Копорье: открытия 2018-го и перспективы на пять лет вперед

20.08.2018
Копорье: открытия 2018-го и перспективы на пять лет вперед

Один день из жизни самой малоисследованной и загадочной крепости Ленинградской области

Евгения Твардовская

Уже сейчас можно сказать, что независимо от того, какой оборот примут события лета 2018 года, в историю крепости Копорье оно обязательно войдет. Почти полвека спустя сюда вновь пришли археологи. С 22 июля до 17 августа здесь работал международный волонтерский кампус ВООПИК. Наконец, 17-го же августа губернатор Ленинградской области, приехавший поблагодарить волонтеров, торжественно закрыть их сезон и осмотреть работы, озвучил политическую волю: археологическим работам быть, волонтерский лагерь объявить традиционным, срок действия обоих решений – пять лет. Очевидно, что все вышесказанное и в крепости сделанное означает, что за объект культурного наследия федерального значения «взялись» и грядет реставрация. Это факт долгожданный и радостный. Но, как это водится на ниве сохранения, радость не приходит одна. Ее сопровождают опасения: не слишком ли много новодела может возникнуть в крепости и не превратится ли реставрация в строительство… Это предмет будущих дискуссий. Ну а сейчас – наш рассказ о закрытии волонтерского кампуса ВООПИК и других событиях в крепости Копорье 17 августа, а также о том, что может за этими событиями последовать.

8.jpg

Фото: Раскоп с раскрытыми остатками неизвестного здания

Тайны Комендантского дома и холодильник «докриогенной» эпохи

Крепость сегодня представляет собой большой раскоп-муравейник. Внушительные земляные отвалы (раскопанная земля) «отодвинуты» на периферию к Наугольной башне. У подножья башни Северной девушки моют находки. Им изо всех сил морально помогает собака Иштар, уже привыкшая к вниманию к своей персоне и равнодушно на все взирающая. 

5.jpg

6.jpg

9.jpg

Туристические тропы ограничены металлическими тросами: любопытствующие так и норовят за них прошмыгнуть. К счастью, нам был дан официальный карт-бланш на проход, так как нашим проводником был сам Алексей Липатов – руководитель Копорской археологической экспедиции Института истории материальной культуры Российской академии наук (ИИМК РАН).

«У нас два участка: на месте Комендантской канцелярии, построенной Петром Первым, и, условно говоря, земляной раскоп - территория, которая примыкает с западной стороны к постройке, на нем-то нам и помогали волонтеры, - рассказал Алексей Липатов. - По русским планам середины XVIII века на этом месте должен располагаться сад, который отделял Комендантский дом от деревянного дворца Меншикова, находившегося чуть дальше. Однако здесь были обнаружены разрушенные фундаменты деревянных построек. Каких конкретно, что здесь вообще было - загадка, так как ни на одном плане русского времени, с начала XVIII века, здесь не обозначена ни одна постройка. Шведский план известен только один – середины XVII века. Но и там ничего нет. То есть мы нашли абсолютно неизвестные конструкции, но, к сожалению, они находятся в сильно разрушенном состоянии, так как с 1763 года территория крепости вокруг собора служила кладбищем. И перестала им быть только в 1920-е. И это несмотря на то, что вне крепости есть кладбище и храм Николая Чудотворца, который появился в середине XIX века».

15.jpg

16.jpg

Фото: Раскоп на месте Комендантской канцелярии

17.jpg

18.jpg

23.jpg

Фото: Раскоп с раскрытыми остатками неизвестного здания и расчищенным погребением

Захоронения, которые сейчас во множестве обнаруживают археологи, разбивали и повреждали остатки пока не известного нам строения. Археологи продолжат здесь работы, пока не дойдут до «материка» – слоя, свободного от находок. Официальный же срок – до 2 сентября.

Наталья Соловьева, заместитель директора ИИМК РАН: «Мы хотели отрыть Комендантский дом, о нем мы знали. Наша задача была подойти к крайней стене крепости, посмотреть, как соединяется с ней Комендантский дом, открыли интересную бойницу… А вот новых конструкций на плане не было. Мы хотим, чтобы это было приведено в порядок. Пока придется, к сожалению, консервировать, так как нет проекта реставрации. Но представьте, если даже эти руины будут открыты для осмотра – понятно, что весь вид крепости значительно изменится. Мы будем выступать за музеефикацию. Но так как мы к реставрационным работам имеем опосредованное отношение, то к нашему мнению могут прислушаться, а могут - и нет».

Итак, сейчас уже практически полностью вскрыта планировка подвальной части Комендантской канцелярии, расчищена из-под осыпей строительного мусора известняковая кладка крепостной стены. А также теперь можно говорить и о назначении небольшого сооружения между стеной крепости и зданием канцелярии. На всех старинных картах оно отмечено и считалось мостиком-переходом. Однако в ходе работ экспедиции 2018 года выяснилось: это каменное сооружение, которое состоит из двух помещений, перекрытых цилиндрическими сводами. Подробности его архитектуры, а также размеры, местоположение, особенности входа говорят о том, что открытая постройка, скорее всего, ледник. Или, как шутят археологи, холодильник "докриогенной" эпохи.

