Прокуратура отменила отказ в госохране

17.02.2017
Прокуратура отменила отказ в госохране

На официальном сайте Прокуратуры Санкт-Петербурга 15 февраля появилось вот такое сообщение:     

«В декабре 2016 года прокуратура опротестовала распоряжения Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Санкт-Петербурга об отказе во включении в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации выявленных объектов - «Дача (деревянная)» в поселке Песочный и «Здание Общества потребителей Адмиралтейских Ижорских заводов» в Колпино. Основанием к принесению протестов послужили нарушения порядка рассмотрения заключений государственных историко-культурных экспертиз в отношении этих объектов.

По результатам рассмотрения протестов распоряжения Комитетом отменены. Благодаря вмешательству прокуратуры города Комитет повторно рассмотрит вопрос об отнесении этих зданий к объектам культурного наследия».

Петербургская прокуратура еще и подчеркивает, что процесс проведения историко-культурной экспертизы в городе хочет держать под контролем: «При наличии сведений о несоблюдении процедур проведения либо рассмотрения заключений таких экспертиз необходимо сообщать об этом в органы прокуратуры в целях своевременного устранения нарушений».

За этим сообщением стоит слегка головоломная история, иллюстрирующая наши недавние размышления о «петербургской сложности». 

Расскажем ее на примере выяснения историко-культурной ценности «Дачи деревянной» в поселке Песочном. Такую филигрань, такую изощренность в работе госорганов и экспертов даже и придумать невозможно – творческая жизнь богаче любых придумок.

Итак, 11 мая 2016 года Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Правительства Санкт-Петербурга (КГИОП) выпустил распоряжение «Об отказе во включении выявленного объекта культурного наследия в единый государственный реестр объектов культурного наследия» - в отношении «Дачи деревянной», что в поселке Песочном на Речной улице, 25. Распоряжение было издано «в соответствии с актом, составленным по результатам государственной историко-культурной экспертизы (рег. от 16.10.2015 N 3-9365), выполненной аттестованным государственным экспертом Филиповичем М.И., с учетом решения рабочей группы Совета по сохранению культурного наследия при Правительстве Санкт-Петербурга от 17.02.2016»: в Единый госреестр дачу не включать, из списка выявленных объектов, где она пребывала с 2001 года – исключить. То есть снять с госохраны.

Казалось бы, все законно: госорган следует не только выводам эксперта, но еще и рекомендациям рабочей группы городского Совета по культурному наследию.

Однако на это решение петербургская печать сразу откликнулась весьма критически. Дача 1904-1913 гг., принадлежавшая крестьянину Казимиру Садалису, была признана экспертом Максимом Филипповичем, гендиректором ООО «Союз экспертов Северо-Запада», проводившим экспертизу в 2015 году по заказу «Дирекции заказчика» КГИОП, – ценной и представляющей «особое значение для истории и культуры Санкт-Петербурга с точки зрения истории архитектуры и градостроительства, являясь показательным примером практически не сохранившихся до настоящего времени деревянных загородных дач начала XX века, выстроенных в формах необарокко». Как же можно «в соответствии» с выводами эксперта о ценности принимать решение об отказе в госохране? Издание «Канонер» напомнило, что аналогичный случай произошел ранее «с дореволюционным домом на Михайловской улице, 15, в Петергофе. Там тоже эксперт рекомендовала признать объект региональным памятником, но КГИОП принял обратное решение». Тогда делом занялась прокуратура и по итогам проверки подготовила проект протеста на распоряжение комитета».

Так вышло и на этот раз. Из переписки с прокуратурой петербургского градозащитника Павла Шапчица, решившего оспорить решение КГИОП по даче в Песочном, мы можем узнать, как развивался этот витиеватый сюжет.

Павел Шапчиц написал в прокуратуру, что экспертиза обосновывала целесообразность включения объекта в реестр, а вовсе не отказа в этом. Что в случае несогласия с выводами экспертизы КГИОП по закону должен был заказать повторную экспертизу, а не принимать решение вопреки мнению эксперта.

В августе 2016 года Прокуратура Санкт-Петербурга сообщила Павлу Шапчицу (письмо имеется в редакции), что государственная историко-культурная экспертиза дачи Садалиса осуществлялась по госконтракту. В ноябре 2015 года работа эксперта, рекомендовавшего внести дачу в Единый госреестр памятников, была заказчиком принята и оплачена из бюджета, а акт экспертизы согласован КГИОП.

Но (о, «петербургская сложность»!) по закону Санкт-Петербурга решение о включении/не-включении выявленных объектов в реестр принимается КГИОП «с учетом» заключения Совета по культурному наследию. А рекомендация рабочей группы Совета в феврале 2016 года оказалась – отрицательной: не согласиться с выводами экспертизы: облик дачи искажен-де поздними пристройками, декор утрачен, мемориальной ценности нет.

Стало быть, КГИОП должен был при принятии решения по даче Садалиса руководствоваться двумя противоположными мнениями. Чтобы их примирить, был придуман феерический ход: согласно письму прокуратуры, «заключение экспертизы исполнителем доработано с выводом о необоснованности включения в Реестр». После этого КГИОП с чистой совестью выпустил «отказное распоряжение» от 11 мая 2016 года.

Нельзя не отметить феноменальные качества петербургской историко-культурной экспертизы: заключение аттестованного государственного эксперта, отвечающего перед законом и совестью за ее научность, объективность и достоверность, может быть «доработано» до диаметрально противоположного вывода!

Петербургские СМИ, кстати, спросили самого эксперта, как ему удаются подобные достижения. «Господин Филиппович признал, что переписал вывод на противоположный. В чем, собственно, не видит ничего экстраординарного: «Мнение в принципе может меняться... Высокие эксперты, уважаемые члены рабочей группы высказали свои возражения... Это нормально, когда в процессе такой профессиональной дискуссии происходит некая корректировка».

При этом «доработанная» экспертиза не была опубликована на сайте КГИОП и не проходила общественного обсуждения, поскольку корректировка делалась «в рабочем порядке». Таково было официальное разъяснение, поступившее Павлу Шапчицу из аппарата петербургской мэрии.

Однако уважаемый эксперт и КГИОП, по видимому, не учли важной детали: как пишет прокуратура, «поскольку Комитет согласился с первоначальными выводами экспертизы, основания для ее доработки, а также издания КГИОП распоряжения от 11.05.2016 № 10-179, отсутствовали».

Мы бы перевели эту фразу так: поскольку на экспертизу были потрачены бюджетные средства и она была заказчиком принята и согласована, объявление ее некачественной и требующей доработки равносильно признанию в нецелевом использовании бюджетных средств.

В итоге прокуратура опротестовала «отказное распоряжение», и дача Садалиса затаилась в ожидании нового приговора КГИОП.

Фото:  citywalls.ru

На главную