Особняк Столыпина заражен палочкой Коха

19.06.2015
Особняк Столыпина заражен палочкой Коха

«Хранители Наследия»

Нечасто, но постоянно возникающая проблема - приспособление и использование памятников истории и архитектуры, в которых располагались ранее медицинские учреждения, связанные с тяжелыми заразными болезнями, либо вредные производства, оставившие после себя какую-нибудь вредную гадость. До сегодняшнего дня эти причины служат для «обоснования» необходимости полного сноса памятников и исторических зданий – например, палаты XVII века во владении 10 на Страстном бульваре в Москве были снесены под предлогом "заражения солями тяжелых металлов", а постройка бывшего элеватора на столичной Дубининской улице, с редкостными и красивейшими конструкциями из вековой лиственницы, настойчиво предлагается к сносу по причине засоренностью столетней мучной пылью. И т.п. – примеров достаточно не только в Москве, но и в провинции.

В гостях у губернатора Столыпина

В Саратове, например, дурная туберкулезная наследственность препятствует реставрации и использованию сразу двух прекрасных городских памятников. Причем один из них связан с именем знаменитого государственного деятеля начала ХХ столетия, премьер-министра России Петра Столыпина.

Красивый особняк на углу улиц Вольской и Мичурина, где в 1903–1906 гг. жил и работал Столыпин в бытность саратовским губернатором, известен туристам и местным жителям. На парадном фасаде висит охранная доска, рядом - бюст Столыпина. Однако зайти вовнутрь решится не каждый турист: в советское время дом был передан под областной научно-исследовательский центр по изучению туберкулеза и тубдиспансер. Диспансер со стационаром и туберкулезная поликлиника работают здесь и ныне.

В корпусе, где Столыпин жил, сейчас администрация лечебного учреждения, а бывшую губернаторскую канцелярию занимает поликлиника. Журналистов местного издания «Взгляд-инфо», которые решились описать состояние «туберкулезных» саратовских памятников, водили по территории в халатах и предохранительных масках.

Несколько лет назад особняк пережил реставрацию, но весьма фрагментарную: был отремонтирован фасад, восстановлена уличная ограда, а вот стены и потолки были обшиты изнутри гипсокартоном, который скрыл лепнину – на ее реставрацию не было средств. В кабинете Столыпина теперь конференц-зал, здесь уцелели лепнина и старинный резной камин. В других комнатах, ставших теперь лечебными палатами, тоже сохранились камины, но сфотографировать их журналисты не решились: даже привычные врачи входят в палаты только в респираторах и «полной экипировке».

Туберкулезный диспансер, мало уместный в самом центре города и плохо приспособленный к современным медицинским стандартам, несколько раз пытались перевести в другое место, но процесс останавливала нехватка средств и отсутствия ясности – что делать дальше со зданием, зараженным палочкой Коха?

SArAlex1q.jpg

В гостях у вице-губернатора Александровского

Другой известный саратовский памятник – классический дом на пересечении улиц Радищева и Советской, объект культурного наследия первой половины XIX века. Он также украшен охранной доской, однако в последние годы стремительно ветшает и приходит в негодность. Возможно, в раннекоммунистический период жизни Саратова было решено все властные резиденции отдавать под противотуберкулезные заведения – здесь жил в 1856-1862 гг. саратовский вице-губернатор Василий Александровский, а при Советской власти в здании разместили городской тубдиспансер.

Теперь он отсюда выехал, но дом уже 8 лет стоит «законсервированным», т.е. пустует. Богатое убранство интерьеров, никем не видимое, потихоньку ветшает. Местная печать пишет, что по действующим санитарным нормам помещение, в котором находился тубдиспансер, нельзя перепрофилировать ни под жилье, ни под офисы. Как сообщается, недавно домом Александровского заинтересовался известный саратовский строитель-предприниматель, произвел изыскания и даже разработал проект восстановления здания. Однако затем выяснилось, что «есть распоряжение министерства здравоохранения о том, что здание нельзя никак использовать». Все работы были остановлены.

В результате саратовские СМИ и эксперты обсуждают теперь варианты «воссоздания» обоих памятников архитектуры, т.е. замены их новоделами, «сохранив отдельные аутентичные элементы».