34.jpg

35.jpg

Фото: Холодильник "докриогенной" эпохи

Прислушиваться и слышать

17 августа в крепости ждали губернатора Ленинградской области Александра Дрозденко для официального закрытия волонтерского кампуса. Позвали и непререкаемых авторитетов: реставратора Ирэн Хаустову с археологом Анатолием Кирпичниковым. Сразу же у него археологи спросили, что это за металлический предмет они нашли буквально за полчаса до… «Предварительная версия - это детский кистень», - сразу определил Анатолий Николаевич.

19.jpg

20.jpg

Хаустова и Кирпичников начинали работы на крепости еще в конце 1960-х. И сегодня являются консультантами, старейшинами, с которыми – по крайней мере - оговаривают все вопросы по Копорью. «Попробуй не прислушаться», - пошутил губернатор, который приехал с небольшим опозданием и которого по раскопкам водил и Кирпичников в том числе. 

24.jpg

25.jpg27.jpg

Вообще при всей известной протокольности, представить аналогичную картину, скажем, в Московской области было бы сложно: чтобы губернатор знал специалистов в лицо, да еще и читал их книги, да еще и комментировал находки…

10.jpg

11.jpg

А таковых на «столе находок» оказалось немало: самая древняя - серебряный пенни Эдуарда Первого (конец XIII - начало XIV века), монетка – серебряная чешуйка (пока не расчищенная, но ориентировочно XIV-XV вв.), вилка с костяными накладками, когда-то, видимо, имевшая металлические инкрустации. Найдено много изразцов: темных глазурованных шведских (ориентировочно XVII в.), русских полихромных (конца XVII-начала XVIII вв.) Есть и остатки серебряного шитья: с платья или амуниции – не известно, потребуется консультация специалиста по тканям.

Многие из находок сделали волонтеры, которые в благодарность археологам за терпение и мастер-классы подарили им «Золотую лопату».

12.jpg

18.jpg

«Были волонтерами – стали археологами»

Эта фраза принадлежит Анатолию Николаевичу Кирпичникову. Когда-то он тоже привлекал волонтеров в Копорье. Теперь это направление возрождает ВООПИК. Кампус в Копорье – один из первых археологических кампусов ВООПИК. Он был международным, но на иностранцев введена квота – не более 25%. А желающих много – из Франции, Финляндии, Белоруссии, Украины.

За две смены попробовать себя в археологии смогли порядка сорока человек. Приезжали семьями, возраст колебался от 18 лет до 64. Профессии были представлены также самые разные: библиотекари, водители, инженеры…

«Особенность нашего кампуса в том, что ребята вместе не только работали, но и жили, - отметила Ольга Иванцова, руководитель кампуса ВООПИК «Копорье». - То есть кампус работал не по принципу приехал-уехал. А это значит, что незнакомые люди две недели проводили вместе фактически все время. И надо сказать, что это большое психологическое испытание, когда ты вдруг лишаешься личного пространства. Но у нас все сложилось благополучно и в первую, и во вторую смену. Ребята стали фактически одной семьей».

Да что там семьей… Одной фолк-группой! "Волонтерушки-Копорушки" триумфально выступили 11 августа в Выборге на фестивале русской и финской культуры «Кукушка».

Работа пять дней в неделю, каждый день – лекционный час от археологов. По словам Алексея Липатова, им тоже было интересно такое новое общение. Но если говорить о пользе дела, то лучше бы продлить смену – и сделать три недели вместо двух, так как неделя уходит на обучение, приобщение к «теме» и только после этого труд становится более осознанным и приносит удовольствие.

Среди волонтеров было немало местных жителей. Сергею Кузнецову 46 лет, он живет в соседнем селе Сосновый бор, работает водителем. 

36.jpg

«В крепости был раз сто, - рассказал «Хранителям Наследия» Сергей. - С детства настолько привычные стены, что крепость не удивляла… Когда заехал и увидел раскоп и то, что я никогда не видел – открытые стены, фундаменты… я был шокирован и мне захотелось всей душой в этом участвовать. Я решил – все. Хочу. Мои дети сначала смеялись надо мной, но потом – нормально стали воспринимать, видя мои эмоции… Я на две недели поехал и получил такой кайф».

38.jpg

Филипп Гайдуков – выпускник школы в Гатчинском районе, участник Юнармии. В кампусе – вместе с отцом, Олегом Александровичем, который «в гражданской жизни» работает авиатехником в аэропорту Пулково. Вообще-то они вместе увлекаются экстремальным туризмом, в кампусе ВООПИК условия оказались слишком комфортными, но зато – вся ситуация стала довольно познавательной.

