Приговор по делу о взятке борзыми кирпичами ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

Приговор по делу о взятке борзыми кирпичами

02.07.2019
Приговор по делу о взятке борзыми кирпичами

В Оренбурге завершилась судебно-следственная история, тянувшаяся два с лишним года. 1 июля Ленинский районный суд приговорил Марину Дмитриеву к штрафу в 600 тысяч рублей, а Камила Усманова – к штрафу в 1 миллион рублей. 

Марина Дмитриева – бывший начальник Управления (в составе регионального минкультуры) охраны памятников Оренбургской области. Камил Усманов – предприниматель, по версии следствия, давший ей взятку.

Совпадение? Не думаем

В июне 2017 года Марина Дмитриева, работавшая до того в системе охраны памятников двадцать лет и имевшая в области незапятнанную репутацию профессионала и порядочного человека, была отстранена от должности в связи с публичными обвинениями во взяточничестве. 

«Хранители Наследия» опубликовали тогда материал об этой ситуации,  И честно поделились сомнениями: уж больно красноречивым казалось совпадение обстоятельств и дат. 

На протяжении полутора лет Марина Дмитриева не согласовывала строительство нового здания регионального УФСБ в охранной зоне объекта культурного наследия федерального значения – здания Оренбургского летного училища, где в 1950-е годы учился Юрий Гагарин. Не согласовывала, хотя не раз слышала предупреждения – будут проблемы. 13 июня 2017 года СМИ опубликовали заявление депутата Законодательного Собрания Оренбургской области Владимира Фролова о незаконности стройки и привлечении к ответственности заказчиков строительства – вопрос был публично поставлен депутатом перед губернатором. На следующий день, 14 июня 2017-го, суд уже рассматривал ходатайство следователя об отстранении Марины Дмитриевой от должности. 

Ей предъявили обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 290 УК РФ (получение должностным лицом взятки за незаконные действия (бездействие)). Взятка, по мнению следствия, была получена в виде кирпича, завезенного на дачу Дмитриевой предпринимателем. Как писали тогда в оренбургских СМИ, делом Дмитриевой занимались сотрудники ФСБ. Круг замкнулся…

В комментарии для «Хранителей Наследия» Марина Дмитриева говорила в июне 2017-го, что «стала заложницей ситуации», а получение взятки борзыми кирпичами отрицала. 

Депутат Владимир Фролов рассказывал нам, что советовал Марине Дмитриевой в вопросе о строительстве в охранной зоне «не вступать ни в какие переговоры» и «делать все по закону». Версия следствия депутата не убеждала: «Ну какая взятка, где умысел? Взятка – это когда ты за мзду делаешь что-то. А этот предприниматель, поставщик кирпича, никак с ней не связан, ничем ей не обязан».

or2.jpg

У ворот той самой стройки. Июнь 2017 года

Приговор обвинительный, но оправдательный?

Следствие шло долго, перед судом ставился даже вопрос об аресте Марины Дмитриевой… И вот последние судебные известия из Оренбурга. 

Сторона обвинения утверждала в суде, что Марина Дмитриева заключила контракты с компанией, у которой была поддельная реставрационная лицензия. Эта компания («Импульс») вела работы на памятниках Ленину и Чкалову и крыше областного театра кукол в Оренбурге. Взамен Марина Дмитриева якобы получила от владельца «Импульса» предпринимателя Усманова строительные материалы для дачи и оплату услуг гостиницы. Общая сумма взяток составила в 2016–2017 гг. около 140 тысяч рублей (в 2017 году называлась сумма в 66 тысяч, но она, видимо, показалась малоправдоподобной).  

Допрошенные в судео и.о. регионального министра культуры Евгения Шевченко и бывший начальник департамента градостроительства и земельных отношений Сергей Бренёв «положительно оценили работу Марины Дмитриевой в министерстве». 

Ни Дмитриева, ни Усманов свою вину не признали. Обвинение запросило максимальное наказание по статье – лишение свободы сроком на три года.

Как сообщается, «учитывая доводы сторон, Ленинский суд приговорил подсудимых к штрафам. Марина Дмитриева и Камил Усманов отказались комментировать решение, будет ли приговор обжалован — неизвестно». 

Депутат Владимир Фролов и два года спустя заявил, что обвинения против Дмитриевой беспочвенны, а уголовное дело возбудили после ее отказа выдать разрешение на строительство здания ФСБ: «Я считаю обвинение надуманным, не имеющим под собой серьезных финансовых и юридических нарушений… У меня есть все письма ее, где она отказывала генподрядчику ФСБ в начале строительства. Она дважды им отказывала… Она была одна на всю область, носилась с тем, чтобы сохранить памятники истории и культуры». 

Главный редактор телеканала «Орен-ТВ» Аркадий Пронин считает, что любой приговор в отношении Марины Дмитриевой несправедлив: «Я знаю, что Марина никакой взятки борзыми щенками, подготовленным забором – не брала. Поэтому любой приговор, который будет в отношении её, на мой взгляд, будет совершенно несправедлив».

А нам остается обратить внимание читателей на простые обстоятельства. Вину Марина Дмитриева не признала, значит, сделки со следствием не было. Обвинение просило три года заключения, а суд ограничился штрафом. В контексте известной всем статистики соотношения оправдательных и обвинительных приговоров, этот вердикт выглядит практически оправдательным. 

Но формально он обвинительный. Что дальше, каковы последствия? 

Марина Дмитриева теперь вряд ли сможет работать в системе охраны памятников. Если, конечно, не обжалует судебное решение. 

Новое здание оренбургского УФСБ, уже практически построенное, без сомнения, будет торжественно введено в эксплуатацию.

А начальники охраны памятников в российских регионах, безусловно, будут тверже знать – где, кому и что надо и не надо согласовывать.

На главную