Наследие купца Сорокина ::: Евгения Твардовская | Хранители наследия

Наследие купца Сорокина

16.12.2016
Наследие купца Сорокина

Деревянная дача XIX века на Волге может так и не стать реестровым памятником. Просто не доживет

Евгения Твардовская

С 1993 года Дача купца Сорокина на берегу Волги под городом Тутаевом числится в списках выявленных объектов культурного наследия. Неоднократно Ярославский ВООПИК писал во все инстанции, обращая внимание на полное бездействие собственника - ООО «Инвестиционно-строительная компания «Город 2010» и постоянно ухудшающееся состояние замечательного здания. Ни ответа, ни действий не последовало. Дача разваливалась на глазах. Тем временем хозяин сменился. И вот – ожидаемое развитие событий. На сайте Департамента по охране объектов культурного наследия Ярославской области появилась историко-культурная экспертиза, оценивающая состояние Дачи Сорокина как руинированное, считающая определение предмета охраны – невозможным и как следствие – подтверждающая нецелесообразность включения дачи Сорокина в Реестр объектов культурного наследия. К тексту экспертизы приложен пакет документов от нынешнего Департамента охраны памятников Ярославской области, полученный им по наследству от предыдущих структур.

Нетипичная ситуация

Очевидно, что для Дачи Сорокина такая экспертиза – приговор, фактически санкционирующий ее снос, с чем не хотят мириться местные краеведы и градозащитное сообщество. Неоднозначность ситуации – в том, что автор экспертизы – Александр Попов, авторитетный архитектор-реставратор деревянного зодчества, в вандализме по отношению к памятникам и «заказных» экспертизах никогда не замеченный, известный борец за чистоту профессиональных реставрационных подхода.

Так кому же верить в таком непростом случае? И как оценить: больной, скорее, жив, чем мертв, или наоборот? И разве не бывает так, что точка невозврата для ценного здания (с этим никто не спорит), и вправду уже пройдена?

руины дачи сорокина август 2016.jpg

Аргументы и контраргументы

Итак, в тексте экспертизы говорится:

«Ни до 1993 года, когда дача Сорокина была включена в список выявленных объектов, ни в последующие годы никаких исследований не осуществлялось, более того, не были проведены архитектурные обмеры и детальная фотофиксация. Современное состояние здания таково, что не позволяет выполнить данные работы, так как утрачены все объемно-пространственные характеристики здания. Невозможно даже сделать обмеры цоколя для установления границ пятна застройки, так как здание полностью находится в руинированном состоянии. <…> Таким образом следует констатировать, что существующее состояние выявленного объекта культурного наследия «Дача купца Сорокина 1868 год», дом 1868 г., парк 1868 г., расположенного по адресу Ярославская обл., Тутаевский район, п. Красный бор, ул. Нижняя дача, д. 6 не имеет оснований для определения предмета охраны, что, в свою очередь, является необходимым условием для включения объекта в государственный реестр объектов культурного наследия».

В своих возражениях оппоненты эксперта приводят ряд формальных моментов, на которых мы не будем останавливаться, так как они на общую картину не сильно влияют. А вот основная суть несогласий сводится к тому, что материалов для реставрации дачи – достаточно и стадия «умирания» не является необратимой.

Председатель краеведческого общества «Возрождение» Надежда Манерова в своих возражениях на Акт экспертизы (есть в распоряжении редакции) указывает: «На протяжении 1990-х – начале XXI века краеведами, неравнодушными гражданами города проводились субботники с целью не дать развалить здание, так как были сделаны неоднократные попытки обрушить здание путем разборки кладки фундамента. Постоянно шла фотофиксация памятника. Имеются фотографии памятника, начиная с общего вида здания с конца XIX до конца XX века, так и различных деталей и архитектурных форм, выполненные в разные периоды с 1993 по 2015 гг. Члены краеведческого общества считают, что такой объект, как «Дача купца Сорокина», имеет не только архитектурно-художественную, но и историческую ценность. Здание дачи нельзя снимать с охраны памятников культуры. Оно достойно восстановления и превращения его в туристический объект».

старое фото.jpg

В свою очередь, председатель Тутаевского районного отделения ВООПИК Ярославской области Светлана Семенова обращает внимание на ситуацию с парком вокруг Дачи (полный текст возражений есть в распоряжении редакции): «Эксперт пишет, что не обнаружил следов парка, вместе с тем до 2010 года волонтеры ежегодно выходили на уборку парковой территории, мы не видим на представленных фотографиях территории, окружающей Дачу и отчета о исследовании территории. На предоставленных в Акте фотографиях мы видим достаточное количество образцов пропильной резьбы, декорировавшей фасад, образцы его обшивки, сохранившийся бельведер. При разборе руинированных частей памятника можно обнаружить детали декора интерьера. Вместе с тем эксперт не увидел предмета охраны ОКН. <…> Аварийное состояние объекта не предполагает его исключение из списка памятников, он может быть восстановлен, тому есть положительные примеры: Дом по адресу Ярославль, ул. Терешковой, 16».

