Снести символ города ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

Снести символ города

10.02.2019
Снести символ города

В Воронеже задумали отметить Год театра актом громкого вандализма по отношению к историческому наследию, театральному в том числе. А именно: снести неоклассический Театр оперы и балета. 5 февраля 2019 года общественный совет при областном департаменте культуры проголосовал  за «возведение нового современного здания театра на месте существующего», «с максимально возможным совпадением характеристик фасадной части».

Павел Попов, кандидат исторических наук, доцент факультета архитектуры и градостроительства Воронежского государственного технического университета, негодует в своем блоге

«Вызывает большое удивление позиция совета по культуре, который совершенно не опечалился тем, что задуман снос 100-процентного объекта культурного наследия – правда, официально не занесенного ни в один охранный список.

Парадокс. С одной стороны, Воронеж признан столичными культурологами как один из самых лучших областных городов России, в котором талантливые зодчие создали не отдельные крупные памятники, а прекрасные ансамбли в стиле советского неоклассицизма. С другой – Воронеж очень-очень сильно отстал от других городов в деле постановки на государственную охрану именно советских объектов, которые определяют архитектурное лицо центра города. В прочих крупных городах практически все подобные объекты – оперные и драматические театры и Дворцы культуры в формах советского ампира – давно взяты под госохрану. Это громадный позор для Воронежа... Уже снесен соседний жилой дом из ансамбля площади Ленина – также с наилучшими пожеланиями выполнить без отступлений проект «а-ля классицизм». Но если и главный фасад театра будет «а-ля классицизм», а не такой, каким его задумали ведущие зодчие, над Воронежем начнут смеяться!»

«А как можно забыть о том, что это не только величественный памятник архитектуры и градостроительства, но и ценнейший памятник истории? Его замечательная внутренняя отделка и хорошая акустика (вряд ли останется) притягивала самых разноплановых артистов всего СССР и всей России. Здесь работало или выступало с гастролями столько выдающихся российских музыкантов, артистов оперы, балета, эстрады, драмы, что полный список составить просто невозможно. Для примера назову первых приходящих на память Майю Плисецкую, Надежду Павлову, Александра Ведерникова, Зураба Соткилаву, Иосифа Кобзона, Олега Табакова, Евгения Леонова… Для краткости о воронежских знаменитостях уже не пишу.

Ужасаются все люди старшего поколения, особенно коренные воронежцы, которым я сообщаю эту новость. Не верят люди среднего поколения, что так можно поступить с любимым театром, где проходили и их новогодние праздники, и торжественные собрания воронежских властей. А студенты факультета градостроительства и архитектуры, кафедры композиции и сохранения архитектурно-градостроительного наследия, сами сообщают мне эту новость и просят что-нибудь предпринять. Ведь архитектура театра и балета включена в учебник, написанный их наставником, профессором Геннадием Чесноковым. 

Очень-очень многие горожане будут недовольны сломкой театра! Это вам даже не маленький дворец XVIII века «Дом Вигеля», о существовании которого знает далеко не каждый. Это вам уничтожение лучшего парадного сооружения в ансамбле главной площади одного из показательных городов России, возрождённого после войны из руин».

«Конечно, незачем спорить с теми специалистами, которые зафиксировали аварийные трещины в нескольких стенах театра, начиная от фундамента, - отмечает блогер-доцент. – Но если бы театр имел статус памятника, критерии оценки его технического состояния были бы совершенно иными. Вот сейчас выделены огромные средства на консервацию «Ротонды» (мы писали ранее об этом мемориальном объекте Воронежа – Ред.),  от которой, по большому счету, уже остался один пшик! Увы, и на укрепление стен театра, на ликвидацию трещин в стенах в случае признания их мемориальными потребуются впечатляющие финансы…

Что же делать? Выход, на мой взгляд, только один: общественность города должна немедленно выступить с инициативой и с созданием первичной документации для обращения в госорганы охраны культурного наследия: включить Воронежский театр и балета в список вновь выявленных объектов культурного наследия».

