«Когда капля камень проточит, деревянные памятники останутся только в музеях»

17.04.2017
«Когда капля камень проточит, деревянные памятники останутся только в музеях»

Антикризисная концепция спасения самой уязвимой части национального наследия: начинаем публичное экспертное обсуждение

Евгения Твардовская

На сайте Министерства культуры РФ опубликована «Концепция сохранения памятников деревянного зодчества и включения их в культурный оборот до 2025 года». Заказ на разработку этой концепции (за 3, 6 миллиона рублей) ведомство разыграло на конкурсе летом 2016 года. Победителем стало ООО «ЭКОКУЛЬТУРА», оно и значится автором Концепции на сайте Минкультуры.

4ebd3cfa7e5125353a2232cc06d3adda.jpg

Поиски света в конце тоннеля

Сомневаться в необходимости и своевременности появления документа не приходится. Даже если судить только по материалам нашего сайта, ситуация с деревянным зодчеством оптимизма не внушает. За два с половиной года нам не удалось опубликовать ни одной стопроцентно оптимистической истории, связанной с деревянными памятниками. Наоборот, длятся и все более ухудшаются ситуации с самыми известными знаковыми постройками: Варваринской церковью в Яндомозере, Успенским собором в Кеми и др. Так что далеко не случайно, по нашей информации, в Минкультуры, ознакомившись с документом, попросили авторов подумать над тем, можно ли дополнить Концепцию неким «светом в конце тоннеля».

Министерство также просит присылать свои мнения и комментарии к представленной Концепции. Планируется, что после публичного обсуждения она будет рассмотрена на Общественном совете при Минкультуры России во 2 квартале 2017 года. Мы решили помочь ведомству и провести публичное обсуждение Концепции на наших страницах. И поинтересовались мнением представителей профессионального сообщества, общественных организаций, волонтеров – и, конечно, авторов документа. 

Но сначала вкратце о самой Концепции.

кемь.jpg

«В группу риска входят 5194 памятника»

Она состоит из семи частей (в содержании указаны восемь, но цифра семь по какой-то причине пропущена) и набора приложений. Поскольку пересказать 155-страничный документ невозможно, приведем краткое содержание Концепции. Она разделена на Аналитический и Рекомендательный блоки, которые дополнены рядом приложений. В Концепции рассматриваются, что ценно и верно, не только памятники деревянного зодчества Русского Севера и деревянные храмы срединных губерний, но и деревянная городская жилая застройка.

В Аналитической части представлены:

- «специфика и своеобразие деревянной архитектуры»;

- количественный и типологический состав памятников деревянного зодчества (ПДЗ);

- их географическое распределение и современное состояние;

- оценка технического состояния ПДЗ;

- анализ опыта использования ПДЗ;

- анализ действующей системы учета ПДЗ;

-  анализ видов и специфики деятельности по сохранению ПДЗ;

- обеспечение противопожарной безопасности ПДЗ;

- анализ состояния нормативно-правовой базы;

- ситуация с ПДЗ в музеях деревянного зодчества и национальных парках;

- проблемы подготовки кадров;

- анализ действующей системы финансирования работ;

- популяризация ПДЗ и их включение в культурный оборот;

- взаимодействие с общественными организациями;

- проблемы, на решение которых направлена Концепция;

- стратегические приоритеты Концепции.

Безымянный2.jpg

В Рекомендательной части обнаруживаются «Основные направления сохранения и использования ПДЗ на период до 2025 г.», а именно:

- совершенствование нормативно-правовой базы в области сохранения ПДЗ; - совершенствование и внедрение обновленной системы мониторинга;

- укрепление системы профессионального образования; 

- подготовка и аттестация кадров в области реставрации и сохранения ПДЗ; -  - фиксация и консервация как основные способы сохранения памятника до его реставрации;

- сохранение исторической среды бытования памятника и застройки как приоритетный путь сохранения и использования ПДЗ;

- совершенствование систем пожарной безопасности ПДЗ;

- выбор оптимального вида использования ПДЗ по типам объектов с дальнейшим приспособлением;

- совершенствование работы музеев деревянного зодчества;

- популяризация деревянного зодчества как особой части культурного наследия народов России и включение его в туристический оборот;

- формирование механизмов многоканального финансирования.

Безымянный5.jpg

Кроме того, здесь же формулируется «Комплексная модель сохранения ПДЗ»:

- выявление особо ценных ПДЗ;

- ПДЗ в городской застройке;

- ПДЗ в сельской местности;

- Памятники, находящиеся в музеях деревянного зодчества.

