Капремонтом – по культурному слою ::: Сергей Долгополов | Хранители наследия

Капремонтом – по культурному слою

11.09.2019
Капремонтом – по культурному слою

Ремонт моста в Костроме поставил сразу три памятника археологии на грань утраты

Сергей Долгополов

От редакции. В Костроме грядет ремонт моста, ведущего через одноименную реку к Ипатьевскому монастырю. Казалось бы, радоваться надо. Но – по сложившейся дурной традиции – подобные благие строительные намерения оборачиваются катастрофой для всего живого, что попадает в радиус действий благоустроителей. И прежде всего для объектов культурного наследия. В Костроме – сразу три памятника археологии оказались в зоне риска.

Хотя, судя по требующейся в таких случаях экспертизе, выложенной на сайте Костромской инспекции по охране культурного наследия, работа тяжелой техники, траншеи и проч. – только поспособствуют сохранению культурного слоя. Акт государственной историко-культурной экспертизы за подписью Д.С. Дубова, историка по образованию, вызвал широкий резонанс.

Предлагаем вашему вниманию подробный анализ ситуации и угроз наследию, сделанный Сергеем Долгополовым – археологом, членом Совета Костромского регионального отделения ВООПИК, аттестованным экспертом Министерства культуры РФ.

IMG_5464.JPG

«Ремонт моста через реку Кострому в одноименном городе грозит вылиться в уничтожение немалой части археологических памятников.

Не спасать, но приглядывать

В соответствии с законодательством, в Инспекцию по охране объектов культурного наследия Костромской области поступил Акт государственной историко-культурной экспертизы раздела проектной документации, предусматривающего меры по сохранению объектов культурного наследия при проведении ремонтных работ.

Акт ГИКЭ выполнен экспертом Д.С. Дубовым, историком по образованию, директором ООО «Археологическое общество «Артель». Деятельность этой фирмы и Д.С. Дубова широко известна в археологических кругах. Нынешняя экспертиза – одна из череды подобных, которые, судя по всему, пишутся чуть ли не под копирку. При чтении этого Акта возникает масса вопросов, постепенно сводящихся к одному: как подобный «шедевр» мог быть принят к рассмотрению вообще.

В соответствии с проектом, работы проводятся на территории сразу трех памятников археологии: «Участок культурного слоя на территории и вблизи Кирпичной слободы», XIII–XVIII вв.; «Участок культурного слоя у Ипатьевского монастыря», XV–XVIII вв.; «Участок культурного слоя Андреевской слободы», XVII–XVIII вв. Проектом ремонтных работ предусматривается строительство ливневой канализации глубиной до 2 м на значительном протяжении. Казалось бы, все ясно и просто.

Требуется проведение спасательных работ? Конечно.

Ан нет. Из текста проекта и легализующего его Акта ГИКЭ мы узнаем, что земляные работы проводятся исключительно на территории сформированной подсыпками и строительным мусором. Каким образом это установлено? Геологическим бурением. Государственный эксперт Д.С. Дубов при помощи геологического бурения определил наличие строительного мусора на подъездах с левобережья, при этом датируемого второй половиной XX века и никак иначе. Исходя из логики экспертизы, строительный мусор – явление характерное только для времени, не подпадающего под законодательно определенный период, относящийся к археологии. Также, по мысли эксперта, почвы, сложенные из аллювиальных песков, не могли использоваться человеком ни в древности, ни в средневековье, ни в Новое время. А потому археологические работы не требуются. И наличие древесины в песчаной почве в отдельных скважинах на правом берегу тоже не смущает эксперта.

