Вечер перестает быть томским ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

Вечер перестает быть томским

03.05.2019
Вечер перестает быть томским

Градозащитники опасаются, что власти выполнят президентское поручение с точностью до наоборот 

«Хранители Наследия»

Пикет и флешмоб в защиту пространства

Градозащитники Томска подали заявку на проведение 7 мая 2019 года пикета «в защиту пространства исторической памяти Томска». Как сообщают местные СМИ, один из организаторов акции – Мария Бокова, председатель Томского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК).

По ее словам, цель пикета – не просто привлечь общественное внимание к судьбам памятников Томска, к недавним пожарам или попыткам разборки исторических деревянных домов (подробный перечень свежих утрат доступен). Акция будет проведена «в свете очень важного события - утверждения проекта границ исторического поселения, предметов охраны», – говорит Мария Бокова. Пикет не случайно запланирован именно на 7 мая – после заседания Градостроительного совета при губернаторе, на котором будет обсуждаться проект границ исторического поселения. Мария Бокова настаивает, что в обсуждении проекта должны обязательно участвовать общественные представители.

Проект документации по историческому поселению должен быть 8 мая 2019 года отправлен Комитетом по охране объектов культурного наследия Томской области в Минкультуры РФ на утверждение.

Дата эта все ближе, однако проект, который в эти дни дорабатывается в областной администрации, не был представлен независимым экспертам и общественникам, не был с ними обсужден. Поскольку губернатор региона Сергей Жвачкин непременно должен отчитаться, что опубликованное в феврале 2019 года поручение Президента РФ Владимира Путина «обеспечить охрану объектов культурного наследия г. Томска как исторического поселения федерального значения» (срок – до 31 мая 2019 года) выполнено, градозащитники не без оснований опасаются, что скорость принятия «окончательной версии» проекта будет обратно пропорциональна его качеству.

В резолюцию недавнего круглого стола «Томск исторический. Будущее прошлого», направленной губернатору Сергею Жвачкину, мэру Томска Ивану Кляйну и – для верности – Владимиру Путину, включены пункты о необходимости «комплексного сохранения объектов деревянного зодчества Томска» и введения «моратория на выдачу разрешений и согласований на строительство, реконструкцию объектов капитального строительства в исторических районах Томска до утверждения проекта границ территорий и предмета охраны исторического поселения федерального значения «Город Томск», а также «мер, предотвращающих снос объектов, которые планируется включить в предмет охраны исторического поселения».

Одновременно с заявкой на пикет в социальных сетях Томска запущен флешмоб в защиту памятников деревянного зодчества. Журналист Елена Фаткулина призвала горожан принять массовое участие в сетевой акции #OldTownСhallenge – «чтобы те, кому не все равно, увидели, сколько таких людей на самом деле. И чтобы это увидели те, кто привык отмахиваться, говоря: „Опять кучка градозащитников возмущается“». Особую тревогу организаторов флешмоба вызывает полное неведение горожан о содержании документа, который 8 мая отправят в Москву: «Что внутри — неизвестно. Но в кулуарах речь идет о значительном сокращении списка объектов, подлежащих включению в предмет охраны».

tom7.jpg

Прозрение не вникавших в тему

Как известно, принятию проекта границ, градостроительных регламентов и предмета охраны исторического поселения в Томске предшествовала двухлетняя тяжба, судебная в том числе, между столичными экспертами и проектировщиками – и городской мэрией. Стороны не сошлись в оценках размеров исторического поселения. Границы, предлагаемые городскими властями и местной «Сибспецпроектреставрацией», охватывали территорию, примерно в четыре раза меньшую, нежели границы, разработанные экспертами ЦНРПМ и фирмы «Валбэк-Ру». А границы эти, между прочим, включали всего 5–6 процентов территории нынешнего Томска. Но и это казалось мэрии непозволительной жертвой. 

Городские власти, в 2016 году договорившиеся до обсуждения светлой идеи вообще отказаться от статуса исторического поселения, упорствовали до последнего. Можно было бы написать – до упомянутого выше поручения Президента РФ, данного по итогам заседания Совета при Президенте РФ по культуре и искусству в декабре 2018 года, где в защиту исторического Томска (и не только его) весьма культурно и искусно выступил председатель ЦС ВООПИК Артем Демидов.  Однако и после президентского поручения, уже в конце апреля, мэр Томска Иван Кляйн продолжал рассуждать о том, что «произошло разделение между теми, кто хочет сохранить историческое наследие Томска, и теми, кто хочет его развивать, строителями, проектировщиками, архитекторами». 