Безымянный6.jpg

Далее предлагаются «Механизмы реализации Концепции»:                          

-организация межведомственного взаимодействия;

- определение первоочередных работ по  сохранению  особо ценных ПДЗ и ПДЗ из группы риска, обоснование необходимых финансовых ресурсов;

- система управления реализацией Концепции.

Имеются, как принято в наши дни, также «Дорожная карта» и «Целевые индикаторы и показатели».

889252606597bd8d7a566e96631d1ae1.jpg

Уже во введении авторы Концепции оценивают ситуацию с ПДЗ как критическую и затем подкрепляют свое мнение цифрами: «Сложившаяся ситуация в сфере сохранения ПДЗ может характеризоваться как КРИТИЧЕСКАЯ. Потеря практически каждого деревянного памятника становится необратимой, поскольку ПДЗ в современной России, как правило, не имеют аналогов, а их описания, по которым можно восстановить памятники, сегодня являются большой редкостью».

Безымянный3.jpg

Сбор информации для Концепции был осуществлен посредством анкетирования, в котором участвовали 69 субъектов Федерации из 85 (81% от числа субъектов РФ), представляющие все федеральные округа.

«По данным анкетирования всего за период 1960–2016 гг. утрачено 1276 памятников. Наибольшее количество утраченных объектов выявлено в Архангельской, Костромской областях и Забайкальском крае – 663 ед. Это составляет четверть (25%) всех ПДЗ, стоящих на учете в данных субъектах Федерации. Наиболее высокий показатель утрат отмечен в Ярославской области: из 100 учтенных погибло 87 ПДЗ, или 87%. Начиная с 1960 г. процесс утраты памятников деревянного зодчества не замедляется. Каждые 20 лет в стране погибает более 400 памятников».

«В настоящее время в группу риска входят 5194 ПДЗ, что составляет около 58% от всего фонда ПДЗ на территории Российской Федерации. В связи с этим к числу первоочередных задач следует отнести мобилизацию сил специалистов и общественности для спасения ПДЗ».

43b97dd31ff780dae0f811cb0519c52a.jpg

«Одна пилюля от всех болезней не сработает». Мнения разработчиков

Удалось ли авторам включить в документ все, что планировалось? Реально ли с его помощью спасти деревянное зодчество? Эти вопросы мы задали экспертам-разработчикам Концепции Николаю Фризину, Александре Антиповой, Николаю Смирнову:

«Всего, что планировали, включить в документ не удалось, в первую очередь, по причине недостатка времени на работу. Концепция разрабатывалась в течение полугода, объем переработанного материала и выявленных проблем огромный. За такой короткий срок невозможно проработать решение проблем, которые копились десятилетия.

Однако, на данный момент это первая работа, в которой был учтен весь спектр проблем и намечены пути и направления их решений. Как и любой сработанный план действий - это первый, но огромный шаг к положительным результатам. Ведь до сего момента все действия в работе с памятниками деревянного зодчества напоминали скорее активные хаотичные всплески. Тогда как с разработкой единой концепции появляется возможность ведения слаженной, продуманно, и, самое главное, системной работы по сохранению этих уникальных объектов.
На сегодняшний момент работа еще не завершена. Сейчас идет общественная апробация, а также мы работаем над замечаниями и пожеланиями нашего заказчика.
В июне Концепция будет защищаться на заседании Коллегии Министерства культуры. В процессе подготовки к защите в Концепцию будут внесены новые наработки и нужным образом расставлены акценты, что придаст ей более совершенный вид.
Спасти деревянные памятники, может быть не все, но основную часть, посредством реализации Концепции возможно.

Для этого необходима слаженность действий всех специалистов и неравнодушных к данной проблематике людей. Бесспорно огромное значение здесь имеет и политическая воля. Ведь памятники деревянного зодчества - достояние нации и гордость страны. Соответственно работа по их сохранению должна иметь не меньшие масштабы.

Одной из основных идей нашего документа является то, что положительные результаты могут быть достигнуты только при системной реализации всех заложенных в данной концепции пунктов. В настоящий момент состояние наших памятников столь запущено, что "одна пилюля от всех болезней" здесь не сработает.

Немаловажно и то, что уже в первые месяцы работы мы поняли, что разрабатываемый документ, это Антикризисная концепция. И первое, что мы обязаны сделать, это остановить повальное исчезновение деревянных объектов. Необходимо выйти из глубокого минуса, переломить ситуацию. Только тогда можно будет говорить о развитие данной отрасли, о "здоровом" сохранении памятников. Объективно мы понимаем, что путь спасения трех "жемчужин" и включения их в культурный оборот, забыв о тысячах памятников, не тот, которым стоит идти.