И вот как «Хранителям Наследия» прокомментировал свою позицию Александр Попов:

«Я никогда не писал экспертиз на исключение зданий из списков памятников, но в случае дачи Сорокина, к сожалению, пришлось. Я осматривал ее несколько раз и могу ответственно заявить, что она не подлежит реставрации. Реконструкции – да, возможно, но не реставрации. И даже если сравнивать состояние дачи Сорокина с состоянием терема в Асташове – это небо и земля. Там было много утрат: мы не знали назначение помещений и проч., но были фасады, читался план здания. Здесь же – ничего этого нет, нет плана, структура здания непонятна, сохраняется только фрагмент башенки. Исторических чертежей и обмеров нет, о чем говорят исследования, в свое время проведенные ярославским ведомством по охране наследия, документы приложены к экспертизе. По имеющимся фотографиям научная реставрация невозможна, можно сделать реконструкцию «на тему», но это уже не будет памятник в том смысле слова, который мы в него вкладываем. Это будет фантазия, абрис.

У нас масса памятников, которые требуют срочного вмешательства и еще имеют шанс на спасение. Давайте займемся их реставрацией. И не будем тратить силы на шум вокруг зданий, которые фактически безвозвратно утрачены».

Вопросы без ответа

Очевидно, что эта дискуссия, по сути, сводящаяся к тому, кто больший профессионал и лучше знает, что можно сделать с руинами, имеет все шансы идти бесконечно. Дача может и не дождаться финала обсуждений, учитывая, что больше 20 лет она числилась в выявленных и не было предпринято никаких действий по повышению статуса, никаких противоаварийных мер, никакого подобия консервации. Наконец, собственник, доведший ценный объект до руинированного состояния, благополучно ушел со сцены. И наверняка с минимальными для себя потерями.

В уголовном кодексе есть понятие доведения до самоубийства. И описанный выше процесс – по аналогии – вполне может быть назван доведением до состояния руины. Кто за это ответит? Кто способствовал доведению потенциального памятника до уровня с трудом опознаваемого трупа?

Так что если бы к акту экспертизы об отказе во включении Дачи Сорокина в реестр была приложена копия судебного приговора в отношении виновников ее фактической гибели – это было бы воплощением не справедливости, конечно (гибель памятника никогда не может считаться справедливой), но хотя бы возмездия.

Но в данной ситуации на такое и рассчитывать, увы, не приходится.

Ярославскими градозащитниками направлены в областной Департамент охраны культурного наследия возражения по поводу выводов экспертизы. Вскоре региональный госорган охраны памятников должен обнародовать свою позицию, т.е. фактически выбрать между ожидаемым сносом руин и гипотетическим «реставрационным» новоделом.

Другими словами – между сносом и сносом.

40-е-50-е годы.jpg

вид с востока.jpg

Досье: Принято считать, что до 1917 года дача принадлежала роду Сорокиных. Купец Сорокин приобрел его на Нижегородской ярмарке в 1865 году, где оно было построено в качестве выставочного павильона, за баснословную сумму в 50 000 рублей. Дом разобрали, спустили по Волге и собрали под Романовом-Борисоглебском через три года уже в качестве жилого дома. Однако согласно ряду исследований, более правдоподобной выглядит версия о том, что деревянный дом был куплен на XVI Промышленной выставке, которая проводилась в Нижнем Новгороде в 1896 году. По своему стилю дом явно восходил к ставшему популярным после русско-турецкой войны (1877-1878 гг.) Мавританскому направлению.

Дача имела мезонин, южный фасад была обнесен остекленной верандой.

После 1917 года дача была национализирована. Потом там находился Дом отдыха для рабочих льнокомбината «Тульма», после Великой отечественной войны дача перешла в ведение УВД. Затем с 1960-х там был детский сад. К середине 90-х сад съехал и здание осталось без охраны. В результате началось стремительное его разграбление, декоративные детали быстро утрачивались. К 2007 году дом сохранял объемно-пространственную композицию, его приобрело ООО «Город 2010», которое взяло на себя обязательство к октябрю 2009 провести реставрацию. Вместо этого под зданием начинают разрушать каменный цоколь, что еще больше ускоряет его уничтожение, в 2010 году ураган разрушил остатки кровель, межэтажные перекрытия, на дом упало несколько реликтовых деревьев, его окружавших. В 2010 году собственник признал свою несостоятельность в сохранении объекта культурного наследия и просил вывести дом из списка выявленных. Сейчас у Дачи Сорокина новый владелец.

 


Warning: file_get_contents(http://cackle.me/api/2.0/comment/list.json?id=&accountApiKey=&siteApiKey=&modified=&page=0&size=100) [function.file-get-contents]: failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 403 Forbidden in /home/m/manolis/public_html/bitrix/modules/cackle.comments/classes/general/cackle_sync.php on line 61

На главную