Демагогическое противопоставление сохранения развитию, давно отвергнутое ведущими отечественными и международными экспертами, как правило, опирается на весьма конкретные планы застройки. В томских СМИ в этой связи вспоминают нашумевший проект «Томские набережные», ради которого в 2016-м поселение и призывали отказаться от статуса исторического.  

tom8.jpg

Фрагмент проекта "Томские набережные"

Есть и другие проекты «освоения» территорий: мыс реки Ушайки, район «Болото», Преображенский район, Верхняя и Нижняя Елань, Заозерье. Все эти районы, кстати говоря, «альтернативные» проектировщики оставили за пределами исторического поселения. Томские эксперты не верят, что это совпадение.

Год назад, в апреле 2018-го, Иван Кляйн так говорил об историческом поселении в Томске: «Мы хотим, чтобы эта часть города омертвилась и перестала развиваться?» И добавлял о памятниках архитектуры и исторических домах из «списка 701» в отношении которых томскими властями в начале XXI века было принято решение о сохранении (всего 1108 объектов): «Мы сохраним их все? Я думаю, это наши иллюзии. Благими намерениями последнее потеряем. И сохранять для истории российской культуры будет нечего потом с нашим сегодняшним подходом».

tom2.jpg

Территория исторического поселения Томск по версии ЦНРПМ (зеленый контур) и по версии городских властей и проектировщиков (розовый контур)

Впрочем, на других участников томских событий президентское поручение произвело должное впечатление. Проект ЦНРПМ, который до того поддерживали эксперты ЦС ВООПИК, Российской академии архитектуры и строительных наук (РААСН) и НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ), получил в начале марта 2019 года одобрение  в Седьмом арбитражном апелляционном суде. Из милосердия к читателям не будем пересказывать всей судебной тяжбы: мэрия отказывалась не только принимать проект ЦНРПМ и его вологодского субподрядчика «Валбэк-Ру» (как препону для развития города), но и оплачивать его. В финале целой серии процессов и встречных исков Седьмой арбитражный апелляционный суд суд признал правоту разработчиков проекта: мэрию обязали выплатить им 8,29 млн рублей. Однако это не означает автоматического утверждения проекта властями: расстаться с гонораром явно легче, чем с пресловутым «развитием города». 

Высказался о проекте исторического поселения и губернатор Томской области Сергей Жвачкин. Сначала он сообщил: «Я не вникал до этого в эту тему. После поручения президента все рассмотрел». На самом деле поразительное признание: два года ставший скандальным вопрос о статусе столицы региона обсуждается в СМИ, на круглых столах, в судах и в Совете при Президенте РФ – а губернатор не «вникает в тему». 

Затем губернатор выразил недоумение: «Если честно, я не понимаю, почему загнали в угол простой вопрос, который можно решить за два-три дня. Я так и сказал мэру». 

Сергей Жвачкин добавил, что «Президент поставил перед нами срок до 31 мая, и я не сомневаюсь, что поручение будет выполнено. Есть замечательный проект, принятие которого тормозили бюрократические проволочки. Проволочки распутали».

Томская пресса тут же вспомнила, что «замечательный проект» не далее как в начале февраля 2019 года в пух и прах разносил заместитель губернатора Евгений Паршуто: «Какой-то иноземный «Валбэк» нам никогда не сделает то, что действительно нам нужно для сохранения и развития города». 

Заодно вице-губернатор нарисовал тогда перспективы переноса строительной деятельности с окраин города в центр, сноса аварийных домов и новостроек на их месте. 

И губернатор не выражал тогда недоумения. 

tom6.jpg

Томские секретные география и арифметика

Не удивительно, что наш весьма осведомленный в томском градостроительстве источник пишет: «Все, что делается властями в связи с историческим поселением, происходит в обстановке строжайшей секретности, усугубляемой межведомственной неразберихой». 

По нашей информации, после выхода президентского поручения доработка «окончательного проекта» сосредоточилась уже в стенах областной, а не городской, администрации. Поскольку к конкретике проекта до обсуждения его на градостроительном совете 7 мая непосвященных, в том числе градозащитников, не подпускают, они питаются неофициальной информацией. Она заключается в том, что границы исторического поселения из проекта ЦНРПМ сокращать не будут, но возможны «диверсии» по части ослабления градрегламентов и сокращения предмета охраны, откуда есть поползновения убрать большую часть «фоновой застройки»; по одной из версий, в предмете охраны исторического поселения предлагают оставить только объекты культурного наследия, исключив все «нестатусные» здания. Для исторического Томска подобный исход равносилен катастрофе.  