И, конечно, то о чем стоит помнить всегда: при наличии осознания ценности памятников, уважения к своей истории и воли к спасению российского деревянного зодчества - не может быть преград к сохранению нашего национального наследия».

«Во властных структурах нет понимания происходящей катастрофы».  Мнения критиков

Mikhail_Isaevich_Milchik-1.jpg

Михаил Мильчик, член Федерального научно-методического совета по культурному наследию при Минкультуры РФ (Санкт-Петербург):

- К сожалению, для разработки Концепции было отведено, как всегда, недостаточно времени. Но за эти месяцы ее составители, ранее совсем не знакомые с проблемой,  сумели сделать многое. Потому в целом Концепцию я оцениваю положительно, однако крайне слабо верю в то, что власти к ней прислушаются и сделают хотя бы половину из того, что она рекомендует. В рамках Минкультуры и существующих порядков проведения реставрационных работ и их финансирования это невозможно.
Стоило ли на Концепцию тратить 3 млн. рублей - не знаю, может быть, и стоило, потому что во властных структурах нет понимания происходящей катастрофы. Конечно, капля камень точит... Впрочем, когда она его проточит, деревянные памятники останутся только в музеях, да и то потерявшие значительную часть своей аутентичности.

1. Аналитическая часть удачна, т.к. основана на анализе большого статистического материала, из которого следует убедительный вывод о критическом (я бы сказал КАТАСТРОФИЧЕСКОМ) состоянии памятников деревянного зодчества. Можно согласиться и с пессимистическим прогнозом об их полном исчезновении в первой половине XXI века (за исключением находящихся в музеях под открытым небом). Подтверждающие цифры: С 1960  2016 гг. утрачено 1276 памятников – четверть из всех стоявших на госохране. Каждые 20 лет погибает более 400-от памятников. В Ярославской области из 100 учетных памятников к настоящему времени погибло 87. Основные причины этой трагической ситуации названы, но структурированы недостаточно (следовало бы рассмотреть каждую по отдельности и показать ее место в негативной тенденции). Концепция справедливо указывает на огромное значение деревянного зодчества как для России, так и для всемирного культурного наследия.

2. Проблемы формирования и функционирования музеев под открытым небом рассмотрены лишь в общей форме, вопрос об их типологии только поставлен, но раскрыт недостаточно. Две главных обозначены: текущий реставрационный ремонт и поиск средств консервации, и выход музеев за свои границы, т.е. создание филиалов на местах. Пока чуть ли не единственный пример: Ненокса как часть «Малых Корел» (об этом в Концепции не сказано ничего). Недостаточно проанализирована работа Национальных парков по сохранению памятников дер. зодчества, а между тем это одной из перспективных направлений в решении поставленной задачи.

3. В  Концепции уделено много внимания роли среды, малым городам с преимущественной деревянной застройкой, но конкретной картины с привлечением данных и статистики, хотя бы выборочной, по отдельным городам нет.

4. В Концепции много внимания уделено необходимости организации подготовки кадров – от архитекторов-реставраторов до плотников, но предложения недостаточно структурированы. Нужен был бы краткий экскурс в прошлое: как это было при Советской власти?

5. В Концепции большое внимание уделено необходимости организации мониторинга, формам его совершенствования, но при этом отсутствуют конкретные предложения по его организации и финансированию. Не сказано, проводится ли он где-нибудь и по какой программе?

6. Проблемы реставрации памятников деревянного зодчества поставлена, но отсутствует конкретный анализ современной практики и применяемых методик. Нужны бы конкретные примеры уничтожения памятников в процессе их исследования и так называемой реставрации (мой пример: уничтожение Варваринской церкви XVII в. Яндомозеро в результате ошибочных решений Минкультуры Карелии и безответственных действий т.н. реставраторов).

В 6-м разделе указано, что необходимое количество реставрируемых памятников определяется суммой финансирования, хотя должно быть совсем наоборот. Не сказано, существует ли в настоящее время практика противоаварийных и консервационных работ и, если да, то как финансируется, в каких объемах проводится.

7. Предложения о включении в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО правильны, но не во всем учитывают необходимые критерии. На включение могли бы претендовать только аутентичные памятники, а именно Юксовичи, Лявля, Широков погост, Кондопога.

