Агент на пресс-конференции Путина. Миссия провалена ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

Агент на пресс-конференции Путина. Миссия провалена

20.12.2018
Агент на пресс-конференции Путина. Миссия провалена

20 декабря в Москве прошла 14-я «большая пресс-конференция Владимира Путина». На неё пришло рекордное количество журналистов - 1702. Беседа продолжалась 3 часа 43 минуты, чуть больше, чем в прошлом году. За это время Президент ответил на 61 вопрос. Темы были самые разные: от международных проблем до личной жизни главы государства.

Проблематика сохранения объектов культурного наследия – не прозвучала. И, честно говоря, может, оно и к лучшему. Вопрос на эту тему собирался задать корреспондент «Саратовской панорамы». А готовила эту миссию, видимо, мэрия, так как поездка и вопрос анонсировались на ее официальном сайте

Итак, сообщается, что «… корреспондент «СП» Владимир Григоренко хочет спросить у Президента: «Возможно, пришло время пересмотреть нынешнюю политику в отношении памятников культурного наследия, изменить саму процедуру включения/исключения памятников в список, критерии для отбора? Город должен иметь больше полномочий для выхода из сложившейся ситуации». (Орфография и пунктуация здесь и далее в цитатах сохранены авторские).

Слова саратовскому журналисту не предоставили. Миссия оказалась провалена.

О какой «ситуации» и каких «полномочиях» речь? Саратов стал уже притчей во языцех благодаря систематическим высказываниям саратовских чиновников и предпринимателей на официальных совещаниях – все на одну и ту же тему: обилие памятников истории и архитектуры, которые якобы не дают городу дышать и развиваться. Все это не оставляет ни тени сомнения: саратовский журналист имел ввиду полномочия и процедуры по выводу из реестра объектов культурного наследия, которые по закону – на федеральном уровне. 

Как всегда, объясняется все пользой для общего дела. Сайт мэрии вещает: «Получается, что из-за какого-то отдельного элемента фасада или внутреннего убранства, из-за того, что в доме кто-то когда-то жил или останавливался проездом, страдают люди, проживающие по соседству сегодня. Культурная ценность такого объекта несущественна либо пропадает с годами совсем. По сути, заброшенное здание находится на территории города, но ни снести, ни отреставрировать его муниципалитет не может. Жильцы таких домов также не могут повлиять на состояние своего жилища: провести ремонтные работы за счет средств Фонда капитального ремонта невозможно в силу юридических ограничений. Частные инвесторы тоже не готовы вкладывать средства в такие объекты, не видя их рентабельность».

Хочется задать встречный вопрос: кто же забросил то или иное здание, кто не дает муниципалитету реставрировать, а жителям «влиять»? Если памятник доведен до аварийного состояния, то найдены ли виновные и привлечены ли к ответственности? А что – гипотетические новостройки на месте ОКН – не будут требовать денег на содержание и ремонт? Но это все, конечно же, демагогия. Игра слов. 

Фактически чиновники Саратова на своем сайте расписались в собственной некомпетентности, отсутствии стратегии сохранения городской истории, желании над ней работать, непонимании в принципе, что такое и для чего культурное наследие. Откуда такой вывод? Да оттуда, что Владимир Григоренко не собирался просить помощи Президента в том, чтобы сохранить или как-то помочь городу экспертами, проектами или, в конце концов, деньгами. Мэрия послала гонца «решить вопрос», испросить индульгенцию на вывод неугодных зданий из реестра. 

И, кстати, Президент в общем-то ответил на вопрос Владимира Григоренко – опосредованно.  «Я недавно был на юбилее Темирканова (дирижер Юрий Темирканов – Ред.), он сказал очень правильную вещь: «Искусство существует не чтобы потакать низменным мотивам, а чтобы поднимать уровень культуры», – сказал Владимир Путин

Так что, если непонятно, в чем ценность – спроси, это не стыдно. Стыдно упорствовать в своем невежестве или неспособности. Еще и прикрываясь пользой дела.

Фото: Сайт мэрии Саратова

На главную