Псковский ВООПИК восстал против волонтерской реставрации ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

Псковский ВООПИК восстал против волонтерской реставрации

30.07.2019
Псковский ВООПИК восстал против волонтерской реставрации

Псковское региональное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК) опубликовало 29 июля 2019 года возмущенное письмо в областной Комитет по охране объектов культурного наследия – с резкой критикой хода и результатов волонтерских работ в знаменитом усадебном комплексе области. Председателя Комитета Наталью Тихомирову знакомят с результатами осмотра «выездной группой» членов ВООПИК и Союза архитекторов России объекта культурного наследия «Беседка с голубятней», входящего в архитектурный ансамбль усадьбы Строгановых Волышово в Порховском районе Псковской области. 

Работы на аварийной «Беседке с голубятней» в течение двух недель в июле 2019 года вели участники лагеря «Волонтерская усадьба», организованного Научно-производственным центром (НПЦ) по охране и использованию памятников истории и культуры Псковской области.  

По итогам осмотра памятника в псковском отделении ВООПИК пришли к выводу, что волонтерскими работами на объекте культурного наследия «ему наносится прямой вред, а именно:

  • сокрытие деформаций под новой штукатуркой затрудняет установление причин аварийного состояния и инженерное обследование объекта для разработки мер по его сохранению;
  • отбивка исторических штукатурных и красочных слоев, фрагментов сохранившихся профилей карнизов и других деталей декора уничтожает информацию о строительной истории объекта и лишает возможности документированного восстановления декоративного убранства памятника, что является нарушением методики натурного исследования объекта;
  • факт производства работ на памятнике свидетельствует о незнании порядка производства работ на аварийном объекте не только сотрудниками ГБУК НПЦ, но и сотрудниками Комитета по охране объектов культурного наследия Псковской области, которые согласовали проектную документацию и выдали разрешение на производство работ;
  • отделочные работы на памятнике проводятся волонтерами, не имеющими специальной реставрационной квалификации, как и руководители волонтерского проекта;
  • научно-проектная документация по сохранению объекта не рассматривались Научно-методическим и экспертным советом при Комитете по охране объектов культурного наследия Псковской области, что, учитывая вышесказанное, приводит к выводам о безответственности организаторов этого мероприятия по отношению к объекту культурного наследия».

vol1.jpg

vol2.jpg

В псковском ВООПИК констатировали, что объект находится в аварийном состоянии, демонстрирует «множественные деформации» и «подвижки фундамента», а состояние колонн «грозит падением». 

vol5.jpg

При этом «на момент осмотра на объекте проводилось уничтожение исторического штукатурного слоя на стенах и колоннах, фрагментов штукатурного декора и оштукатуривание фасадов новыми составами (цементным и специальным) с поверхностной заделкой серьезных конструктивных трещин и вычинкой кирпичной кладки основного объема.

Работы велись без соблюдения правил техники безопасности».

Установив, что на объекте трудятся добровольцы «под руководством директора НПЦ А.Г. Калиненко с участием сотрудника НПЦ Н. Валеевой», активисты ВООПИК поинтересовались наличием согласований и проектной документации на работы. Директор НПЦ Алексей Калиненко рассказал им, что работы согласованы областным Комитетом по охране памятников, а утвержденный госорганом проект «находится в офисе».

Псковское отделение ВООПИК заявляет в письме в госорган, что «объекты культурного наследия не могут являться площадкой для экспериментов неквалифицированных добровольцев, а также сотрудников НПЦ, не имеющих опыта исследования, проектирования, надзора за производством работ и соответствующей аттестации на производство ремонтно-реставрационных отделочных работ».

Для «Хранителей Наследия» – комментарий зампредседателя Псковского регионального отделения ВООПИК Ирины Голубевой:

– Никто так не делает, не начинают реставрацию аварийного объекта с «косметики», с оштукатуривания. Это не реставрация, а PR-акция, грубое нарушение реставрационных правил, так можно только усугубить состояние памятника. Проект этих «работ по сохранению», как нам говорят, есть, но никто его не видел. Среди волонтеров была архитектор-реставратор высшей категории Татьяна Ознобишина из Санкт-Петербурга. Увидев, какие работы разворачиваются на беседке, она пыталась им воспрепятствовать. Ее не только не послушали, но и отстранили от работ!

Ответа из Комитета по охране культурного наследия Псковской области мы пока не получили. Надеемся, что нам сообщат, какие меры принимаются Комитетом по действительному сохранению аварийного памятника.

vol3.jpg

Усадьба Волышово действительно нуждается в срочных мерах по спасению, особенно после того, как дворец Строгановых серьезно пострадал в июле 2018 года (см. нашу тогдашнюю публикацию) от разрушительного пожара. Да и прочие постройки заброшенного усадебного ансамбля – в удручающем состоянии. Но пока что усадьбой занимаются только волонтеры. Нынешний лагерь – второй; летом 2018-го на свежем пепелище был развернут волонтерский проект «Строганофф-фест». 

Волонтерский лагерь 2019 года собрал в Волышове около 50 человек, но большинство приезжали на день-два на выходных, в основном из Пскова и Санкт-Петербурга. 