8. Рекомендации по выведению деревянного архитектурного наследия из критического состояния в целом правильны, но недостаточно радикальны, ибо речь идет о гибели самой оригинальной части национального культурного наследия.

9. В последнем варианте введен раздел о противопожарной безопасности – чрезвычайно актуальный, ибо таковая - за исключением Кижей - в стране для деревянных памятников отсутствует полностью

10. Не освещены вопросы заготовки специальной древесины, изготовления специального инструментария, составления проектов организации работ.

11. Недостаточно внимания уделено волонтерскому движению, анализу их деятельности и предложениям по их более широкому участию в деле спасения остатков деревянного зодчества и введению волонтерского движения в правовые рамки.

12. Правильно, что в рекомендательной части Концепции указано на необходимость структурных изменений в деле государственной охраны наследия, проведения тендеров, частичного изменения законодательства, в частности 44-го и 73-го ФЗ, введения стандарта «Реставрация памятников деревянного зодчества» и т.д. Обозначены вопросы о необходимости специализированной целевой программы,  создания специализированного Совета с широкими полномочиями для ее осуществления, а также государственных научно-реставрационных центров в федеральных округах.

Рассмотренная Концепция, несмотря на отмеченные недостатки, обосновывает необходимость срочного проведения структурных изменений для спасения гибнущего деревянного зодчества России и может  стать основой для разработки целевой программы, предложений по изменению законодательной и нормативно-правовой базы, а также созданию особой организации охраны деревянного архитектурного наследия.

Самая неотложная задача – принятие экстраординарных мер на правительственном уровне, организация мониторинга и параллельно срочные работы по выведению из состояния аварийности тех памятников, по которым уже имеются необходимые сведения об их бедственном положении.

65ba91962856f7cb164ab9f251ce31e0_M.jpg

Андрей Бодэ, архитектор-реставратор:

- Разработка концепции сохранения памятников деревянного зодчества чрезвычайно актуальна. Деревянные исторические постройки, составляют бесценные сокровища русской культуры, и вместе с тем состояние большинства их вызывает уже не беспокойство, не тревогу, но отчаяние. Российские деревянные памятники гибнут один за другим, причем не только в результате естественного разрушения, но и от некачественных реставраций. Государственный системный подход в работе по сохранению деревянных памятников отсутствует.

От разработанной концепции мы должны ожидать стратегических решений по преодолению кризисной ситуации. Она содержит большой систематизированный аналитический материал, раскрывающий картину состояния деревянного архитектурного наследия страны и хронологию утрат. Что касается результирующей части, то текст концепции достаточно большой, много декларативных моментов, но не хватает конкретики. Авторский коллектив, несомненно, обладает большим опытом работы в сфере сохранения объектов культурного наследия, но надо признать, недостаточно знает деревянные памятники и их проблематику, а в рамках выполнения государственного контракта, сроки которого ограничены, невозможно полноценно вникнуть в предмет. Отсюда и некоторое несовершенство работы.

Независимо от актуальности теоретических и методических разработок, есть ряд чрезвычайно важных и очевидных направлений, реализация которых представляется целесообразной:

Проведение полной инвентаризации деревянных объектов культурного наследия, в т. ч. не состоящих на учете, с оценкой их состояния и поиском возможностей и путей их сохранения.

Приоритетное проведение противоаварийных и консервационных работ, не требующих больших затрат, но позволяющих предотвратить наступающие массовые разрушения.

Систематическое изучение памятников, нацеленное в первую очередь на фиксацию наиболее аварийных объектов, на реставрацию которых явно нет средств.

Создание государственных консультационных служб и архитектурных кадров для поддержки частных и общественных инициатив по сохранению деревянных памятников.

Привлечение частных средств для работ по сохранения деревянных памятников, создание благоприятных для этого условий, обеспечение информированности общества о необходимости проведения подобных работ и о результатах реализованных проектов.

В концепции эти направления не получили четко выраженных формулировок. Да и в целом, надо понимать, что российские памятники деревянного зодчества в том количестве, что они сейчас есть, не сохранить. В ближайшие годы утраты так же будут продолжаться. Для остановки этого процесса нужны экстраординарные меры, на которое в нынешних условиях ни государство, ни общество не способны. И концепция здесь ничем не поможет. В стране вообще сейчас нет нормальных условий для развития реставрационной отрасли и нормальной реализации реставрационных проектов.

Реальной силой, поддерживающей деревянные памятники и затормаживающей процесс их разрушения, являются общественные инициативы. Оценивая работы истекшего десятилетия, можно заключить, что по результативности действий и массовости они намного превосходят работы по государственным контрактам.

