«Стены – зеленые, крыша – синяя, паникадило – софринское…»

06.02.2017
«Стены – зеленые, крыша – синяя, паникадило – софринское…»

Церковь и культурное наследие: голос Патриаршего совета по культуре

«Хранители Наследия»

От редакции. При подготовке данной публикации мы решили соблюдать высшую степень объективности. А именно: не добавлять к нижеследующему никаких комментариев, не сообщать дополнительно никаких фактов, ни к чьей совести и ни к чьему разуму не взывать.

Мы просто воспроизводим (с некоторыми сокращениями) недавнюю публикацию официального сайта Патриаршего совета по культуре. И даже заглавие позаимствовали из нее. Это отчет о  «Совещании представителей епархиальных отделов культуры и древлехранителей», прошедшем в Москве 27 января 2017 года в рамках XXV Международных Рождественских образовательных чтений. Одной из главных тем совещания стали «сохранение и реставрация церковных памятников – архитектурных сооружений, икон и фресок, внутреннего храмового убранства».

Участников подобного высокого собрания никто не посмеет заподозрить в неподобающем или враждебном отношении к Церкви, а сообщаемые ими сведения и высказываемые ими мнения никак не могут считаться тенденциозными или необъективными. 

Поэтому мы считаем, что данная публикация Патриаршего совета по культуре, во-первых, должна привлечь внимание госорганов охраны памятников к сообщаемым в ней фактам. А во-вторых, может послужить весьма своевременным рабочим материалом при принятии и реализации, в частности, решений о передаче Церкви Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге, зданий Владимирского монастыря в Херсонесе, комплекса Спасо-Преображенского монастыря и пяти храмов-музеев в Ярославле, наполненных драгоценными фресками и иконами XVII века, и так далее по списку, который нам, очевидно, не вполне известен.

Далее – текст первоисточника.

patr1.jpg

«Экспертиза – это важно

Сохранение и реставрация церковных памятников – архитектурных сооружений, икон и фресок, внутреннего храмового убранства – стало одной из главных тем, обсуждавшихся на совещании представителей отделов культуры и епархиальных древлехранителей. Встреча состоялось в рамках направления «Церковь и культура» XXV Международных Рождественских образовательных чтений. Около девяноста священнослужителей и мирян из более чем пятидесяти епархий России собрались в конференц-зале Центрального исторического парка «Россия – моя история» на ВДНХ (павильон 57) 27 января 2017 года. Участники совещания, проходившего под председательством настоятеля московского храма во имя священномученика Климента, папы Римского, председателя Экспертного совета по церковному искусству, архитектуре и реставрации, члена Патриаршего совета по культуре и древлехранителя Московской городской епархии протоиерея Леонида Калинина, обсудили наболевшие вопросы, связанные с повседневной деятельностью епархиальных древлехранителей, поделились своим опытом.

Открывая встречу, о. Леонид Калинин ознакомил собравшихся с первыми итогами работы Экспертного совета по церковному искусству, архитектуре и реставрации (ЭСЦИАР), созданного в апреле 2016 года. В настоящее время разработаны регламент работы Совета и круг его задач, определен состав рабочих групп по четырем направлениям: по современному храмоздательству, по вопросам сохранения памятников церковных архитектуры и искусства, по современному церковному искусству и иконографии, по созданию древлехранилищ и взаимодействию с музеями. Он огласил некоторые положения и рекомендации ЭСЦИАР, внесенные в проекты, подготовленные к рассмотрению на ближайшем заседании Священного Синода Русской Православной Церкви. Отец Леонид отметил, что сейчас в адрес Церкви звучит много правомерных нареканий со стороны общественности, вызванных некачественными реставрационными работами на памятниках культуры религиозного назначения. «Очень часто решения по реставрации принимаются без совета с профессионалами, напрямую архиереем, и, к сожалению, это часто отражается на имидже Церкви, – констатировал председатель Экспертного совета. – Нам бы не хотелось, чтобы к Церкви относились пренебрежительно, чтобы о ней говорили как о какой-то средневековой отсталой структуре, которая закрыта для всех и своими действиями нарушает принятые порядок и законы, которые утверждены в государстве». Решение проблемы требует упорядоченности и согласованности действий, когда решения Священного Синода доводятся до архиереев, а те, в свою очередь, организуют в своих епархиях соответствующие органы управления и контроля для проведения реставрационных и строительных работ. (…)

