В Дмитрове задержаны поджигатели памятника архитектуры

15.04.2019
В Дмитрове задержаны поджигатели памятника архитектуры

Управление МВД РФ по Московской области официально заявило 12 апреля, что «сотрудниками полиции УМВД России по Дмитровскому городскому округу по подозрению в покушении на поджог здания, расположенного на территории музея-заповедника «Дмитровский кремль», задержаны двое ранее судимых местных жителей в возрасте 25 лет и 31 года».

Как сообщается, «мужчины при помощи нескольких канистр с горючей жидкостью пытались поджечь один из купеческих домов XIX века, являющийся объектом культурного наследия».

В отношении злоумышленников возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 30 ст. 167 УК РФ – «покушение на умышленное уничтожение или повреждение имущества». Санкция по этой статье предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет.

Полиция заверяет, что «в настоящее время проводятся мероприятия по установлению и задержанию организатора противоправного деяния».

Днем ранее, 11 апреля эту же информацию обнародовал в социальной сети глава Дмитровского городского округа Илья Поночевный.  Он назвал адрес домов – «на улице Кропоткинской в Дмитрове».

Речь, следовательно, идет о многострадальных домах Клятовых и Новоселовых рядом с Дмитровским кремлем, которые за полгода пережили пять пожаров – об этом наш сайт рассказывал в начале марта 2019 года. 

Судя по фото, приложенному к публикации мэра Дмитрова, на этот раз пытались поджечь дом Клятовых, горевший в августе 2018-го, январе и марте 2019 года. 

В общем-то, сомнений в том, что дома в самом центре города, находящиеся в ведении музея, целенаправленно поджигают – и без того не было. Но теперь этот факт зафиксирован полицией.

Будем надеяться, установить и задержать организатора поджогов ей ничто и никто не помешает.  

«Сейчас за памятниками архитектуры ведется круглосуточное видеонаблюдение. В 2020 году планируем начать восстановление домов», – обещает мэр Дмитрова.

Для «Хранителей Наследия» - комментарий зампредседателя Московского областного отделения ВООПИК Ирины Трубецкой:

– Если в Дмитрове действительно предотвратили попытку поджога деревянных памятников архитектуры - прекрасно. Наконец, после стольких пожаров, предотвратили. Если это результат работы видеокамеры, то добавлю - что же ее не установили раньше, после первого же пожара и даже до него, в качестве меры по обеспечению сохранности пустующих объектов культурного наследия федерального значения? 

В ответ на сообщение главы города, что восстановление домов начнётся в 2020 году, Московское областное отделение ВООПИК хотело бы напомнить, что в декабре 2018-го на совещании в Дмитрове, где присутствовали глава Управления культуры А. Аксёнчик, руководство музея, представители Общественной палаты Подмосковья и Мособлотделения ВООПИК, датой начала противоаварийных работ было установлено 1 февраля 2019 года. Это было уже второе совещание, первое прошло в октябре 2018-го в профильной комиссии Общественной палаты Московской области, тогда от администрации города были заверения, что дома накроют крышей и предотвратят пожары уже к зиме 2019 года. Было оговорено – какие работы необходимо провести прежде всего. Деньги на них повторно начали выделять в конце января, как сообщала нам в телефонном разговоре руководитель Финансового управления города. Прошел февраль, март, апрель проходит - работы не начаты. Мы говорим о противоаварийных работах - об устройстве на деревянных домах временной кровли, предотвращающей попадание осадков внутрь; о полноценном закрытии проемов. Если эти два деревянных дома простоят всю весну, лето и осень до заморозков в состоянии разрушения – боюсь, их останется только разобрать и выстроить новоделы. Во-первых откладывание ведет к утрате подлинности этих уже редких и ценных для Дмитрова образцов деревянной жилой застройки; во вторых - к удорожанию реставрации тех фрагментов, что можно сохранить. Сейчас там еще есть целые стены и элементы декора, которые не надо менять полностью. Нас удивляет, что администрация города и музея делает вид, будто совещания в декабре не было и не был уже установлен срок начала работ по сохранению домов. Удобно отодвигать на следующий год. Как в прошлом декабре отодвинули на этот. 

В марте прошло еще одно совещание, теперь в Общественной палате Дмитровского района. На нем была намечена рабочая встреча по сохранению домов в начале апреля. Середина апреля - тишина. 

Пока мы не видим, чтобы муниципальные власти и руководство музея – собственник и пользователь, несущие ответственность за сохранение этих памятников архитектуры – стремились их сохранить. Радоваться видеокамере на фоне состояния этих деревянных домов –как-то недостаточно.     

*   *   *

Тем временем из Карелии подоспели новости о другом поджигателе – 15-летнем сатанисте Игнате Шарапове, который 10 августа 2018 года спалил знаменитую деревянную Успенскую церковь в Кондопоге. 

По сообщению информагентств, карельский Уполномоченный по правам ребенка Геннадий Сараев заявил, что его отправили на лечение. Куда именно и с каким диагнозом, уполномоченный не рассказывает: «Экспертиза закончена, ее результаты не подлежат разглашению. Подростку оказывается необходимая помощь, в том числе медицинского характера». Ранее СМИ сообщали, что подросток прошел судебную психолого-психиатрическую стационарную экспертизу в столичном Институте имени Сербского.

Напомним, что после задержания поджигатель давал трогательные обещания выучиться на сварщика и заработать 250 миллионов рублей, чтобы расплатиться за содеянное.

Уголовное дело после кондопожского пожара, отметим, было возбуждено по той же 167-й статье УК – «умышленное уничтожение или повреждение имущества». Как будто баню у соседа в огороде спалил…

По свежим следам СМИ приводили весьма интересные подробности. Подросток к пожарной миссии готовился, рассказывал о приверженности к сатанизму, говорил друзьям, что хочет «увидеть церковь в огне», выменял музыкальную колонку на канистру бензина. 

Но самое интересное – что на поджог храма он якобы получил команду с планшета, не зря каждое утро сидел в социальных сетях. Его «друг рассказал, что видел, как утром его приятель снова сидел в социальных сетях с планшета… В какой-то момент лицо резко изменилось. Он оторвался от экрана, встал и заявил: «Я пошел жечь церковь»».

Вот этот сюжет, увы, не получил пока никакого развития. «Отправлен на лечение».


На главную