Проект предмета охраны исторического поселения «Город Томск», позитивно оцененный экспертами РААСН и НИИТИАГ и прошедший судебную экспертизу, включает около 490 памятников, в том числе выявленных, и около 1100 объектов ценной исторической среды и «фоновой застройки». Независимые томские эксперты, со своей стороны, считают возможной корректировку последнего перечня: не все ценные объекты-де в него вошли, а некоторые включены не по праву. Однако одностороннее сокращение списка вызывает у них протест. 

Существует и «оптимальный список», куда градозащитные эксперты включили 777 объектов из 1100 предлагаемых проектом, плюс 155 дополнительно выявленных объектов и «18 участков для воссоздания утраченных ценных зданий на прежнем месте». Эти предложения будут оглашены на градостроительном совете и должны быть направлены в Минкультуры от имени томского регионального отделения ВООПИК. Однако будут ли их всерьез анализировать и учитывать в свете того, что до 31 мая и губернатору и министерству нужно отчитаться о выполнении поставленной Президентом задачи – предсказать невозможно. Скорее всего, проект утвердят, предусмотрев возможность корректировки списков «в рабочем порядке». 

tom4.jpg

Позиция госоргана охраны памятников

Нерушимость границ исторического поселения косвенно подтверждает недавнее интервью председателя Комитета по охране объектов культурного наследия Томской области Елены Перетягиной. «В Томске уже есть проект охранных зон, утвержденный в 2012 году. Он и должен стать основополагающим документом для утверждения  границ исторического поселения», – говорит она. Границы исторического поселения «по версии ЦНРПМ» почти совпадают с очертаниями зон охраны из проекта 2012 года.

Елена Перетягина напоминает также, что и в районе «Болота», и в Татарской слободе, чье будущее вызывает тревогу у градозащитников, уже действуют «строгие градостроительные регламенты, не позволяющие там вести высотное  строительство». 

Нужно процитировать еще одно высказывание Елены Перетягиной, похоже, явно обращенное к городским властям: «Вообще, когда говорят о том, что объекты культурного наследия якобы мешают развиваться городу, любители высоток не особо задумываются над тем, что наше историческое наследие нельзя ставить в один ряд с какими-то сиюминутными  выгодами. Нужно понимать, что охрана объектов культурного наследия – это определенная составляющая стратегии национальной безопасности. Поэтому такие высказывания вполне можно считать, на мой взгляд, незаконными».

tom5.jpg

Последний и решительный бой

Зачем Томску статус исторического поселения? В дискуссиях вокруг статуса города эта тема всплывала не раз: общественников «успокаивали» тем, что даже в случае принятия усеченных границ исторического поселения регламенты зон охраны 2012 года останутся в силе.  Например, архитектор Олег Лещинер, врио гендиректора «Сибспецпроектреставрации», так и говорил

«Надо помнить, что у нас есть общая система, которая позволяет сохранять памятники архитектуры. В частности, охранные зоны, которые никто не отменяет. А к ним получается добавляются еще границы исторического поселения. Нет никакой необходимости, чтобы границы исторического поселения захватывали все охранные зоны и включали как можно большую территорию города».

«Дело не в границах, а в том, что в них делается, – возражала в 2018 году на заседании в РААСН историк архитектуры Мария Нащокина. – Есть опасения, что та граница, небольшая, уменьшенная, которую представляет мэрия Томска, станет той самой границей, за которой все следы исторического города будут уничтожены. Это самое опасное. И еще застройка пойменной части (проект «Томские набережные» – Ред.), то есть создание нового силуэта города, накладывающегося на исторический центр — это нежелательная ситуация для исторического города. Тем более что Томск собирается претендовать на статус ЮНЕСКО. Этот фактор будет мешать получить всемирный статус и перечеркнет всю проделанную работу. Исторический центр занимает всего 3-4 процента от площади современного Томска, неужели нельзя бережно отнестись к ним? Ведь они представляют ценность для всего человечества, а не только для горожан и жителей нашей страны».

tom1.jpg

Территория исторического поселения в Томске по версии ЦНРПМ (темно-зеленый контур) почти совпадает с зонами охраны 2012 года (светло-зеленый контур). Розовый контур – "альтернативный проект" исторического поселения, разработанный в Томске 

Однако и градозащитники признавали: «Граница исторического поселения, предлагаемая ООО «Валбэк-ру», не так уж сильно отличается от той территории, где уже сегодня приняты ограничения по параметрам застройки (проект зон охраны). Казалось бы, с чего вообще весь этот сыр-бор, ведь по большей части «Валбэк-Ру» просто конкретизирует уже сегодня действующие ограничения… Но дело в том, что эти регламенты довольно просто отменить на местном уровне, а в случае с историческим поселением вопросы изменения регламентов – это уже уровень федеральный. То есть вполне возможно такое развитие событий: принимаем урезанные границы и после этого добиваемся пересмотра проекта зон охраны». 