Требуются добровольцы

Усилия общественности необходимы для сохранения культурного наследия религиозного назначения. Об этом заявил А.С. Миронов, директор Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева, созданного в 1992 году для мониторинга состояния объектов культурного наследия. Для эффективного осуществления этой работы, по его мнению, сегодня невозможно обойтись без привлечения добровольцев. (…)

Кроме того, важно вывести молодых и энергичных участников таких краеведческих сообществ из-под опеки некоммерческих обществ, зачастую имеющих антигосударственные цели и финансируемых из-за рубежа.

Наконец, важно ознакомить добровольцев с азами реставрационных приемов, иначе они могут нанести вред исследуемым памятникам. Есть пример, когда активисты сгоряча срубили на кровле старинного здания деревья, корни которых удерживали его своды, – и все обрушилось. (…)

patr2.jpg

Работать с проверенными подрядчиками

Проблемам реализации Федеральной целевой программы «Культура России» в части сохранения памятников церковного зодчества посвятили свои выступления иерей Михаил Титов, помощник председателя Финансово-хозяйственного управления (ФХУ) Русской Православной Церкви по вопросам реставрации, и Н.А. Васильева, архитектор-реставратор отдела реставрации и ремонта ФХУ. Среди множества практических вопросов, затронутых ими, особое место заняло разъяснение особенностей оформления проектной документации и механизма ее подачи для получения финансирования. Был оглашен перечень документации, входящей в состав технического задания для объявления конкурсных процедур для проведения реставрационных, первоочередных и противоаварийных работ на объекте культурного наследия, а также перечень документации, входящей в состав технического задания для объявления конкурсных процедур по разработке проектной документации объектов культурного наследия.

Определенную проблему для приходов и монастырей представляет диалог с реставрационными фирмами – подрядчиками, которые порой оказываются недобросовестными. Такие структуры задействуют в реставрации уникальных памятников дешевую и неквалифицированную рабочую силу из ближнего зарубежья или мигрантов, а в случае возмущения представителей заказчика готовы действовать криминальными методами, предлагая настоятелям «откаты» за подпись на акте приемки реставрационных работ. В этом контексте очень уместно и своевременно прозвучало предложение протоиерея Леонида Калинина создать реестр проверенных подрядчиков, которые уже достойно показали себя на церковных объектах. Но во всех случаях древлехранители обязаны тщательно следить за ходом ремонтно-реставрационных работ.

С большим интересом был выслушан ответ представителя ФХУ на заданный одним из епархиальных древлехранителей вопрос относительно проблем финансирования епархиями памятников архитектуры, передаваемых Церкви музеями. К вопросу приема таких памятников на баланс епархии, как подчеркнул о. Михаил, необходимо подходить вдумчиво, налаживая конструктивное взаимодействие с музейным сообществом.

Стены – зеленые, крыша – синяя, паникадило – софринское…

Архитектор-реставратор высшей категории, директор Патриаршего архитектурно-реставрационного центра, член Научно-методического совета при Министерстве культуры РФ С.В. Демидов в качестве одной из наиболее актуальных проблем в области сохранения церковного наследия назвал недостаток квалифицированных специалистов в области реставрации. Лицензию на свою деятельность имеют более 4000 (!) реставрационных организаций, при том что аттестованных реставраторов, согласно реестру Министерства культуры РФ, всего около 400 человек, констатировал он.

