном, спорном и недопустимом. Иллюстрацией первого послужил «Петровский док» в Кронштадте, реконструируемый под Центр подводной археологии

Пример спорных подходов - ТЭЦ фабрики «Красное знамя», памятник конструктивизма, построенный в 1929 г. про проекту архитектора Эриха Мендельсона. Собственник здания, по словам Макарова, готов его реставрировать и превратить в общественный центр, совмещенный с архитектурным музеем. Но в качестве «компенсации» он строит рядом огромный жилой дом, коренным образом меняющий облик территории и восприятие памятника. Пример недопустимого подхода – несанкционированное уничтожение частным собственником корпусов завода «Новый Лесснер» на Выборгской стороне. Как сказал Макаров, собственник так и не осознал, что сохраненные подлинные корпуса могли бы послужить украшением задуманного нового комплекса и «улучшить ауру этого места».

По сравнению с петербургской, московская презентация, представленная на форуме заместителем руководителя Мосгорнаследия Леонидом Кондрашевым, выглядела менее объективной, проще говоря - чересчур парадной, как будто бы в Москве нет проблем с сохранением промышленного наследия. Рассказав, что в границах Камер-Коллежских валов бывшие промзоны занимают около трети территории исторического города, представитель Мосгорнаследия представил ряд проектов за последние 15-20 лет, причем все как на подбор удачные. «Даниловская мануфактура», «Красная Роза» на ул. Тимура Фрунзе (при этом ни слова не было сказано ни о сносе исторических корпусов, ни о полной замене новоделом деревянного дома Всеволожских XVIII века), «Арт-плей», фабрика «Большевичка», «Новоспасский», «Фабрика Станиславского», «Кристал».
Видимо, столичная традиция предполает, что о «проблемных» объектах, на которых значительные утраты исторического наследия либо уже состоялись, либо планируются – промышленной усадьбе Свиблово, двух фабриках с башнями на Большой Почтовой,  камвольном комбинате в Кунцеве, Трехгорном пивзаводе, ЗИЛе, фабрике Бахрушиных в Кожевниках и т.д. и т.п. – говорить на таких форумах не принято.
Замдиректора Института экономики РАН Валентина Музычук, опираясь на данные зарубежных исследований, сформулировала социальные и экономические эффекты от сохранения и реновации промышленных памятников – по сравнению с их уничтожением. Помимо выгоды государству и обществу (повышается кадастровая стоимость земли и имущества, растут налоговые поступления, ослабляется нагрузка на госбюджет, увеличивается занятость местного населения, эффективно используется госсобственность) сохранение «старого прома», по словам Музычук, прямую экономическую выгоду извлекает и собственник.
А именно: дешевле отреставрировать старое здание, чем строить новое, сохранение требует меньше электроэнергии, чем новое строительство, старое здание построено из более качественных и долговечных материалов, расположено оно в притягательном месте, уменьшаются сроки реализации проекта и т.п.
Доклад встретили аплодисментами, однако модерировавший форум маститый архитектор Сергей Ткаченко тут же заметил, что отечественные строительные правила и нормативы (например, по энергосбережению) превращают большинство этих экономических плюсов в экономические минусы.
Гендиректор и партнер германского ООО «Дреес и Зоммер» Штеффан Зендлер рассказал, что в Германии 50% работ в области строительства проводится именно на исторических объектах, в большей части которых открываются музеи и офисы, и совсем небольшая часть используется под жилье.
Замдекана Высшей школы урбанистики Виталий Стадников призвал к введению в целевые показатели оценки работы губернаторов информации о сохранении культурного наследия. Также он потребовал переориентировать систему отчетности о жилищном строительстве с количественных на качественные показатели, ограничить территориальный рост городов для стимулирования реконструкции «старого прома» и ввести ограничения на размещение в нем крупных торгово-развлекательных комплексов.
Президент Союза малых городов России Евгений Марков убеждал собравшихся в существовании «чрезмерного акцента на сохранении, формировании зон охраны памятников с жестким режимом», что, по его мнению, может привести к стагнации городов. В качестве примера он привел… Суздаль, который, конечно же, «перестал развиваться».
Историк архитектуры Денис Ромодин призвал скоординировать деятельность архитекторов, историков, девелоперов по изучению индустриального наследия России. Тогда станет ясно, как промышленная архитектура «может нам служить в дальнейшем».
Архитектор-партнёр Бюро Architekten Cie.b.v. Пи де Браун (Нидерланды) похвалил Москву за высокое качество реставрационных работ, но призвал к «некоей оптимизации реставрации».
Координатор Государственной службы по культурному наследию (RCE) при Министерстве образования, культуры и науки Нидерландов Жан-Поль Кортен поставил судьбу промышленного наследия в зависимость от предпочтений «нового креативного класса», который, по его словам, в историческом наследии «находит особую ценность». Далее последовал рассказ о роттердамских лофтах и других примерах удачной трансформации промышленных объектов. Голландский специалист сделал акцент на взаимодействии основных участников процесса возрождения промышленного наследия - гражданского общества, частных инициатив, правительства: «Эти три составляющие и определяют наше будущее и будущее объектов культурного наследия. В Голландии именно гражданская инициатива помогает увидеть историческую и культурную значимость многих объектов. Частная инициатива, в свою очередь, инвестирует процесс сохранения, покупая промышленные объекты, создавая на их основе что-то новое. А правительство — это та структура, которая создает условия, чтобы это наследие сохранялось».
Участникам конференции были также представлены новейшие проекты реновации «старого прома» - «Бизнес-парк «Голутвинская слобода» и концепция реставрации Трехгорной мануфактуры. Автор последней, руководитель архитектурного бюро «Рождественка» Наринэ Тютчева, видимо, не связанная московским пактом умолчания о проблемах, рассказала о перспективе «серьезной градостроительной ошибки, связанная с застройкой Краснопресненской набережной». Согласованный столичными властями проект новой застройки, по словам Тютчевой, уничтожит панораму Москвы-реки, где комплекс Трехгорной мануфактуры и соседней конструктивистской ТЭЦ-7 «является ансамблем, представляющим не только архитектурную, но и историческую ценность».

Материалы конференции станут основой разработки практических рекомендаций и предложений по ускорению процесса возрождения памятников промышленной архитектуры за счет выявления новых основных условий, форм и механизмов системы их реновации, сохранения, развития и эффективного управления.


При подготовке материала использован полный иллюстрированный отчет АУИПИК.
Фото: auipik.ru

На главную