Иркутск: Общественный совет восстал против Службы охраны памятников

18.12.2017
Иркутск: Общественный совет восстал против Службы охраны памятников

Председатель Общественного совета при Службе по охране объектов культурного наследия Иркутской области, архитектор Марк Меерович обратился с обстоятельным письмом к губернатору региона Сергею Левченко: он выразил «глубокую озабоченность характером и результатами деятельности Службы», а также высказал обеспокоенность тем, что при принятии решений Служба не учитывает мнение общественности.

иркутск1.jpg

Собственно, под таким обращением могли бы подписаться, пожалуй, главы и члены любого Общественного совета: достижения в плане госохраны и сохранения наследия у всех регионов разные, а вот проблемы – одни и те же. Этапы уничтожения культурного наследия при формальном подходе к делу (читай: пособничестве) госорганов весьма четко сформулировал Марк Меерович: «а) собственник сознательно доводит до уничтожения предмет охраны ОКН; б) эксперт ГИКЭ, умалчивая об этом  факте, «объективно» фиксирует в своем заключения утрату предмета охраны, делая на этом основании вывод о возможности выведения объекта из списка памятников или о не включении в список; в) Служба, действуя формально, поддерживает выводы экспертов, при этом игнорируя уже имеющиеся в Службе свидетельства ценности объектов и официально поступившие в Службу заявления профессиональной общественности, указывающие на факт некачественно и недобросовестно выполненных актов ГИКЭ и другие принципиальные недостатки актов».

Итак, Марк Меерович отмечает, что сложилась ситуация, при которой недобросовестные собственники объектов культурного наследия сознательно доводят их до аварийного состояния. Это происходит либо в результате бездействия, либо поджогами, доведением до разрушения в результате гниения или обрушения несущих конструкций кровли и прочее. Конечная цель - полное или частичное уничтожение архитектурных памятников.

После этого собственники заказывают Государственную историко-культурную экспертизу (ГИКЭ), которая проводится в значительном большинстве случаев недобросовестно и некачественно. Специалисты, по мнению эксперта, часто делают ошибочные выводы об объектах, при этом игнорируют замечания общественности, в том числе и Общественного совета при ведомстве. Марк Меерович обращает внимание, что Служба, несмотря на имеющиеся полномочия, не принимает никаких мер ни по анализу актов ГИКЭ, ни по оценке их качества и выявлению недостатков.

«Поступившие в Службу акты ГИКЭ, невзирая на наличие серьезнейших причин для отказа в согласовании, на которые постоянно указывает профессиональная общественность, фиксируя множественные несоответствия законодательным требованиям, утверждаются Службой  без какого бы то ни было критического отношения к их содержанию. Служба продолжает принимать решения о невключении выявленных объектов культурного наследия в Госреестр, о выведении объектов из списков ОКН, в конечном итоге обрекая их на уничтожение», – пишет председатель Общественного совета.

Он также заявляет, что эксперты ГИКЭ замалчивают факты особой ценности некоторых объектов. В свою очередь, Служба закрывает на это глаза. При этом ценность домов многократно подтверждена в разные годы различными исследователями.

«Так, например: здание по Халтурина, 13 – самая ранняя постройка из сохранившихся жилых каменных зданий Иркутска и второе по очередности строительства (первое каменное здание было утрачено еще в 19 в.). Т.е. это уникальная постройка, которая несет информацию о первых каменных жилых строениях, приемах их строительства, использованных материалах, типах планировки и т.д., – рассказывает он. – Здания по улице Ленина, 18 и по улице Октябрьской революции, 1 – уникальные объекты «конструктивизма» – всемирно известного авангардного стиля советской архитектуры 1930-х гг., которые не имеют аналогов и их утрата невосполнима для города».

ГИКЭ и Служба на это внимания не обратили, говорит эксперт. Это приводит к тому, что практически во всех подобных случаях принятые Службой решения были формальными.

«Как следствие, деятельность Службы в отношении вновь выявленных объектов и памятников истории и культуры превращается в легитимизацию практики уничтожения их собственниками. Профессиональная общественность, позицию которой выражает Общественный совет, требует прекратить процесс конвейерного исключения Службой объектов из списков ОКН, остановить поточный процесс невключения выявленных объектов культурного наследия в Госреестр ОКН».

иркутск4.jpg

иркутск3.jpg

Марк Меерович напоминает, что Иркутск в конце 1990-х годов был включен в Предварительный Список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО, благодаря наличию на тот период, даже не столько памятников, сколько массовой средовой деревянной гражданской застройки, несущей уникальное деревянное узорочье. Именно этот тип застройки и является главной ценностью, привлекшей внимание международных экспертов и заслужившей с их стороны высокую оценку его уникальности, подчеркивает эксперт: «Сегодня, со стороны собственников, процесс уничтожения так называемой «рядовой», «фоновой», «средовой» деревянной застройки, несущей уникальный декор и слагающий культурно-историческое наследие зодчества Восточной Сибири, буквально поставлен на поток. А Служба, прячась за должностными инструкциями, не только не противодействует этому процессу, но, напротив, выступает конечной инстанцией, своим невмешательством или своими прямыми приказами этот процесс узаконивающей». Все это, по мнению Марка Мееровича, в корне противоречит поручению главы региона о возобновлении заявки о включении Иркутска в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО.

Автор письма призывает губернатора остановить игнорирование Службой по охране объектов культурного наследия реального хода дел с уничтожением историко-культурного наследия исторического поселения «Город Иркутск».

«Общественность считает, что Служба (...) не может, отгораживаясь должностными инструкциями от реалий ситуации, делать вид, что она не замечает того, что оказывается непосредственно вовлеченной в процессе фактического уничтожения историко-культурного наследия».

 

 

 

На главную