Итог реставрационной работы зависит не только от квалификации реставратора, но и от заказчика – прихода храма. Сергей Васильевич обратил внимание на распространенное заблуждение, когда по просьбе настоятелей символику цветов церковных облачений переносят на храмовые фасады при их покраске. «В результате такой реставрации мы видим храмы с темно-синими крышами, совершенно не присущими традиционной русской храмовой архитектуре, синие и зеленые стены, – с сожалением заметил он. – Логика заказчика проста: раз Троицкий собор – давайте зелененьким покрасим, Богородичный – синим. Но никакого отношения цветовая символика церковных облачений к покраске памятника не имеет!».

Вторая большая проблема – повсеместное применение меди при реконструкции и строительстве кровли храмов. «Медь – долговечный материал, но это вовсе не значит, что ее не нужно красить, – отметил реставратор. – Широкое распространение в качестве кровельного материала имеет и нитрид титана, который при одной погоде блестит, при другой выглядит темным. Цвет играет очень большую роль в художественном восприятии любого памятника. У нас в России никогда не было храмов с черными куполами и барабанами, с черными крышами. Такого не должно быть!».

При реставрации храмов настоятели зачастую меняют «расстекловку», т.е. характер оконного переплета. В итоге храм XVIII века с изначально мелкими ячейками оконного проема «украшается» двустворчатыми рамами, как в современных жилых домах.

Большой проблемой, на его взгляд, является утрата деталей внешнего храмового убранства. Особую озабоченность вызывает состояние памятников храмового зодчества с историческим покрытием – черепицей. «На моей памяти утрачена черепичная крыша храма Воскресения Христова в городе Балахне Нижегородской области – подлинную зеленую черепицу XVII века заменили на медное покрытие», – рассказал он. Вопиющим примером безответственного отношения к историческому облику церковного здания стал храм преподобного Сергия Радонежского в селе Комягино Московской области, где черепичное покрытие при реставрации было сохранено и стало объектом научного исследования, но позже его все-таки выкинули и заменили медью. Полностью сбита оказалась уникальная многоцветная черепица на еще одном из храмов в Балахне.

Из-за невежества мы теряем последние уникальные памятники, с горечью резюмировал С.В. Демидов, приведя как пример случай, произошедший в городе Нерехте Костромской области, где недавно была проведена реставрация церковной палатки, включая несколько сохранившихся железных ставен XVIII века. А сейчас этих ставен там не больше нет – оказывается, батюшка сдал их в металлолом. Все это, разумеется, безо всякого благословения и экспертизы.

Столь же бездумно, по словам докладчика, портятся интерьеры храмов. В одном из епархиальных центров Нижегородской области в храме XVIII века по усмотрению настоятеля историческое паникадило – ровесник собора – было заменено на типовое многоярусное, созданное на художественно-производственном предприятии «Софрино». Митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий дал указание вернуть историческое паникадило, уже подаренное сельскому приходу, на прежнее место. К сожалению, через несколько лет, вновь посетив собор, очевидец этой истории увидел, что настоятеля давно сменили, а все старинные паникадила заменены на софринские.

Очень неоднозначно относятся отцы настоятели к древним иконам, отметил С.В. Демидов. Так в одном городе для очень известной древней иконы, с которой был возобновлен крестный ход, специально создали киот. При обмерах ошиблись на несколько сантиметров и не нашли лучшего выхода, чем отпилить у иконы XIII века (!) «лишние» сантиметры. В той же епархии, когда красочное покрытие одной из чтимых древних икон начало шелушиться, ее намазали силикатным клеем (!) и приклеили сверху кусок фелони, чтобы закрыть все эти разрушения.

Малоприятная история связана и с храмом Рождества Пресвятой Богородицы в подмосковном селе Рождествено, знаменитой тем, что ее прихожанином являлся отец А.В. Суворова – генерал-аншеф Василий Иванович Суворов, похороненный там же.

