Так держать, Воронеж! И не пущать

20.01.2017
Так держать, Воронеж! И не пущать

Управление охраны памятников заблокировало ввод в эксплуатацию жилого комплекса, построенного на месте снесенных памятников архитектуры

«Хранители Наследия»

Новый, хотя уже и не первой свежести (закончен строительством в 2014 г.) многоэтажный жилой комплекс в центре Воронежа (ул. Дзержинского, 4-6) уже много месяцев не могут официально ввести в эксплуатацию из-за принципиальной позиции регионального Управления по охране объектов культурного наследия.

«Ни один эксперт не подпишет подобные вещи»

Как сообщает агентство бизнес-информации «Абирег», Управление отказывается подписать акт приемки «работ по сохранению» стоявших до 2006-2007 гг. на этом месте памятников архитектуры. Что вполне логично, поскольку в ходе «сохранения» памятники были попросту снесены, а затем в нижних этажах комплекса были «воспроизведены» их фасады. Как утверждает агентство, в воронежской мэрии ему подтвердили, что дом не будет введен в эксплуатацию без документа от госоргана охраны памятников.

Издание цитирует руководителя Управления по охране объектов культурного наследия Воронежской области Николая Петрищева: «Несколько раз ко мне обращался собственник фирмы с просьбой согласовать ввод. Я им категорически отказал. По закону, снос объектов культурного наследия запрещен, возможно только их воссоздание либо исключение из реестра». Глава госоргана напоминает, что исключение памятников из реестра является прерогативой Правительства РФ и требует проведения экспертных процедур, согласований с областными властями и с Минкультуры России. «Ни один эксперт не подпишет подобные вещи», – подчеркивает Николай Петрищев.

Журналисты поинтересовались в мэрии, не дойдет ли в результате дело до сноса новостройки, но «вице-мэр Владимир Астанин ответил отрицательно. «Застройщик все еще пытается доказать, что он частично сохранил объект культурного населения, утверждая, что фасад первого и второго этажа – это восстановленный объект, который вписан в этот дом. Однако фирма должна подтвердить это документально», – пояснил господин Астанин».

«Ввиду физического разрушения»

Как сообщается, строительство началось еще в 2003 году. Застройщиком выступила компания ОАО «Воронежагропромстройкомплект», она же «ВАПСК». В качестве проблемных аспектов этого долгостроя в СМИ называются и превышение первоначально «оговоренной» этажности (12 этажей вместо 5), и занятие стройкой части муниципального сквера. Но пунктом преткновения стала, безусловно, история с разрушением двух объектов культурного наследия, которые застройщик обязан был сохранить. «Ввиду физического разрушения объектов культурного наследия регионального значения «Дом Тер-Паносова» и «Дом Харина» акт приемки выполненных работ по сохранению объекта культурного наследия управлением не может быть выдан», – отвечал охранный госорган журналистам еще несколько лет. И добавлял, что задание и разрешение на строительство жилого дома по этому адресу ни Департаментом культуры Воронежской области, ни региональным управлением по охране памятников не выдавалось, строительство шло без согласования последнего.

Правда, в апреле 2016 года в воронежской мэрии агентству «Абирег» объясняли, что не исключают шансов «ВАПСК» узаконить дом, «если застройщик выполнит те требования, которые предъявляет Градостроительный кодекс».

«Максимально гармонично вписался»

На интернет-ресурсах, рекламирующих воронежскую недвижимость, датой сдачи объекта обозначен 2014 год,  а квартиры в нем предлагаются по цене от 90 тысяч рублей за квадратный метр.

Мастера пера и девелопмента не жалеют приятных слов и, как умеют, объясняют проблемы с приемкой здания: «Дом на ул. Дзержинского 4, 6 в Воронеже по праву мог бы считаться одним из самых престижных многоэтажных домов центра города, если бы он был введён в эксплуатацию. На данный момент дом построен, но не принят на баланс города из-за неудовлетворительного состояния инженерных коммуникаций. Можно надеяться, что в обозримом будущем компания-застройщик «ВАПСК» устранит недочёты и порадует жильцов ключами от новых квартир.

Расположение дома исключительное. В самом центре города… замечательный тихий вид... подземный паркинг… Дом на ул. Дзержинского 4, 6 – дом переменной этажности. Максимальное число этажей – 12. Архитектурное решение дома создавалось таким образом, чтобы он максимально гармонично вписался в существующий облик улицы и квартала. И надо сказать, это получилось. Несмотря на то, что дом имеет этажность выше, чем у окружающих его зданий, он хорошо смотрится на этой тихой улице старого центра».

Погибший памятник архитектуры тоже упоминается, но вскользь: «Износ дома настолько велик, что восстановлению и реконструкции дом не подлежал, было принято решение его снести, но в фасаде нового дома повторить черты предшественника. Именно этим объясняется затейливые фасады новостройки, выходящие на улицу Дзержинского».

vorr3.JPG

Жертвы девеломпента

На месте «стройки десятилетия» располагались два памятника регионального значения, взятые под государственную охрану постановлением администрации Воронежской области от 14 августа 1995 года № 850 – дома Тер-Паносова и Харина 1910-х гг. Они до сих пор фигурируют в официальных перечнях объектов культурного наследия Воронежской области.

