Весна тревоги волонтерской. Часть 3

08.04.2017
Весна тревоги волонтерской. Часть 3

Минкультуры РФ попытается спасти добровольческий реставрационный сезон

Евгения Твардовская

Авторы, действующие лица, исполнители, организаторы реставрационных работ, волонтеры и просто сочувствующие собрались 6 апреля в Институте наследия, чтобы обсудить, как жить и работать по пресловутому Приказу Минкультуры РФ №1278, фактически поставившему сезон добровольческих работ на памятниках этого года на грань срыва. Суть проблемы в двух словах: приказ обязал выдавать задания на проектирование и производство работ по сохранению объектов культурного наследия только их собственникам; многие памятники оформленных собственников или пользователей не имеют и числятся бесхозными; региональные органы охраны памятников уже начали на основании этого приказа отказывать организациям, годами за собственный счет организовывавшим и проводившим работы, например, на памятниках деревянного зодчества на Русском Севере, до которых у государства руки никогда не дойдут.   

Это была, строго говоря, вторая встреча представителей Минкультуры с беспокойной общественностью. Первой будем считать разговор руководителя благотворительного фонда «Крохино» Анор Тукаевой и министра Владимира Мединского в Общественной палате. Тогда министр пообещал диалог продолжить, не скрывая удивления самим фактом наличия в России волонтеров-реставраторов и их желанием работать за идею.

17522392_1893931460883622_1363244783_o.jpg

На этот раз, в обстановке более камерной и располагающей к обсуждению деталей, ведомство представлял Директор Департамента государственной охраны памятников Минкультуры Владимир Цветнов. И он тоже не скрывал некоторого удивления – от резонанса, который получил документ: «Мы не просто приняли  приказ для того, чтобы ограничить волонтеров. Мы и не размышляли, что это может так повернуться. И эта шумиха вокруг документа, и ваша позиция, что всему виной приказ – не совсем идеологически правильно. Вариантов может быть несколько, но изменение приказа – это может быть и не решение вопроса. Аргументы, которые я видел в открытых источниках, меня не убеждают и я не услышал, что фундаментально в приказе мешает проводить работы, такие как уборка территории, освобождение памятников от мусора и растительности».

Итак, если отбросить флёр приветственных вступлений, исходные позиции оказались такими: проблема обсуждается в публичном пространстве, в СМИ и на разных площадках несколько месяцев, есть подборка статистики и презентация фонда «Крохино» по вкладу волонтеров, но … «стороны» все еще словно впервые друг о друге слышат и относятся чуть ли не с подозрением. Минкультуры видит в волонтерах две крайности: либо желающих попиариться (правда, непонятно за счет чего и с какой целью и выгодой), либо  пионеров-тимуровцев, спешащих на помощь с уборкой по доброте душевной, и уж никак не предполагалось, что приказ на них-то как-то отразится. Ну а волонтеры, постоянно заверяя, что подозревают Минкультуры только в самых светлых и лучших намерениях, вынуждены доказывать, что за словом «доброволец» могут скрываться реставраторы высшей категории, и уровень их работ – выше, чем по многим конкурсным процедурам и госзаказу, и уж уборкой мусора никак не ограничивается.

Причем разговор - не о «партизанщине», а о работах в соответствии с проектами, получавшими согласование в госорганах охраны памятников.

17819887_1893931210883647_252035203_o.jpg

17837533_1893931670883601_1335508847_o.jpg

«Речь идет не только об уборке, а о полном цикле работ, включая консервацию и реставрацию. Мы работаем по той же схеме, что работает ЦНРПМ. Вплоть до сдачи отчетов, - сказал Андрей Бодэ, архитектор-реставратор. - По качеству эти работы лучше, чем те, что идут по госконтрактам. Здесь люди экономят каждую копейку, никакой гонки, качество превыше всего. Минкульт сейчас в неудобном положении. Я уверен, что приказ делался не в противовес нам, но не продуманы последствия. Надо подумать, какими средствами это преодолеть. Отказы идут четко на основании этого приказа. В Архангельской инспекции нашу деятельность прекрасно знают, знают, что мы не пивные рестораны строим. Говорят, что готовы помогать, но… приказ бьет по рукам».

Михаил Ильин, координатор общественного проекта «Неизвестная провинция»: «Я бы этот приказ отменил, а не корректировал. Он реально ставит препятствия перед гражданской инициативой, меценатами, инвесторами, которые хотят деньгами помогать наследию, соблюдая законы и научные принципы. Зачем вообще оговаривать стадию задания, когда потом идет стадия разрешения. Весь этот отсев, контроль качества можно сделать на следующем этапе, а перед гражданской инициативой должны быть максимально сняты все преграды. Мы все время плачем, что не хватает ресурсов, наследие гибнет… Здесь люди готовы вкладывать, плюс есть инструмент контроля. А приказ нисколько не добавляет контроля, а вот барьеры на пути инвесторов ставит».