При реставрации храма специалисты отыскали могилу генерала, восстановили фамильный склеп, вернули на него белокаменное надгробие XVIII века, которое валялось на улице. На храме были восстановлены подлинные кресты, установленные по указанию А.В. Суворова. Их после тщательных розысков обнаружили на прилегающем к храму кладбище.

«При реставрации нас смутило отсутствие полумесяца на крестах, хотя следы от них сохранились, – рассказал Сергей Васильевич. – Потом нашли записку – распоряжение А.В. Суворова своему управляющему в имении – купить кресты на храм самой лучшей работы, но «без полулуниев». Установили эти исторические кресты. Не так давно я побывал в Рождествено. Надгробие отца полководца снова выкинуто на улицу, на храме установлены «типовые» софринские кресты, а подлинные «суворовские» утрачены. Их попросту выбросили».

По мнению С.В. Демидова, необходимо привлечение специалистов, в том числе археологов, когда идет речь о земляных работах, особенно связанных с захоронениями. В качестве положительного примера он привел опыт сотрудничества с Институтом археологии Российской академии наук, позволившее в результате долголетних трудов восстановить в Троице-Сергиевой лавре некрополь Московской духовной академии, включая места погребения профессоров, а также найти могилы известного церковного историка архимандрита Леонида (Кавелина), епископа Никона (Рождественского), семейное захоронение первого русского генералиссимуса А.С. Шеина.

Завершая выступление, директор Патриаршего архитектурно-реставрационного центра призвал во всех храмах создать опись имущества, напомнив, что в 1970–1980-х годах они существовали повсеместно и составлялись приходами совместно с музейными работниками. Эта мера помогала эффективному сохранению церковного имущества.

В вопросе необходимости учета приходского имущества своего коллегу поддержал заведующий Отделом древнерусского искусства Государственного института искусствознания, доктор искусствоведения Л.И. Лифшиц. Он сообщил, что в отсутствие документов, подтверждающих принадлежность приходу предметов церковной утвари, икон и других святыни Интерпол не принимает к рассмотрению дела об их хищении, а это сводит на нет усилия по их возвращению в страну.

patr3.jpg

Помнить традиции императорской России

Особое место в программе совещания заняло выступление архитектора-реставратора из Франции А.С. Тутунова. В настоящее время он выступает консультантом по реставрации 12 храмов Данковского благочиния Липецкой епархии, и многие наблюдениями, которыми он поделился с участниками совещания, были взяты, что называется, с натуры. Как с сожалением отметил эксперт, приходское духовенство крайне редко в полной мере осознает значимость сохранения при реставрации исторических элементов архитектуры и убранства и часто в поисках способов удешевления процесса реставрации идет на шаги, способные пагубно отразиться на состоянии храма в дальнейшем. Зачастую в стремлении обновить храм ими выбрасываются старинные оконные переплеты, остатки кровли, ставни и двери, что чревато утратой исторического облика храмового здания.

«Наши провинциальные батюшки обожают штукатурить храмы цементом, – констатировал Андрей Сергеевич. – Но цемент – это гибель для храма. Такой храм простоит еще максимум 50 лет, потом просто будет разваливаться в труху. Точно также категорически нельзя использовать цемент при реставрации, а с этим приходится сталкиваться постоянно».

Гость из Франции, родившийся в Советском Союзе и имеющий корни в среде эмигрантов первой волны, часто обращался к опыту Российской империи, ныне незаслуженно забытому. Он, в частности, напомнил, что сегодня фасады храмов при ремонте и реставрации окрашивают в самые разные цвета по усмотрению настоятеля, в то время как еще государь император Александр I утвердил определенные цвета для окраски церковных фасадов. Выступающий призвал соблюдать эти установления, равно как и традицию императорской России – окрашивать церковную кровлю в зеленый или красно-коричневый цвета. «Главы куполов никогда не красили в нежно-голубой цвет. Это чисто советское явление, подчеркнул он.

