Сухаревское столпотворение ::: Хранители наследия | Хранители наследия

Сухаревское столпотворение

08.09.2016
Сухаревское столпотворение

Благие намерения, которыми вымощена дорога в потребительский рай 

Константин Михайлов

Столичный телеканал порадовал новостью об очередном проекте  восстановления Сухаревой башни - «невесты Ивана Великого», московской легенды, уничтоженной в 1934-м. 

Очередном - потому что этих проектов за последние десятилетия было несколько. Кстати, в 2016 году Москва, если кто помнит, может «отпраздновать» 30-летие многомесячных общественных дебатов 1986 года о восстановлении башни, закончившихся архитектурным конкурсом, в свою очередь, закончившемся ничем. Решение было отложено, результаты были положены под сукно, с обещанием вернуться к теме лет через 25 (и притом с пониманием, что через 25 лет уже и мастеров не будет, способных построить хотя бы сколько-нибудь похожий на прообраз «новодел»). Были еще всплески разговоров на эту тему в 1996-м, к 300-летию российского флота, в 2006-м, когда при строительстве подземного перехода наткнулись на вполне сохранившиеся под асфальтом Садового кольца фундаменты башни. Не стану перегружать читателя всеми историческими подробностями, начиная с 1690-х - можно здесь почитать обо всем этом. Отметим, что новый проект восстановления Сухаревой башни возник, как по заказу, ровно через 10 лет.

И этот проект настолько отличается от прежних, что его невозможно обойти молчанием. Прежние проекты хотя бы пытались воспроизвести утраченный памятник. 

Вкратце о нем, как проект представлен на городском телеканале. Авторы - архитекторы Андрей Савин и Виктор Сластухин. «Основная идея заключается в том, что восстановление памятника может принести пользу современности». Поэтому и цель двойная: «возродить исторический облик Москвы и решить насущные задачи – строительство транспортной развязки на пересечении Садового кольца и проспекта Мира». 

Восстанавливать башню предлагается в стороне от исторического фундамента, поскольку постановка ее на прежнем месте «полностью парализует движение Садового кольца». 

Но не беда: новая Сухарева башня «полностью впишется в дорожно-транспортную инфраструктуру Мещанского района и поможет решить проблему транспортной развязки между кольцом и проспектом Мира».

Архитектор Савин рассуждает вполне в духе времени: «Добиться только восстановления этого исторического памятника проблематично. Так что вместе с этим нужно поднимать современные проблемы, которые помогут привлечь внимание к вопросу». 

Технология: над Сухаревской площадью строится шестиполосный мост-эстакада. По нему едет Садовое кольцо. Под опорами моста пропускается транспорт трассы Сретенка - проспект Мира. А на мосту с пандусами, как на подиуме, красуется восстановленная башня. Назвать все это Сухаревой башней у меня язык не повернется.

720696.730xp[1].jpg

720718.730xp[1].jpg

Авторы проекта, впрочем, и сами признают, что их детище будет отличаться от прообраза. «Проект башни максимально близок к ее истинным обмерам, – рассказывает Виктор Сластухин. – Но, учитывая необходимость вписать ее в существующую геометрию города, конечно, некоторые ее части пришлось модифицировать».

Насколько и каким образом - видно из прилагаемых к репортажу эскизов. Правда, авторы оговариваются: «Если общественность решит, что в них (проектах - Ред.) нужно что-то поменять – мы всегда открыты для обсуждения».

Нечасто такое услышишь от архитекторов, они редко приглашают общественность в соавторы.  

Что же касается венецианских хартий и всякого прочего - «архитекторы предлагают реконструкцию башни на основе современных материалов и технологий, что позволит увеличить ее внутреннее полезное пространство». Это, впрочем, и из картинок видно.

Разбирать этот проект с точки зрения законов о культурном наследии, принципов научной реставрации и воссоздания - думаю, нет нужды. Он существует настолько вне их, параллельно им и безотносительно их, что кажется прилетевшим с другой планеты. Но это обманчивое впечатление.

Здесь начинается конспирология. 

В городском СМИ материал подан так, что весь этот проект - инициатива двоих архитекторов, поддерживаемая некоторыми общественниками. Очень может быть, что первоначально так и было. Но кое-что заставляет думать, что инициатива эта уже поддержана «в верхах». 