«Что там с палочкой, я не знаю»

Министр культуры Саратовской области Светлана Краснощекова, к которой саратовские журналисты обратились за комментарием, уверена, что существуют сроки, по истечении которых здание, в котором находился тубдиспансер, можно перепрофилировать: «Насколько я знаю, по зданию на Радищева этот срок истекает на следующий год – так мне докладывали мои работники, которые работают в управлении».

Однако саратовские специалисты по охране культурного наследия точной информации о живучести палочки Коха не имеют. Сотрудник только что созданного регионального управления по охране памятников Евгений Шамьюнов почему-то уверен, что на этот вопрос сможет ответить Росимущество: «Наши функции – мы согласовываем проектную документацию, даем разрешение на виды работ, проводим проверки. А вот что там с палочкой и сроками, я не знаю. Думаю, это вопрос к Росимуществу, которое является собственником здания».

А вот мнение главного фтизиатра Саратовской области Татьяны Морозовой: «Туберкулезная палочка для здания – это приговор, его невозможно перепрофилировать, и это не только мое мнение. Никакие современные технологии не помогут. Дезинфицирующие средства в России самые сильные, но даже они не в состоянии убить туберкулезную палочку. Здания, конечно, жалко, это архитектурная ценность. Есть только один способ их сохранить – снести и воссоздать заново. Причем делать это нужно так, чтобы ни одного старого кирпича не осталось. Это единственный путь, но на него никто не решается».

Микроб, храм, Мосгордума и прокуратура

Саратовские журналисты недоумевают: здесь все так строго и однозначно, а между тем в городе «есть примеры довольно лояльного отношения властей к сосуществованию с потенциальной инфекцией. Известно, что бывшая Митрофаньевская церковь, что рядом с кинотеатром Победа, в советские времена представляла собой кафедру микробиологии. Насколько это объективно, неизвестно, но в народе всегда считалось, что более заразного места в Саратове нет, а сейчас здесь по соседству висит вывеска – "Горячий хлеб". 99-я школа находилась в ста метрах от института "Микроб". О чем это говорит? О том, что власть на одну и ту же проблему один глаз открывает, а другой закрывает? Или о том, что не так страшны палочки, как их рисуют?»

А в Санкт-Петербурге, например, палочки Коха опасается даже прокуратура. По данным городских СМИ, старинное здание богадельни и школы на Каменноостровском проспекте, 66, в котором в советские годы был тубдиспансер, еще в 2011 году передали прокуратуре. Однако и спустя три года никто туда так и не въехал: считается, что здание «заражено палочкой Коха, которая якобы живет 100 лет, и ее не вытравить из стен и полов никакой химией и никаким ремонтом».

При этом власти Петроградского района северной столицы утверждают, что здание на самом деле не представляет никакой опасности, и «заражение палочкой Коха» – не более чем слухи.

Иногда реставраторов ограждают от подобных проблем заказчики. Например, в случае с Ново-Екатерининской больницей на Страстном бульваре в Москве, помимо сноса трех старинных строений комплекса и строительства на их месте 5-6 этажного "модернового" административного здания, была заодно произведена реставрация главного корпуса XVIII-XIX вв., в течение 200 лет служившего местопребыванием страдальцев от всех болезней, не исключая чумы. По нашей информации, реставраторов, пришедших на объект, представители заказчика сразу заверили, что все необходимые мероприятия по дезинфекции уже произведены и беспокоиться не о чем. Теперь модернизированное здание с великорослым офисным придатком вроде бы должно послужить Мосгордуме. 

Для «Хранителей Наследия» - комментарий реставратора Ольги Галаничевой, главного архитектора архитектурной проектно-реставрационной мастерской № 13 «Моспроекта-2»:

- В нашей практике не раз встречались случаи реставрации и приспособления зданий, в прошлом связанных с медицинскими учреждениями инфекционного профиля. Можно вспомнить целый кожно-венерологический корпус комплекса университетских клиник на Погодинской улице в Москве, который был отреставрирован с частичным изменением функции: в значительной части здания теперь работают учебные кафедры и аудитории, и никого это не смущает. Современные средства позволяют обеззараживать помещения; иногда достаточно просто слоя известковой штукатурки толщиной в 2 см, поскольку известь является очень хорошим адсорбентом. Кстати, случаев заражения не фиксируется, насколько я знаю, даже в действующих более 100 лет туберкулезных клиниках, естественно, при соблюдении необходимых профилактических и гигиенических процедур. А полочка Коха – это все-таки не споры холеры или бубонной чумы, которые сохраняются столетиями.

Фото: vzsar.ru

На главную