Навязчиво крутится в голове мысль: сколько же консервационных работ можно было провести силами общественников на деньги, потраченные на концепцию!

17795890_734141790088948_2154430781442783399_n.jpg

Михаил Ильин, координатор общественного проекта «Неизвестная провинция» (Москва):

1. Цитата из Концепции: (стр. 11-12):

«В настоящее время в группу риска входят 5194 ПДЗ, что составляет около 58% от всего фонда ПДЗ на территории Российской Федерации...

По данным анкетирования установлено 4677 ПДЗ (53% от общего числа зафиксированных ПДЗ), которые имеют пользователей. Преобладают частные пользователи (юридические и физические лица) – 66% всех объектов, затем идут государственные (14%), муниципальные (9,5%) и религиозные организации (8%). Преобладающий тип использования ПДЗ – под жилье или офисы (68% объектов). В распоряжении государственных организаций в хорошем и удовлетворительном состоянии находится 80% вверенных им памятников; у частных пользователей – 71% объектов, у муниципальных организаций – 68%, а у религиозных организаций 66% от общего числа объектов, находящихся в их пользовании. Это позволяет сделать важный вывод, что наличие пользователя, вне зависимости от его статуса и способа использования объекта, положительным образом отражается на его состоянии. Эта тенденция должна быть оценена положительным образом и предложена для первоочередного внедрения в практику сохранения ПДЗ».

Налицо попытка поставить телегу впереди лошади. Простые арифметические выкладки показывают, что в группе риска находятся 90% бесхозных памятников, тогда как у памятников, имеющих собственников, этот процент составляет примерно 28. Отсюда авторами Концепции делается диаметрально ложный вывод о пользе передачи объектов в собственность, тогда как статистика свидетельствует лишь о том, что объектам, находящимся в удовлетворительном и хорошем состоянии, гораздо проще найти собственника, нежели аварийным. Поэтому надо концентрировать усилия по консервации и реставрации в первую очередь именно на аварийных бесхозных объектах, ибо это самая уязвимая группа памятников, и шансов заполучить собственника у них в таком состоянии практически никаких. Другое дело, после реставрации у них такой шанс появится.

 2. Довольно много слов посвящено необходимости вовлечения ПДЗ в туристический оборот. В то же время, среди восьми ведомств, которые предполагается привлечь к реализации положений Концепции, нет ответственного непосредственно за туристическую отрасль. А ведь объявить памятник туристическим объектом абсолютно недостаточно - для полноценного вовлечения нужно позаботиться и о надлежащей инфраструктуре - дорогах, гостевых домах или гостиницах, пунктах общепита, автозаправках, экскурсоводах и др. Об этом в Концепции ни слова.

 3. К спискам в приложениях две претензии, но обе крайне серьёзных: наличие Ризоположенской церкви из с. Бородавы и отсутствие Сретено-Михайловской церкви из ур. Красная Ляга. Потому как Ризоположенская церковь - перенесённый музеефицированный объект, и тогда возникает вопрос, почему в списке отсутствуют десятки других музейных объектов, составляющие гордость ДЗ. Что касается Красной Ляги - то этот выдающийся архитектурный объект по любым самым взыскательным рейтингам входит если не в пятёрку, то в десятку лучших объектов ДЗ, и его отсутствие во всех без исключения списках я могу объяснить только чудовищной неаккуратностью составителей.

И еще. Приложение № 15, "ПДЗ, которые необходимо поставить на охрану или повысить существующий охранный статус". Там есть пункт 29. Рязанская обл., с. Подболотье, Пителинский р-н Церковь Иоанна Предтечи 1838 г. Этой церкви нет уже лет 15... а авторы Концепции считают, что она находится в "удовлетворительном" состоянии и её предлагается "выявить".

Kapustina.jpg

Марина Капустина, архитектор-реставратор:

- На мой взгляд, Концепция очень хорошая. Объемная, охватывающая основные направления проблемы сохранения деревянного зодчества. Но это только основная программа действий, намечающая главные направления. Дальше надо работать над конкретными программами по этой проблеме и главное - специалистам. А попадёт вся эта работа чиновникам от культуры - все пропадёт. Ведь «каков поп, таков и приход». А в целом работа по Концепции сохранения деревянного зодчества как программа действий мне очень понравилась.

По мере поступления новых откликов «Хранители Наследия» будут продолжать эту дискуссию. 

Фото: kamelopardalis.livejournal.com, Школа Наследия, Александр Попов, region29.ru, poeziasevera.ru  

 

На главную