В подтверждение такого видения приводятся результаты наблюдений 2016 года на прилегающем к территории работ участке по ул. Красина, 2. И надо же – наблюдениями А.П. Мичурина установлено, что участок занят балластными отложениями, сформированными в результате засыпи мусором. Археологических предметов не содержит. Оставим в стороне недоумение: как же так, с XIX века (по данным эксперта) засыпь формируется за счет свала мусора, в том числе с близлежащей ткацкой фабрики, а… археологических предметов не содержит. Разве федеральное законодательство не гласит, что к археологическому наследию относятся и объекты, сформированные в результате человеческой жизнедеятельности, в том числе и в XIX веке? Гораздо удивительнее, что практически на месте наблюдений, проведенных на тот момент совладельцем ООО «Археологическое общество «Артель» (вторым совладельцем является как раз эксперт Д.С. Дубов), чуть ранее А.В. Новиковым проведены небольшие археологические раскопки, в результате которых была собрана масса предметов в прекрасном состоянии, включая плохо сохраняющиеся обычно предметы из органики, XVIII-XIX веков. Да, да... Из той самой ненужной засыпи. А по итогам раскопок под свалкой Нового времени выявлен культурный слой, датируемый XIII–XIV веками. 

70440568_367949167449349_3251701567794970624_n.jpg

70523541_467526567133019_3431689649871912960_n.jpg

69906354_2423142767899555_5213108321791246336_n.jpg

Фото: находки с раскопа на участке по ул. Красина, 2. Фрагменты керамики XIII-XIV вв. Обувь и лапти - точнее, это специальная обувь для работы в грязных дворах на сильно влажных почвах, была распространена в пределах XVIII-XIX вв.

Но несмотря на то, что данные о раскопках переданы, в том числе и в Инспекцию по охране памятников Костромской области, странным образом в Акте вы не найдете и следа упоминания о них! Ведь в этом случае получается, что археологические объекты на участке все-таки есть. Да и каким образом руководимая нынешним экспертом организация не нашла никаких следов культурного слоя и археологических предметов при проведении наблюдений на том же участке – большой вопрос... И каким образом этого кричащего противоречия не замечала и не замечает Костромаохранкультура? Боюсь, что ответы на эти вопросы могут дать только правоохранительные органы. Ведь речь идет об участке, связанном с древнейшей историей Костромы, с повышенной влажностью, где вполне реальны находки, в том числе и берестяных грамот, до сих пор на территории древнерусского городского центра так и не известных.

Не все так просто и с правобережьем. Прилегающие к мосту участки содержат, помимо средневековых материалов, и остатки объектов от мезолита до раннего железного века. Даже по смелым предположениям эксперта, считающего, что дерево в песчаных отложениях – это непременно свидетельство песчаной насыпи под дорожным полотном (опять же по данным геологического бурения), толщина насыпи от 0,03 (!) до 1,8 м, а проектируемые земляные работы предусматриваются глубиной до 2 м. Более того, в тексте упоминаются работы Костромской археологической экспедиции по адресу: ул. Береговая, 1/2. Но почему-то умалчивается, что этот участок вплотную прилегает к участку подъезда к мосту, и зафиксированные в нем слои, содержащие в том числе и участки с находками древнейших эпох доклассового общества, уходят как раз под подсыпку подъезда. И более того, границы памятника в районе моста, смело очерченные на весьма условных картах, так никогда и никем не устанавливались со стороны моста.

«Вишенкой на торте» выглядит уверенное заявление об отсутствии памятников археологии на участке земляных работ и одновременное обязание застройщика провести инструктаж рабочих о наличии объектов культурного наследия. Тот самый момент, когда следовало бы или крестик одеть, или... И именно это утверждение, собственно, превращает раздел проектной документации и Акт ГИКЭ в филькину грамоту. Ибо законодательно предусмотрены только два вида мероприятий по сохранению памятников археологии: раскопки и наблюдения. Никакие инструктажи не могут являться заменой спасательным мероприятиям. В случае, если, как нас уверяет эксперт, на территории работ нет археологических объектов - необходимо экспертное заключение либо о снятии с учета, либо об изменении границ памятника археологии. Но вот по этому профилю полномочия эксперта у господина Дубова отсутствуют. И теперь мы имеем счастье видеть экспертизу весьма удивительного свойства.

IMG_5456.JPG

Кто и как пишет?