И приводит – «чтобы стыдно стало воронежцам» – примеры похожих театральных сооружений советского времени в других городах, признанных охраняемыми государством памятниками.

tea2.jpg

Нужно отметить, что театральные деятели Воронежа, конечно же, не прочь принести театральное здание в жертву нуждам Мельпомены. Из отчета областного Департамента культуры следует, что директор театра Александр Арнаутов пожаловался, что за более чем полвека с момента ввода в эксплуатацию в 1961 году здание ни разу не видело капитального ремонта. Актёрам и вспомогательным службам не хватает репетиционных и гримёрных помещений, площадей для хранения декораций. Худрук Камерного театра Михаил Бычков и председатель общественного совета Бронислав Табачников заявили, что «функциональные возможности нового здания театра и внутреннее содержание должны значительно расшириться». Поэтому «целесообразно» снести старое здание и на его месте построить новое, «сохранив при этом классический облик».

Нетрудно догадаться, впрочем, что представителей воронежской театральной общественности вдохновила высказанная ранее позиция губернатора региона Александра Гусева. Как сообщают воронежские СМИ, 11 декабря 2018 года губернатор провел выездное совещание в театре, и «в ходе дискуссии было отмечено, что приоритетным вариантом решения проблемы является строительство нового здания театра». 

Далее дискуссия шла только о выборе места. Уже разрабатывается проектная документация, которая должна быть готова к концу 2019 года. А в августе 2018 года в Воронеже сообщалось, что на реконструкцию Театра оперы и балета в Воронеже власти планировали потратить до 2 млрд рублей, и речь шла именно о «ремонте» здания. 

Защитники архитектурного наследия надеются сохранить хотя бы часть театра. Доцент Павел Попов успокаивает оппонентов: «Не пугайтесь, противники реставрации аварийных стен! Ведь законодательство об охране наследия разумно включает оформление предмета охраны. В случае необходимости можно отнести к таковому предмету только главный фасад – со входным портиком, с эффектной колоннадой.  В таком случае можно пожертвовать тыльной частью здания, демонтировать ее, значительно увеличить объём. Главное: сохраним фасад площади!» 

Но заканчивает он напоминанием: «Разрушители памятников архитектуры всегда и навсегда остаются в истории. Краеведы следующих поколений обязательно извлекают на свет Божий их фамилии из архивных документов».

tea3.jpg

Недостроенное здание театра после ожесточенных боев за Воронеж. Фото 1942 г.

Комментарий «Хранителей Наследия»

Итак, в Воронеже, по отработанной в Москве – в Большом театре и «Геликон-опере» – технологии столкнули интересы двух гуманитарных сфер: театра и сохранения культурного наследия. За скобками, таким образом, остался вопрос, сколько средств будет освоено на сломке старого театра и строительстве нового. 

Результат такого «вычитания» культурных ценностей предсказуем. Как и в Москве, защитников старого здания, если они будут активны, начнут в конце концов обвинять в невыносимых условиях работы театралов и в желании уничтожить воронежскую театральную славу. Это мы в столице проходили… Общественности тем временем предлагают «демократический» выбор: на набережной строить новый театр или на месте старого.

Но надо называть вещи своими именами: власти поставили под угрозу один из символов города, переживший Великую Отечественную войну. Даже после войны, среди разрухи и развалин, тогдашние воронежцы не стали его ломать и восстановили. А теперь? Они хотят сносить то, чем любой город мог бы гордиться.

Досье. Строительство воронежского оперного театра началось в 1940 г. по проекту, объединявшему идеи предложения московского архитектора Б.В. Ефимовича и его воронежского коллеги А.В. Миронова. Строительство, прерванное войной, завершилось в 1961 году. 

Фото: Павел Попов; Воронежский театр оперы и балета

На главную