Общественный совет распустился к осени

30.08.2017
Общественный совет распустился к осени

Новость о роспуске Общественного совета при Управлении по госохране объектов культурного наследия Тамбовской области появилась в группе «Сохраним Тамбов» в социальной сети 29 августа. 

Ее сообщил журналист Михаил Карасев – один из членов Совета: 

«Общественный совет при управлении по охране памятников распустили. Земля ему пухом. Бесполезный орган был.
Теперь не надо будет писать заявление о выходе.
Аминь».

Но выяснилось, что Совет, работающий с начала 2016 года, распустили, чтобы сформировать вновь, о чем управление проинформировало всех членов специальным письмом. Причина рокировок – в текучке кадров. Кто-то написал «по собственному», кто-то ушел в депутаты, кто-то на госслужбу.

«Это вынужденная процедурная формальность, - сказала «Хранителям Наследия» Ирина Чемерчева, замруководителя управления. - В связи с тем, что всего из списочного состава заявления о досрочном прекращении полномочий написали суммарно 11 человек, в том числе председатель, зампредседателя, секретарь. В письмах всем членам совета мы указали эту причину, а также сообщили о том, что при формировании нового совета будем рады видеть всех желающих. О новом отборе все оставшиеся, само собой, будут проинформированы».

Приказ о роспуске опубликован на сайте управления.

Конечно, приятно, что Общественный совет по наследию стал кузницей кадров для Тамбовской области, но вот об эффективности его работы  градозащитники отзываются скептически. Активность Совета шла по нисходящей: в 2016 году было 4 заседания, в 2017 году - лишь одно. Ну а роспуск Совета многими был воспринят как чистка рядов. 

Михаил Карасев, журналист, член Общественного совета: «За два года своего существования Совет, на мой взгляд, не смог сделать ничего по-настоящему интересного и серьезного. Однако одну миссию он все-таки выполнил. Изначально в него были включены активные тамбовские градозащитники, которые рассчитывали как-то реализовать свой потенциал, работая в Совете. Однако вышло так, что практически все инициативы градозащитников были отвергнуты, а сами они подверглись остракизму со стороны бывшего председателя совета Сергея Сазонова. И инициатива погасла. Затем совет практически перестал собираться и вообще не рассматривал никаких серьезных вопросов. В общем, деятельность его оказалась театральной и бутафорской. Поэтому строки письма в которых Управление благодарит членов Совета за "серьезную, плодотворную работу" вызывают лишь саркастическую улыбку»...

Олег Карнаухов, бывший секретарь Общественного совета: «В Совет пришли для массовки люди, которые были абсолютно не заинтересованы в изменении ситуации в охране памятников. Многие члены Совета могли не являться на заседания по 3-4 раза подряд. Я, как секретарь Совета, абсолютно ответственно, говорю о том, что от многих членов Совета не было ни предложений по работе Совета, они не формировали повестку работы Совета на год, не ездили на выездные заседания. Работа Совета сопровождалась тем, что наши инициативы так и остались не реализованными - по разным причинам (или госорган заявлял, что это не его прерогатива, или не хотел инициировать совместную работу с другими ведомствами). В частности, за время работы так и не удалось решить вопрос с проведением капремонтов на объектах культурного наследия, являющихся многоквартирными домами. Госорган абсолютно не шел на контакты с нами в вопросах постановки новых объектов на учет. Лично мне за все это время пришло четыре отказа в постановке на учет. Причины отказа - всегда формального характера, абсолютно необоснованные отписки. "Не нравится - обращайтесь в суд!" - приписка, которой заканчивались письма, адресованные мне, и это при условии того, что я был не рядовым членом Совета, а секретарем. Увы, очень тяжелая ситуация с проверками ОКН, находящимися в частной собственности и в собственности госструктур, с принадлежащими РПЦ.

В новый Совет придут лояльные, удобные, готовые к компромиссам, люди, которые не смогут дать процессу сохранения памятников ровным счетом ничего. Ситуация с сохранением наследия - сложная в Тамбове, дошедшая до критического состояния, только усугубится».

Марина Климкова, краевед, член Общественного совета написала в своем Фейсбуке: «Что же касается меня, то данное событие расцениваю свидетельством того, что управление не сумело использовать энергию разных людей и их желание что-то делать, не смогло найти с ними точки соприкосновения. С ситуацией, когда возникают различные мнения, обсуждения, а порой и жесткие дискуссии, сотрудники госоргана мириться не умеют и не хотят. Привыкшие к командно-административной форме работы, они, видимо, оказались неготовыми сотрудничать с многоликой общественностью и работать в новых условиях. Поэтому значительная часть членов совета посчитала, что не может тратить личное время на бесплодные заседания и решило использовать его для себя более продуктивно».

Пока Общественный совет – единственная форма публичного взаимодействия госорганов с общественностью, а также озвучивания проблем с наследием. Если Совет и второго призыва окажется пустышкой, то тут уж пенять можно только на особенности местных реалий. Не договорились, устали, текучка – причины, конечно, существенные. Но не для работы, а для бездействия.

 

На главную