Надо отметить, что эта экспертиза – первая для Д.С. Дубова в родной ему Костроме. Но вот удивительно... В 2018 году им же в Переславле-Залесском была подготовлена практически аналогичная проектная документация на участок под строительства дома. Где также, на основании геологического бурения, был сделан вывод о допустимости земляных работ на основании наличия торфянистого грунта. Скромная привычка умалчивать с одобрения госоргана о наличии памятников в районе земляных работ также не нова в методах работы Д.С. Дубова. В 2016, документация, подготовленная руководимым им обществом с ограниченной ответственностью и при его личном участии – на предмет наличия или отсутствия памятников по трассе подъезда к аграрному комплексу через с. Притыкино в Пыщугском районе – также «не заметила» селища Притыкино XII–XV веков. По сути, на основании легализованного Актом ГИКЭ саратовского эксперта Юдина технического отчета в Пыщугском районе, можно обратно зарывать памятники археологии. Ибо в соответствии с Актом ГИКЭ их нет, в том числе и селища, непосредственно расположенного в южной части села, где и согласован Костромаохранкультурой проект строительных работ.

Ну и добавим, что вообще-то на территории Пыщугского района в соответствии с общедоступными данными реестра ОКН, размещенными на сайте Инспекции по охране ОКН Костромской области, известны стоянка Красное 1 и селище Красное, селище Притыкино XII–XV веков, взятые на государственную охрану в 1993 г. При этом селище Притыкино располагается на территории населенного пункта Притыкино, по части которого проходит исследуемый участок.

В этом же ряду и другой шикарный проект по «сохранению» памятника археологии «Стоянка у пос. Трифоныч, неолит, VI тыс. до н.э.», где при дноуглубительных работах со снятием грунта по береговой линии были предусмотрены примерно такие же меры - «инструктаж личного состава».

А вот экспертиза – все того же саратовского эксперта Юдина по заказу все того же ООО «Археологическое общество «АРТЕЛЬ». Для стоянки VI тыс. до н.э. у санатория Трифоныч, которая является уникальным и единственным на территории Костромской области памятником с материалом иеневской мезолитической культуры и наверняка будет разрушена при строительных работах по расчистке, т.к. находится достаточно низко относительно уровня воды, для сохранения ее наследия предложено изучение методом археологических наблюдений и присутствие специалиста-археолога при проведении работ (археологические разведки). 

IMG_5471.JPG

Кто принимает и утверждает?

Со всеми этими чудесными проектами без проблем можно ознакомиться на страницах сайтов Инспекции Костромской области и аналогичного Департамента Ярославской области.

Стоит отметить, что для Костромской области вообще не характерна процедура обсуждения проектных разделов по сохранению объектов именно археологического наследия. И, пожалуй, не менее важный вопрос, поднимаемый подобными событиями: практика показывает безотлагательную необходимость законодательного утверждения и внесения в Положение об экспертизе норм по подготовке проектной документации. Практика, когда документация пишется на основании геологического бурения, равно как и различные нюансы из других регионов – недопустима. Требуется хотя бы минимально прописанный регламент.

Также ненормально, когда проектную документацию готовят некое ООО «Союзпроект», никак не связанное с археологией либо охраной археологического наследия. Подобную документацию должны подписывать профессиональные археологи, и это необходимо закрепить на законодательном уровне. Необходим регламент по досрочному лишению экспертных полномочий и привлечению к ответственности экспертов за особо «шедевральные» экспертизы, равно как и постановка вопроса о компетентности сотрудников госорганов, принимающих к рассмотрению напрямую не соответствующие законодательству документы».

Фото: Ольга Новикова


Warning: file_get_contents(http://cackle.me/api/2.0/comment/list.json?id=&accountApiKey=&siteApiKey=&modified=&page=0&size=100) [function.file-get-contents]: failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 403 Forbidden in /home/m/manolis/public_html/bitrix/modules/cackle.comments/classes/general/cackle_sync.php on line 61

На главную