Реставратор категорически воспротивился идее ставить в старинных храмах современные пластиковые окна, которые создают в помещении эффект термоса, что губительно сказывается на состоянии фресок и икон. Оконные переплеты приемлемы только деревянные, причем они вполне могут быть из сосны, а не из дорогостоящего дуба, который пытаются навязать приходским священникам недобросовестные подрядчики. Переплеты церковных окон и двери в России практически всегда красились в белый или светло-серый цвет, покрывать их бесцветным или тонированным лаком неправильно, отметил он.

Особую озабоченность реставраторов вызывает стремление приходских настоятелей заменять старинный большемерный кирпич современным. «Закон о размерах кирпича был принят только в 1847 году, – отметил докладчик, – а до этого каждый использовал кирпич, какой хотел. В XVII–XVIII веках кирпич часто был большемерный, он толще современного. Меня батюшки спрашивают: можно ли заменить большемерный кирпич современным? Нет, этого делать нельзя, это нарушение всех реставрационных норм, конструктивной устойчивости и эстетики! Нужно специально заказывать на заводах кирпичи нужной толщины».

Среди примеров, приведенных А.С. Тутуновым, было несколько откровенно комичных, свидетельствующих, порой, о богословском невежестве заказчиков реставрации в священном сане. Он, в частности, отметил, что среди провинциального духовенства бытует твердое убеждение, что существует только одна православная форма креста – восьмиконечная. В итоге, их устанавливают без разбора и на барочные, и на ампирные церковные здания. Русская Православная Церковь, напомнил эксперт, признает равнозначность всех форм креста, и эту тему проходят во втором или даже в первом классе семинарии. Другим предубеждением является признание только одной «православной формы главы» – луковичной. (…) В целом, сфера сохранения церковного наследия и храмоздательства в России сегодня остро нуждается в квалифицированных специалистах, отметил гость из Франции. (…)

Закрывая совещание, протоиерей Леонид Калинин сообщил, что специально для духовных школ Русской Православной Церкви готовится новый курс по иконоведению и церковному искусству, призванный повысить грамотность будущих священнослужителей в этих вопросах. А на базе общецерковных аспирантуры и докторантуры также готовится курс повышения квалификации в области сохранения церковного наследия для архиереев».

Досье. В качестве справочного материала мы хотим предложить нашим читателям фундаментальную публикацию, подготовленную неутомимым исследователем и путешественником Андреем Чекмаревым в соавторстве с Алексеем Слезкиным. Их аналитический обзор «Памятники церковной архитектуры сегодня. Проблемы и угрозы», к сожалению, совершенно не устарел, хотя и опубликован уже шесть лет назад. Лишь нескольких из упомянутых в работе десятков памятников коснулись за это время перемены к лучшему, или хотя бы появились надежды на них.

В части первой представлены храмы, воссозданные из небытия. 

В части второй – примеры качественной реставрации. 

Часть третья озаглавлена «Вандализм из лучших побуджений». 

Часть четвертая повествует об уродовании храмов под видом реставрации. 

Часть пятая – о «жертвах народной любви к пестроте и нарядности». 

Часть шестая – о погибающих великолепных церковных памятниках, на которые не обращают внимание ни епархии, ни государство. 

Часть седьмая – о разваливающихся шедеврах ближних и дальних провинций.

И свежее петербургское дополнение.

Заглавное фото (pravmir.ru): храм Параскевы Пятницы (1869) в селе Дедилово Тульской области после восстановления. 

Фото: psk-mp.ru


Warning: file_get_contents(http://cackle.me/api/2.0/comment/list.json?id=&accountApiKey=&siteApiKey=&modified=&page=0&size=100) [function.file-get-contents]: failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 403 Forbidden in /home/m/manolis/public_html/bitrix/modules/cackle.comments/classes/general/cackle_sync.php on line 61

На главную