Безусловно, рассматривать изданный приказ и решать его судьбу только с точки зрения влияния на волонтерские работы – недальновидно. Ведь этот документ лежит в русле общей законодательной политики министерства и касается вопросов не только в части, интересующей активистов.

17837437_1893931520883616_2132458248_o.jpg

17836876_1893931150883653_1990116462_o.jpg

Затем к диалогу присоединился Павел Мосолов, заместитель директора Департамента государственной охраны культурного наследия Минкультуры России: «Нам важно было определить и закрепить правообладателя объекта культурного наследия, кто физически несет бремя ответственности за его сохранение и содержание, а значит, и ответственность за его возможное разрушение. Этот приказ - один из первых шагов в этом направлении».

Павел Мосолов, призвав участников учитывать всю совокупность нормативных актов, отметил, что приказ № 1278 не ограждает памятники от волонтеров «железным занавесом». По его словам, для противоаварийных работ, «поддерживающих» работ, просто обеспечивающих стабильное состояние памятника, не нужна не только государственная историко-культурная экспертиза, но и проектная документация, необходимы лишь «рабочие чертежи». Следовательно, и запрашивать задание на проектирование не требуется. Но открытым остался вопрос с более серьезными проектами, которые также реализуются благотворителями и волонтерами, и с разрешениями на само производство работ. Стало ясно, что и на местах злополучный приказ могут толковать по-разному.   

Артем Демидов, первый заместитель председателя ЦС ВООПИК: «У каждого памятника должен быть владелец, отвечающий за его сохранность. В этом вопросе Министерство культуры держит правильный курс. Проблема сохранения бесхозных памятников должна решаться системно, с участием структур Росимущества. И, прежде всего, путем поиска будущих владельцев, путем создания условий для их появления. Но пока «добросовестный собственник» не найден, в отношении бесхозных аварийных объектов можно предусмотреть упрощенный (или даже заявительный) порядок получения согласия соответствующих органов, отвечающих за госимущество, в случае обращения общественной организации, планирующей проведение противоаварийных работ. Возможно также оформление срочного договора пользования памятником (на срок противоаварийных работ) с такой общественной организацией. И, конечно, проблему сезона 2017 нужно решать здесь и сейчас, замечательно, что Минкульт это понимает».

После двухчасового марафона обмена информацией и мнениями, изучения  презентаций, фотографий и статистики стало очевидно: возникшая ситуация – вполне решаема. При наличии, конечно, доброй воли высоких договаривающихся сторон.

И они ее продемонстрировали: Владимир Цветнов полностью поддержал прозвучавший по ходу дискуссии тезис о том, что если даже на 10-15 бесхозных памятниках Русского Севера добровольцы-реставраторы смогут провести в 2017 году работы – памятники нельзя этого шанса лишать, потому что другого варианта они могут и не дождаться. И это в данном случае главное, «нельзя пропустить сезон». Эту позицию Министерство готово довести до региональных госорганов.

17837437_1893931520883616_2132458248_o.jpg

«Хранителями Наследия» была сформулирована импровизированная резолюция, которую также поддержали участники.

Собравшиеся за столом считают себя постоянной рабочей группой по взаимодействию Минкультуры с добровольцами-реставраторами (Институт наследия в лице директора Арсения Миронова заявил о готовности предоставить для этого свою «площадку»).

На одно из ближайших заседаний будут приглашены представители Росимущества для выработки «дорожной карты» к светлому будущему, в котором не останется бесхозных памятников.  

Минкультуры РФ в недельный срок готовит циркулярное письмо в региональные органы охраны наследия (с разъяснениями об особенностях применения приказа № 1278 при противоаварийных работах; на бесхозных памятниках и т.п.) – призванное обеспечить добровольцам-реставраторам возможность поработать на любимых объектах в 2017 году. 

Так приказ №1278 стал обрастать неожиданными для его инициаторов и критиков последствиями. Безусловно, позитивными. Встреча в Институте наследия за большим столом, с двумя уютными зелеными лампами, начиналась как свидание вслепую, закончилась – взаимным желанием продолжить отношения.

Вот как прокомментировала итоги разговора Анор Тукаева: «Самые важные результаты встречи - это договоренность о решении всех точечных проблем по объектам текущего сезона, где общественникам были выданы отказы в получении задания. Выяснилось, что правоприменение приказа 1278 неверно трактуется региональными чиновниками, что можно исправить с помощью циркуляра Минкультуры. Многие вопросы остались, но впереди новые встречи в рамках сформированной рабочей группы. Это то, что было нами услышано и то, что, мы надеемся, будет реализовано. Кажется, сложился диалог - и это главное».

Фото: Евгения Твардовская

 

На главную