Марк Меерович. 1956-2018 ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

Марк Меерович. 1956-2018

19.10.2018
Марк Меерович. 1956-2018

18 октября 2018 года скончался заслуженный архитектор России Марк Меерович. Скончался от неизлечимой болезни, и срок собственной жизни был ему известен с точностью до нескольких дней. 

Марк Меерович родился, работал и умер в Иркутске, но был известен далеко за пределами своего сибирского города.  Доктор архитектуры и доктор исторических наук, он был экспертом в необычайном множестве дисциплин: от систем расселения до создания общественных пространств, от восстановления городской среды до дизайна. Организатор научных конгрессов, автор 19 монографий и 458 научных работ, 40 реализованных архитектурных проектов… Он был настоящим архитектором, он понимал эту профессию как культурную миссию, а не удовлетворение амбиций заказчиков. 

Город, памятники архитектуры и историческую среду он видел и ощущал как живой организм, с которым нужно обходиться предельно бережно.

Последние месяцы своей жизни Марк Меерович был председателем Общественного совета при Службе по охране объектов культурного наследия Иркутской области. Пожалуй, это единственный в современной России пример, где председатель общественного совета не просто полемизировал, но вел со своим охранным госорганом настоящий бой – за служение делу, а не лицам, за памятники, за профессиональное отношение к предмету, за суть, а не форму деятельности. Несколько раз он бросал чиновникам открытый вызов, публично обращаясь то к губернатору, то в прокуратуру с требованием провести проверку законности работы регионального органа госохраны памятников. 

И формулировал четко и бесстрашно, как и надлежит настоящему архитектору:

«Процесс уничтожения исторического деревянного наследия в Иркутске поставлен на поток. Главной жертвой становятся домостроения, которые охраняются статусом вновь выявленных – после лишения их этого статуса, они уничтожаются. Исполнителем этого является Служба по охране объектов культурного наследия Иркутской области. Этот непрерывный процесс маскируется службой формальным соблюдением ею процедур. Но по содержанию её деятельность кардинально противоречит требованиям законодательства. Прикрываясь формальной стороной дела, служба, по сути, превратилась в главный орган уничтожения культурного достояния Иркутска». 

К этим формулам, в которые можно было вместо Иркутской области смело подставлять название почти что любого региона РФ, Меерович добавлял: инициаторами уничтожения исторических зданий являются представители бизнеса, которые выкупают их и землю под ними для строительства «очередной бетонной махины». 

Пером беспощадного аналитика Меерович рисовал типичные этапы и стадии расправы с наследием: 

«а) собственник сознательно доводит до уничтожения предмет охраны ОКН; б) эксперт ГИКЭ, умалчивая об этом факте, «объективно» фиксирует в своем заключении утрату предмета охраны, делая на этом основании вывод о возможности выведения объекта из списка памятников или о не включении в список; в) Служба, действуя формально, поддерживает выводы экспертов… акты ГИКЭ, невзирая на наличие серьезнейших причин для отказа в согласовании, на которые постоянно указывает профессиональная общественность, фиксируя множественные несоответствия законодательным требованиям, утверждаются Службой без какого бы то ни было критического отношения к их содержанию. Служба продолжает принимать решения о невключении выявленных объектов культурного наследия в Госреестр, о выведении объектов из списков ОКН, в конечном итоге обрекая их на уничтожение».

С этой системой Марк Меерович боролся до конца. Уже этой осенью, за несколько недель до смерти, в интервью журналу "Охраняется государством" (опубликовано в 5-м номере за 2018 год), он рассказывал о борьбе за сохранение исторического Иркутска. И называл городское наследие "самым мощным, если не единственным, фактором идентичности".

Вечная память.

На главную