Во-первых, «по словам архитекторов, в ближайшее время вопрос о возрождении Сухаревой башни могут вынести на общественное обсуждение через портал «Активный гражданин». Сразу почему-то вспоминается другой проект на другой площади - Боровицкой. И мы, я думаю, все понимаем, что далеко не каждая общественная инициатива вкладывается в уста «Активного гражданина».

Во-вторых, проект строительства новой Сухаревой башни, как выясняется, в апреле 2016 года уже был представлен публике  - и не где-нибудь, а в лектории Русского географического общества. Как сообщается, «вспыхнувшая дискуссия была погашена ведущим, предположившим, что докладчикам следует поберечь силы для предстоящих сражений за проекты на более высоком уровне».

А когда архитекторов спрашивают, как может использоваться в будущем их «Сухарева башня», они отвечают, например, что «в ней можно расположить музей Школы навигацких и математических наук или, к примеру, ее помещения можно предложить музею Военно-Морского Флота, который сможет там демонстрировать свои достижения». 

Конечно, это может быть случайным совпадением, но не могу не отметить, что у Русского географического общества и у Военно-Морского флота со всеми его музеями, скажем так, один отец-командир.

Здесь сказке-конспирологии конец, потому что дальше начинается чистая правда. 

Она состоит в том, что Сухарева башня образца 2016 года как-то очень правдоподобно и органично вписывается в образ того города Москвы, который создается на наших глазах. Образ и облик новой «Сухаревой башни» имеет ровно такое же отношение к образу и облику подлинной, какое нынешний образ Москвы имеет к истории города, его душе и подлинной атмосфере. Это, можно сказать, самая яркая квинтэссенция, символ всего нынешнего «урбанизма».

И природа этих сущностей, на мой взгляд, абсолютно одинакова. Город Москву на наших глазах «причесывают» под стандарты потребительского общества (с поправками, конечно, на понимание их вершителями и на ловкость рук исполнителей).

В этой системе координат суть, душа, историческая правда и соответствие каким-либо научным канонам никого не интересуют. С потребительской точки зрения город является товаром, который должен быть конкурентоспособен на рынках - не только на рынке туризма и релакса, но и на ярмарке тщеславия. Город должен выглядеть с иголочки, т.е. «как новенький». У него должна быть яркая упаковка и позитивный имидж. Он должен казаться потребителю удобным, модным, вкусным, позитивным и приобщающим его, потребителя, к каким-то новым, якобы европейским, горизонтам. Он должен еще и регулярно обновляться - так что «Моя улица» будет вечной, если где-то и когда-то не заменят энерджайзера. 

У города-товара, безусловно, должны быть некие «завлекалочки», уникальные и прикольные штуки, которыми можно потребителей приманить. Поскольку в настоящие городские уникальности преобразователям вникать недосуг, да они и совершенно искренне считают, что до них было сплошное темное царство с сомнительными ларьками (это вечный мотив преобразователей, почитайте газеты что 1930-х, что 1990-х, что 2016-го), «завлекалочки» они создают сами. Тут уж кто до чего додумается - и самый большой в мире греческий салат, и самая длинная скамья на Новом Арбате, и самый большой в Европе океанариум в зоне охраны архитектурного ансамбля. 

Единственная в мире городская воротная башня XVII века на транспортной развязке - прямо-таки просится в этот ряд. 

Кстати, «модификацию» своего детища по сравнению с подлинником авторы проекта объясняют на самом деле именно удобствами потребителей - не только автомобилистов, но и посетителей: пандусы именно для них. И «современные материалы» при строительстве - не потому, что проще построить, а для увеличения полезного пространства.

Это все даже не «пост-модерн», потому что в нем есть хотя бы игра смыслов. 

Это даже не воссоздание, потому что в нем всегда есть благородный смысл: залечить историческую рану, воротить городу и миру частицу похищенного вандалами образа. 

Но когда на месте погибшего национального шедевра рисуется полезный гибрид транспортной развязки с карикатурным призраком утраченной реликвии - это невозможно воспринять иначе, как покушение, как издевательство над историческим образом. 

Тем самым, за возрождение которого это чудо будут выдавать счастливым москвичам. 

Не зря же «вспыхнувшая дискуссия была погашена ведущим». 

Фото: Телеканал Москва 24

На главную