Анатолий Кирпичников. 1929–2020 ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

Анатолий Кирпичников. 1929–2020

18.10.2020
Анатолий Кирпичников. 1929–2020

16 октября 2020 года в Санкт-Петербурге скончался знаменитый русский археолог, историк, общественный деятель Анатолий Николаевич Кирпичников. Ему шел 92-й год.

Колумб Старой Ладоги, «первой столицы Руси» (так и заявлял: «В Ладоге, смею сказать, была задумана русская империя»). Защитник Охтинского мыса от «Охта-центра». лауреат и член оргкомитета Всероссийской премии «Хранители наследия». Член Президиума ЦС ВООПИК. Автор более 650 научных и просветительских работ о русской истории, археологии, старинных городах и монастырях.

Можно перечислять должности и звания. Заведующий отделом славяно-финской археологии Института истории материальной культуры РАН. Доктор исторических наук, профессор. Заслуженный деятель науки Российской Федерации. Член-корреспондент Петровской академии наук искусств. Действительный член Нью-Йоркской Академии наук. С 1972 года возглавлял Староладожскую экспедицию ИИМК РАН.

Уходят, один за другим уходят корифеи. Свидетели иной эпохи – и ее создатели. Люди, которые делают пресловутую «связь времен» наглядной. Анатолий Кирпичников был учеником археолога и историка архитектуры Михаила Константиновича Каргера (1903–1976). Вел раскопки в Старой Ладоге, Новгороде, Пскове, Орешке, Копорье, Ямгороде, Порхове, Гдове, Велье, Кирилло-Белозерском монастыре, Кореле, Тиверском городке и др. Кандидатскую диссертацию защитил (в 1963 году) на тему «Русское оружие ближнего боя (X—XIII вв.)», докторскую (1975) – «Военное дело Руси IX—XV вв.».

Анатолий Николаевич Кирпичников был человек выдающегося, неукротимого темперамента. До самых последних лет – ездил по научным конференциям и по раскопкам; в 2018-м, например, на 90-м году приезжал на волонтерский фестиваль ВООПИК в Копорье, который мы тогда описывали в репортаже,  консультировал коллег, вдохновлял юных археологов-добровольцев.

Он не пропускал ни одной ежегодной церемонии Всероссийской премии «Хранители наследия». Ходил с палочкой, тяжело поднимался на сцену, к микрофону. И – преображался. Бросал в публику зажигательную речь, пересыпанную элегантными остротами. Разворачивал перспективы общего дела. Не жаловался на жизнь, но предметно рассказывал, как ее изменить. Въедливый, резкий, неуступчивый, живой...

Его беспокоило – теперь это особенно понятно – что вот еще год, два, три, пять – и он не будет уже в состоянии приехать, отойдет от дел, не сможет втолковывать свои идеи по сохранению наследия Отечества всем, кто оказывался в его «гравитационном поле». Президенту (с которым он в 2004-м спускался в раскоп в Старой Ладоге – и тут же рассказал, что  раскопки "в настоящее время ведутся в плотном слое навоза", и тут же напомнил, что президент когда-то обещал в раскопках принять участие. "Я готов и в навозе покопаться", – отвечал Владимир Путин). Депутатам, губернаторам, соратникам по движению в защиту памятников, журналистам. На обратном пути с ежегодного съезда хранителей наследия, в поезде или в автобусе, он мог подойти, подсесть, завладеть – беспрепятственно, надо сказать – твоим вниманием и полчаса что-нибудь объяснять, заручаться поддержкой, согласием, готовностью помогать. Он спешил жить, хотя и был современником всех наших поколений, начиная с Рюрика.

Теперь он и в самом деле отошел от дел… или перешел к делам иным, нам неведомым.

Светлая Вам память, Анатолий Николаевич. Покойтесь с миром в русской земле, из которой Вы извлекли столько удивительных открытий.

На главную