37.jpg

«Мы слышали про Копорье, но не бывали. И не очень поняли, куда едем, - сказал Олег Гайдуков. - Мы были готовы к более экстремальным условиям. Жить в палатках. А тут такой комфорт… Но для нас это как раз и экстрим. Работа - рутинная. Мастерками, на тачках, на лопатах. Самое интересное – люди, археологи нам все рассказывают. Внушили, что главное в работе - аккуратность и внимательность. Курительные трубки, монетку нашли…»

Рыцарский замок требует рыцарственного отношения

Обратите внимание, даже не все жители Ленинградской области слышали и бывали в Копорье, что неудивительно. На сегодня – это одна из самых аварийных и проблемных крепостей региона. И вместе с тем – одна из самых таинственных, неизученных и необычных. Крепость с нераскрытым потенциалом, которую все чаще называют «рыцарским замком». Таких у нас – единицы. Что делать для ее возрождения – губернатор обсудил с волонтерами и специалистами после осмотра археологической части…

28.jpg

Напомним, что Александр Дрозденко приложил немало усилий, чтобы Росимущество передало крепость Ленобласти. Так что возродить ее к жизни, сделать туристической жемчужиной Ломоносовского района – дело чести. Напомним также, что уже был и проект реставрации с объявленным конкурсом, носитуация обернулась финансовым скандалом и где теперь тот проект, нам выяснить пока не удалось. Но в любом случае с учетом археологических работ этого сезона, его бы пришлось пересматривать.

39.jpg

Анатолий Кирпичников, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РСФСР, почётный гражданин Ленинградской области: «А что дальше? Либо показывать на поверхности земли археологию, либо же есть проект воссоздания Комендантского дома. Сейчас в Копорье есть музейные ценности, но нет музейных помещений. Надо ввести этапность работ. Скажем, отреставрировать одну башню, устроить в ней музейный «узел», пускать туда посетителей, а затем переходить уже на другой участок и так далее. Важно продолжить работу волонтеров и в Копорье, и в других местах. Копорский удачный эксперимент надо распространять и беречь. Копорье, приведенное в порядок даже частично, будет привлекать туристов, будет вызывать интерес. Мы все обсудим и напишем письмо».

Леся Колесникова, директор ГБУК ЛО «Музейное агентство»: «Ситуация с Копорской крепостью – самая сложная из всех крепостей Ленинградской области. Пока мы опираемся на региональное финансирование. Деньги на археологию и обследование выделены до конца 2018 года. Затем будет составлен научный отчет, по итогам которого будет разработана концепция и проект реставрации. Сейчас пока приняты все меры безопасности – закрыты лазы, стены затянуты сетками в местах возможных обрушений. Коллекция собирается с 1970-х годов,мы работаем над созданием электронного каталога, но - негде экспонировать коллекцию. Возможно, лучше построить музейный павильон вне стен крепости».

Александр Дрозденко, губернатор Ленинградской области: «Я за разумное сочетание старого и нового. Нужно, чтобы людям было удобно и безопасно. Я поэтому поддерживал строительство лифта в башне Олафа в Выборгском замке. С одной стороны, должна быть археология и работы по консервации, с другой стороны, нужно восстановить то, что нужно восстановить и построить то, что можно построить. Раскопки на месте Комендантского дома я бы предложил законсервировать частично. Возможно, воссоздать две фасадные стены и, как часто делают, продумать металлическую конструкцию и стеклянное дополнение, пол, где надо - выложить плиткой, чтоб было удобно ходить. Полностью если закрывать все стеклом – будет как теплица. А дом конструктивно закроет раскопки, в то же время даст возможность их осмотра.

Что касается всего остального - думаю, мы здесь пойдем по пути Старой Ладоги. Со следующего года мы начинаем реставрацию собора, проект уже есть. Затем нам необходимо сделать входную группу, так как она аварийная и представляет опасность, и нам иначе вообще запретят эксплуатацию крепости. Что-то сохраним, что-то достроим, но сделаем хороший новодел. Ну а затем займемся стенами, будем думать – где-то консервировать, где-то частично воссоздавать.

Археологические раскопки, думаю, должны быть здесь не менее пяти лет. И традиционным на пять лет объявляю археологический волонтерский лагерь».

Чуть позже Александр Дрозденко назвал сумму, которую регион готов тратить только на археологию в Копорье - 20 млн рублей ежегодно в течение пяти ближайших лет.

0.jpg

Продолжение следует…

Так и хочется сказать – спасибо и быть посему. Надеемся, софинансирование и административная поддержка инициативам ВООПИК и археологической экспедиции последуют. Ну а копорские волонтеры были готовы к такому счастливому повороту: после волонтерской клятвы оставили в крепости «Золотой мастерок» - как переходящий символ следующим волонтерским сменам.

30.jpg

Видео клятвы волонтеров:

Фото: Инна Климова, Евгения Твардовская, Дмитрий Хрупин

 

 

 

 


Warning: file_get_contents(http://cackle.me/api/2.0/comment/list.json?id=&accountApiKey=&siteApiKey=&modified=&page=0&size=100) [function.file-get-contents]: failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 403 Forbidden in /home/m/manolis/public_html/bitrix/modules/cackle.comments/classes/general/cackle_sync.php on line 61

На главную