В том, что это не абстрактные опасения, убеждала практика. По проекту зон охраны 2012 года Томск «спокойно» жил года два, но затем начался их ползучий пересмотр. Сначала областные власти издали постановление о нераспространении ограничений проекта на участки «с предварительными согласованиями», выданными до его вступления в силу. В 2014–2016 гг. вышло еще несколько решений, отменяющих или существенно ослабляющих ограничения на нескольких земельных участках. 

Так что борьба вокруг границ и статуса – на самом деле борьба за контроль над городом: в историческом поселении федерального значения все подобные изменения или отклонения от регламентов придется согласовывать с Минкультуры РФ. 

Как справедливо говорила депутат Томской областной думы Галина Немцева, «суть конфликта состоит именно в этом. Власти города хотят оставить за собой возможность в любой момент поменять правила игры, по которым застраивается город, не спрашивая разрешения в Минкульте. Обходить проект зон охраны они научились. Обходить ограничения, которые утвердит Минкульт, будет гораздо сложнее». 

Что же касается исторической застройки Томска, то проект зон охраны, как ни странно это звучит, ее на деле не охраняет. Он ограничивает строительство, но не снос, если здание не является памятником. Отсюда постоянные поползновения сократить несносимый «список-701» – результат политического решения томских властей пятнадцатилетней давности. Большая часть этих домов не является памятниками, и единственная возможность их надежно защитить – включить поадресно в предмет охраны исторического поселения. 

Наконец, как совершенно справедливо считают томские градозащитники, документация исторического поселения, в отличие от проекта зон охраны – это документ не запрета, а развития, «устойчивого развития исторических территорий». 

Принятие границ, градрегламентов и предмета охраны исторического поселения при разумном подходе властей означает не «омертвление», а развитие территории. Только не привычными методами «до основанья, а затем», сноса и новостроя. Нужно будет восстанавливать памятники архитектуры и «фоновые» деревянные дома, благоустраивать исторические районы, вести аккуратное строительство в пределах установленных ограничений. И конструировать экономику такого развития, привлечения частных инвестиций, что в Томске, собственно, уже делается посредством льготно-арендных программ.

И заодно вспомнить, что статус исторического поселения предполагает с недавних пор и федеральное финансирование проектов создания в них комфортной городской среды.

Но за это томским градозащитникам предстоит «последний и решительный бой» 7 мая 2019 года. Только общественный контроль и гласность не позволят выполнить президентское поручение с точностью до наоборот.

tom3.jpg

Досье. Томск был включен в число исторических поселений федерального значения в 2010 году, но его границы долгое время не были разработаны и утверждены, что способствовало уничтожению памятников и старинных домов  в историческом центре. После скандала с идеей отмены статуса исторического поселения (ради проекта «Томские набережные») летом 2016 года городские власти провели конкурс на разработку проекта границ исторического поселения Томска. Возможно, они надеялись получить проект, сводящий историческое поселение к минимуму и не ограничивающий строительную активность в намеченных к «освоению» районах. Однако результат оказался иным. 

Победителем стало ФГУП «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские» (ЦНРПМ), которое привлекло на субподряд вологодское ООО «Валбэк-Ру». Первоначальные сроки предполагали выполнение огромной работы за несколько месяцев, включая согласование в Минкультуры РФ – до 31 декабря 2016 года. Впоследствии сроки были продлены до конца 2017 года. Подготовленный проект с обширными границами исторического поселения категорически не устроил томскую мэрию, результатом чего стали многочисленные обсуждения в экспертных институциях и судебные процессы. Гордиев узел разрубил в феврале 2019 года специальным поручением Президент РФ Владимир Путин.

Фото: WikimediaCommons, Денис Кулягин


Warning: file_get_contents(http://cackle.me/api/2.0/comment/list.json?id=&accountApiKey=&siteApiKey=&modified=&page=0&size=100) [function.file-get-contents]: failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 403 Forbidden in /home/m/manolis/public_html/bitrix/modules/cackle.comments/classes/general/cackle_sync.php on line 61

На главную