В середине июля областные СМИ с удовлетворением рассказывали, как волонтеры «взялись за голубятню, противоаварийные работы на которой были проведены в прошлом году»:

«Удар за ударом волонтеры освобождают кирпичную кладку от штукатурки. Колодец с голубятней нужно полностью очистить, чтобы потом заново оштукатурить и покрасить. На все эти работы волонтеры привезли почти десять тонн профессиональных реставрационных материалов. Работают под присмотром старших коллег-реставраторов».

Директор областного НПЦ по охране памятников Алексей Калиненко также не скрывал удовлетворения: «В прошлом году мы делали на нем ряд противоаварийных работ, очень приятно, что в этом году мы увидели результаты, которые отстояли всю зиму в отличном состоянии, никаких новых трещин по нашим, по тем дыркам, которые мы восстанавливали в прошлом году, то есть качество работ оказалось вполне себе на высоте».

А в конце июля Научно-производственный центр по охране и использованию памятников истории и культуры Псковской области официально подвел итоги волонтерских работ – прямо противоположные: 

«Второй по счёту волонтёрский лагерь в Волышово завершил свою работу 29 июля…  В этом сезоне кирпичная кладка голубятни (восстановленная волонтёрами летом 2018 года) была покрыта известковым раствором, восстановлена штукатурка, предохраняющая кладку от вымывания и выветривания. Как показал визуальный анализ состояния строения, выполнение этих работ было необходимым, так как имелись существенные повреждения кладочного материала, в некоторых местах была отмечена полная утрата кирпича.

Безусловно, штукатурные работы, проведённые на объекте, не влияют на сохранность колоннады (которая деформируется в следствие поднятие грунта из-за растущего в непосредственной близости дуба), но сохраняют кладку стен и как следствие предохраняют от появления микротрещин и дальнейшей деформации стен…

Работы по расчистке территории от дикорастущей поросли были проведены на территории парадного двора – вокруг беседки, Дома управляющего и Церкви Спаса. Расчистка позволяет сделать памятники хорошо обозримыми, предохраняет объекты от сильного зарастания, отсыревания и замусоривания».

Комментарий «Хранителей Наследия»:

Вопрос об отсутствии у реставраторов-добровольцев реставрационных лицензий и/или профессиональной квалификации является, пожалуй, самым проблемным во всей волонтерской тематике, как только заходит речь о работах на объектах культурного наследия. (Хотя, конечно, есть и другие сложные ребусы, о которых мы писали еще в 2017 году.)  С одной стороны, закон требует от физических лиц, участвующих в реставрации или даже консервации памятников, наличия аттестации аж от федерального органа охраны наследия.  С другой – этот же закон позволяет допускать волонтеров к «отдельным видам работ» на памятниках – не оговорив, к каким именно, но указав, что эти виды и «особенности участия» волонтеров в реставрации должно определить Правительство РФ. Оно этого пока не сделало. 

Механически применять к волонтерам норму закона, запрещающего неаттестованным людям работать на памятниках – в наших условиях очень странно, хотя бы потому, что качество волонтерских работ зачастую гораздо выше того, чем занимаются лицензированные организации с якобы аттестованными реставраторами. А уж отталкивать от наследия людей, бескорыстно посвящающих ему личное время и силы – и вовсе грех. Тем более что они восстанавливают объекты, до которых бюджетные деньги, лицензированные организации и аттестованные реставраторы не доберутся никогда. 

Региональные органы охраны памятников решают проблему каждый на свой лад, или, точнее сказать, каждый на свой страх и риск. Где-то добровольцам предписывают убирать мусор, косить траву и не притрагиваться к памятнику. Где-то разрешают участие в реставрации, консервации и противоаварийных работах – при наличии согласованного проекта и контроля-руководства со стороны профессиональных реставраторов. Где-то предпочитают просто «не замечать» волонтерской активности.  

В Волышове, судя по всему, дело шло по второму сценарию – руководил работами лицензированный НПЦ, однако закончилось протестом в госорган.

Примечательно, что протест этот исходит от регионального отделения ВООПИК – организации, возрождающей волонтерское движение во всероссийском масштабе. 

Кстати, ВООПИК в 2018 году публиковало на официальном сайте сообщение о первом волонтерском лагере в Волышове,  отнюдь не сопровождая его опасениями, что непрофессиональные добровольцы могут нанести вред памятнику. Заметим также, что в официальном перечне волонтерских лагерей (кампусов) ВООПИК 2019 года Волышово не присутствует. 

Как будет Комитет по охране культурного наследия Псковской области выходить из положения – нам и самим весьма интересно. За последние годы письмо псковского ВООПИК – пожалуй, единственное публичное обвинение волонтеров и организаторов волонтерских работ в нанесении ущерба объекту культурного наследия. 

А в федеральном масштабе – поскольку волонтерское движение невозможно остановить никакими письмами и запретами, да ведь и многократно предписано его всячески развивать – безусловно, необходим нормативный акт о волонтерах наследия, о котором сказано в профильном законе. 

По крайней мере, он позволит волонтерским организациям не опасаться обвинений в нарушении закона. 

P.S. Комментарии ЦС ВООПИК, Союза реставраторов, псковского НПЦ по охране памятников о ситуации в Волышове и правилах волонтерской работы на памятниках архитектуры – в материале "Известий"

Фото: Псковское региональное отделение ВООПИК

На главную