То, что при строительстве памятники были полностью снесены и заменены встроенными в новый объект муляжами из силикатного кирпича, прекрасно фиксируют, например, публикации и фотосъемки воронежских краеведов 2011 года: «В списках наследия ранее числились четыре дома, сейчас – два. На месте усадеб Тер-Паносова и Харина сейчас строится дом. Правда, первые два этажа пытаются копировать бывшие усадьбы. Что из этого получится – увидим, когда построят».

vorr2.JPG

Как сообщается, дом № 4 по улице Дзержинского был построен в 1912 году для почетного гражданина Воронежа С.А. Тер-Паносова. С 1920-х гг. он был в ведении губернского отдела здравоохранения, позднее в нем размещалась поликлиника УВД.

vorr4.jpg

А дом № 6 (1914 г.) был принадлежал известному в Воронеже начала ХХ века купцу Харину. Здесь у него была целая городская усадьба с амбаром, коровником, конюшней и другими служебными постройками. И этим зданием с 1920-х гг. ведал губернский здравотдел, после Великой Отечественной войны здесь был детский сад, а с начала 1970-х - поликлиника КГБ (позднее - УФСБ).

vorr5.jpg

«Никто не собирался ломать фасады!»

Как можно узнать из публикаций местной прессы, в 2000-е гг. областное управление культуры и мэрия, выдавая разрешение на строительство жилого дома и «реконструкцию» домов-памятников, «предъявили застройщику щадящие требования — от особняков можно было оставить только фасадные стены. Однако застройщик не сохранил даже их».

Пресса приводила и объяснения Николая Образцова, депутата Воронежской городской думы, гендиректора ОАО «ВАПСК»: «Никто не собирался ломать фасады этих особняков! Они обрушились сами при рытье котлована. Кстати, котлован рыли не мы, а фирма-субподрядчик».

Плох тот девелопер, который никогда не рассказывал журналистам подобных историй. Но понятно, что в такие предания всегда «верится с трудом».Обрушились сами - значит, не предвидели, не укрепили, не контролировали подрядчика. Словом - не сохранили. Это отрицать невозможно.

Николай Образцов, тем не менее, высказывал еще в ноябре 2015 года надежду, что «облправительство и мэрия в итоге учтут, что фирма восстановила фасады по рисункам, и к Новому году выдадут разрешение на ввод дома в эксплуатацию – «не оставлять же уже построенное здание стоять просто так».

«Мы не подпишем»

Однако уж и 2016 год миновал, а здание все стоит «просто так». В это, зная нашу архитектурно-градостроительную практику, верится тоже с трудом, однако же факт остается фактом. Дилемма, собственно, проста: или здание стоит «просто так» - или воронежские власти его легализуют и тем самым признают, что в областной столице можно «просто так» нарушить закон, запрещающий снос памятников архитектуры. Хочется верить, что воронежским властям признавать последнее не с руки. Выдать построенное за «воссоздание», опять-таки хочется верить, девелоперам не удастся.

Для исторического Воронежа все это – отнюдь не абстрактные материи. Градостроительные вольности последних 20 лет привели к тому, что, по подсчетам регионального Управления по охране памятников, к августу 2016 года  зафиксирована утрата 38 реестровых объектов культурного наследия, которые существуют уже только на бумаге, в том числе и дома Тер-Паносова и Харина. В августе 2016-го Николай Петрищев говорил в интервью о жилом доме на улице Дзержинского, 4-6 вполне определено: «Мы не подпишем разрешение на ввод его в эксплуатацию». Кстати, то же руководитель охранного Управления пообещал и в отношении дома Балашова на улице Куколкина, 8а, «сохранением» которого можно пугать маленьких детей: «Мы уже трижды отказались принять этот объект, так как нарушен проект». Наш сайт уже рассказывал об этой истории, которую можно даже не рассказывать - достаточно на картинку посмотреть.

norr7.jpg

Для «Хранителей Наследия» - комментарий начальника Управления по охране объектов культурного наследия Воронежской области Николая Петрищева:

- Управление не может принять «работы по сохранению» объектов культурного наследия на ул. Дзержинского, 4 и 6, поскольку они были фактически разрушены. Выдача мною акта приёмки – это фактически должностное преступление.

Возбуждённое ранее уголовное дело по факту утраты памятников на сегодня прекращено, т.к. истекли сроки давности. Тем не менее, в середине 2016 года областная прокуратура внесла городским властям представление о незаконности выдачи ими разрешения на строительство жилого дома на территории объектов культурного наследия.

Не принятое в эксплуатацию здание стоит, создавая тем самым выразительный пример для всех субъектов хозяйственной и строительной деятельности: законодательство об охране культурного наследия нарушать - себе дороже выйдет.

Мы действуем в строгом соответствии с законодательством. С самого начала работы в должности начальника управления по охране объектов культурного наследия я имел твердую установку от руководства области: работайте по закону и по регламентам, никаких посторонних факторов не принимайте во внимание. Так я и работаю, и мне ни разу не пришлось отступить от этой линии.

Комментарий «Хранителей Наследия»: Чем закончится этот сюжет, мы не беремся прогнозировать. Если исходить из духа и буквы закона, то продукт несогласованного строительства на территории снесенных памятников архитектуры должен быть просто-напросто ликвидирован, а объекты культурного наследия воссозданы. Однако такое развитие событий представляется пока что скорее фантастическим. Хотя в других регионах есть прецеденты, есть и алгоритмы их достижения.

В воронежском случае привлечь кого-либо по 243-й статье УК за разрушение объектов культурного наследия не удастся, поскольку истекли все сроки давности. Однако вместо уголовного возмездия в результате принципиальной позиции госоргана охраны памятников наступило возмездие экономическое, в виде объекта, не введенного в эксплуатацию. Трудно судить, насколько долго может длиться такое положение дел, как долго органы власти смогут, что называется, "держать" ситуацию.

Но пока что ничего иного не остается, как сказать: «Так и держать, Воронеж! И не пущать, чтоб неповадно было сносить памятники архитектуры».

Если бы все новостройки на месте снесенных памятников органы охраны наследия научились блокировать подобным образом - глядишь, меньше было бы соблазнов рушить и жечь. Страна целее была бы.

Фото: ptm4.ru, wikella.ru

На главную