Дмитрий Пристансков: Объекты культурного наследия – не просто объекты имущественных прав

29.11.2017
Дмитрий Пристансков: Объекты культурного наследия – не просто объекты имущественных прав

В работе с памятниками Росимущество намерено руководствоваться словами Дмитрия Сергеевича Лихачева

«Хранители Наследия»

Росимущество и объекты культурного наследия – тема весьма актуальная, иногда и конфликтная. Министр культуры РФ Владимир Мединский однажды даже пообещал пожаловаться на коллег в Правительство.  Однако в ноябре 2017 года на Санкт-Петербургском Международном культурном форуме Росимущество сделало важный шаг, подписав с ВООПИК соглашение о сотрудничестве в сфере сохранения и популяризации объектов культурного наследия. Фактически ведомство впервые приняло на себя публичные обязательства в этой области. Какой теперь будет политика Росимущества по отношению к культурному наследию? На наши вопросы отвечает Дмитрий Пристансков - заместитель министра экономического развития Российской Федерации - руководитель Росимущества.

Pristanskov.jpg

- Дмитрий Владимирович, в рамках VI Санкт-Петербургского культурного форума Вами подписано соглашение о сотрудничестве с ВООПИК. Это ведь первое подобного рода соглашение с общественной организацией?

- Да, для Росимущества это, действительно, первое соглашение в сфере культуры с общественной организацией. И это означает, что мы выносим проблематику на новый уровень, так как объекты культурного наследия – это не просто объекты имущественных прав с обычным правовым регулированием. Это объекты особого статуса, отсюда и тонкая настройка юридического свойства, иной порядок вовлечения в хозяйственный оборот, специальный, более сложный порядок приватизации. Самое главное – это узкоспециальное правовое регулирование сферы охраны, реконструкции и восстановления памятников. Поэтому нам крайне важно привлечь к этим вопросам внимание общественности и помощь волонтерских движений.

Кстати, насколько нам известно, в ближайшие месяцы Госдумой должен быть принят подготовленный  по поручению Президента России законопроект о добровольческих (волонтерских) движениях, который будет регулировать порядок привлечения добровольцев (волонтеров) к решению общественно значимых вопросов, определять их правовой статус, меры господдержки.

Поэтому подписание такого соглашения со всероссийской общественной организацией, которая занимается сохранением и популяризацией памятников истории и культуры – важный и ответственный шаг.

- А что конкретно изменится в работе Росимущества с памятниками после подписания соглашения? Возможно, будут разработаны какие-то методики, разосланы циркулярные письма в территориальные управления?

- Мы совместно с общественными экспертами проработаем методические рекомендации, чтобы на местах в наших территориальных управлениях понимали, как обеспечивать взаимодействие с подразделениями общественных организаций, с региональными органами власти, с органами государственной охраны наследия на местах.

Важно не просто подписать документ, важно привлечь все ресурсы общественной экспертизы, профессиональные возможности и трудовые ресурсы ВООПИК к решению нашей общей проблемы. А лучше сказать – к нашему общему делу.

В стране около 7000 объектов культурного наследия, находящихся в собственности РФ. И среди них масса объектов, которые невозможно или крайне затруднительно вовлечь в хозяйственный оборот. Например, деревянные храмы Русского Севера – да и деревянное зодчество в целом; сторожевые башни на Северном Кавказе; исторические захоронения; есть и полностью разрушенные объекты. В бюджете страны сейчас нет финансовых возможностей, чтобы для каждого объекта обеспечить возможность хотя бы сохранения в нынешнем виде. И здесь для Росимущества важна помощь общественности, волонтеров. Мы должны выработать общий план работы.

Но надо понимать, что у объектов  различная правовая ситуация. Есть объекты культурного наследия, закрепленные за теми или иными учреждениями на вещном праве, есть объекты, которые используются сторонними региональными организациями, скажем, по договору безвозмездного пользования.

По-разному строится и механизм охраны этих объектов, и оформления охранных обязательств. Если объект в казне – значит, полностью вся нагрузка по сохранению и поддержанию лежит на Росимуществе. Но для этого нужно отдельное финансирование, которое сейчас отсутствует в необходимом объеме.

- Есть ли в Росимуществе отдельная стратегия или программа по работе с объектами культурного наследия?

- Специальной программы пока нет… Но для понимания ситуации нужно разделить объекты на некоторые виды.

Первый – это музейные ценности, а также объекты, не представляющие коммерческого интереса, которые трудно или невозможно вовлечь в коммерческий оборот. Это, как я уже говорил, башни, форты, захоронения, деревянные храмы. Кстати, деревянное зодчество, на мой взгляд, нуждается в особом механизме охраны.

И второй вид – это объекты, которые можно вовлечь в коммерческий оборот, например, сдать в аренду с обязательством пользователя нести финансовые расходы на реконструкцию и реставрацию. В 2015 году в закон о приватизации были внесены изменения, которые позволяют приватизировать объекты культурного наследия посредством проведения конкурсных процедур. Мы сейчас видоизменяем правовые нормы. Нужно урегулировать вопрос с земельными участками, на которых они располагаются. А это отдельный порядок вовлечения в хозяйственный оборот. Поэтому мы сейчас предложили следующий вариант: если объект находится в удовлетворительном состоянии, то он продается вместе с земельным участком через аукцион, что логично. Если же памятник в неудовлетворительном состоянии, то это требует определенных обременений со стороны будущего пользователя и гарантий для государства. Поэтому мы предложили следующее: в течение определенного времени пользователь проводит реконструкцию в установленном порядке, после чего имеет право оформить в собственность также и земельный участок. До тех пор он владеет им на праве аренды. Если же пользователь в сроки, отведенные по договору, не справился, не выполнил охранные обязательства, не произвел реконструкцию, то объект подлежит возврату в федеральную собственность. Сейчас мы прорабатываем меры правовой защиты и постприватизационного контроля.

И вот как раз соглашение с ВООПИК нам будет полезно с точки зрения организации постприватизационного общественного контроля. Так как у нас нет отраслевой специальной профессиональной экспертизы. В этом направлении надо подумать и выработать предложения.

- Можно ли считать, что Росимущество готово в связи с начавшимся сотрудничеством с ВООПИК обратить пристальное внимание на работу с объектами культурного наследия?

- Я бы сказал – еще более пристальное. И мне очень понравились слова Дмитрия Сергеевича Лихачева, которые использованы в качестве эпиграфа на сайте ВООПИК: «Если человек равнодушен к памятникам истории своей страны, значит, он равнодушен к своей стране». Думаю, эта цитата должна стать нашим руководством к действию.

Беседовали Евгения Твардовская, Константин Михайлов

Заглавное фото: объекты культурного наследия в Музее деревянного зодчества «Семенково», в 2017 году переданные Росимуществом в собственность Вологодской области. Источник: Росимущество

На главную