«Мы должны делать то, что возможно, чтобы невозможное сделал Бог»

14.10.2018
«Мы должны делать то, что возможно, чтобы невозможное сделал Бог»

Продолжаем наш сериал о деревянном зодчестве. Слово - протоиерею Алексею Яковлеву, руководителю проекта «Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера». Текст опубликован в 5 номере журнала «Охраняется государством» за 2018 год, посвященном деревянному зодчеству России.

Объективная реальность такова: целый пласт нашего наследия – памятники деревянного зодчества Русского Севера, и, в первую очередь, деревянные храмы – может быть безвозвратно утрачен. Согласно данным проведенного нами исследования, к сегодняшнему дню уцелела только треть деревянных храмов существовавших в России до революции 1917 года. Из тех, которые чудом сохранились до наших дней, больше половины находятся в аварийном состоянии. В годы советской власти большое количество храмов было сожжено, раскатано по бревнам, отдано под клубы и склады, затем многие годы оставались в запустении. И в последующие годы задача сохранения наследия Русского Севера не решалась на государственном уровне. В полноте не решается она и сегодня, но мы обязательно должны сохранить созданное большим трудом и любовью национальное достояние нашего народа, потому что ничего подобного деревянным храмам Русского Севера нет и не было во всем мире.

Только в России есть храмы высотою более 30 метров, многим из которых 200-300 лет. Каждый из них – отражение души тех людей, которые их возводили. Глядя на них, мы восторгаемся внутренней организованностью, трудолюбием и боголюбием людей, создававших шедевры Русского Севера. Это их вопрос нам: «Мы были такими. Какие вы?» 

Патриарх Кирилл сказал по поводу сгоревшего храма Успения в Кондопоге: «Храм в Кондопоге являлся символом не только Севера, но и в каком-то смысле символом  России. Эта трагедия наполняет душу скорбью и даже возмущением, как это всё могло произойти». Конечно, мы должны воссоздать этот храм, для этого есть все необходимые чертежи. Нельзя материально оценить, что мы потеряли — ту любовь, которую хотели нам передать наши предшественники, строившие этот храм 300 лет назад, в том числе, для нас и наших детей. Но еще большая беда в том, что чудом до сих пор сохранившиеся храмы Русского Севера продолжают погибать от отсутствия внимания и равнодушия.

Стало очевидным: во всех деревянных храмах-памятниках деревянного зодчества - для начала хотя бы в памятниках федерального значения - должен быть штатный охранник, видеокамеры и система пожаротушения. Как говорил преподобный Паисий Святогорец: «Мы должны делать то, что возможно, чтобы невозможное сделал Бог». 

Есть много примеров того, как удавалось отстоять деревянные храмы. Был пожар в Суздале, когда загорелась главка храма в музее деревянного зодчества, но ее оперативно потушили. В деревне Ворзогоры Архангельской области загорелась старинная колокольня - ребята курили - так местные жители ликвидировали возгорание вручную, ведрами. 

Конечно, возрождению храмов Русского Севера не способствует интенсивный отток населения из сел и деревень, который мы наблюдаем в последнее время. Инфраструктуры и надежды на ее появление, экономических перспектив для людей не так много. И зачастую приходится слышать, что бессмысленно восстанавливать храмы в таких местах. Поэтому в рамках проекта "Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера" совместно с Институтом наследия им Д.С. Лихачева, мы издали «Архитектурный путеводитель по деревянному зодчеству Русского Севера», чтобы показать красоту деревянных храмов и природы. Когда приезжают путешественники, они оставляют деньги – за  покупки в магазинах, проживание, транспорт, и это дает возможность местным людям улучшать возможности своего существования, строиться, развиваться. Исторический опыт свидетельствует, что градообразующими у нас были не только заводы и фабрики, русла и пересечения рек. Были градообразующими и духовные центры, как, например, Троице-Сергиева лавра. В этом году в селе Подпорожье Онежского района Архангельской области впервые за 90 лет, прошедших со времени закрытия храма Владимирской иконы Божией Матери, состоялась литургия, на которой побывало 250 человек. Прошедшим летом здесь уже потрудились 140 добровольцев - это 8 экспедиций по неделе каждая. А это значит: каждый лодочник заработал, местные лавки заработали. И каждый, кто там побывал – счастлив и хочет приехать еще. Наши добровольцы потом привезут своих детей показать места и сохраненные храмы, где они потрудились, вложили силы, деньги и время. Все это – объективная реальность, доказательство того, что нам, русскому народу, нужны эти храмы. А когда нам что-то нужно – в этом направлении начинает работать и государство. 

У одного старца спросили, долго ли ждать перемен к лучшему? Он ответил: если ждать, то долго. Мы очень многое можем сделать своими руками. Для этого мы и создали проект "Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера". Задача Проекта объединять усилия добровольцев, архитекторов, реставраторов, чиновников, местных жителей; создавать проекты противоаварийных и реставрационных работ, привлекать лицензированные организации для их осуществления, популяризировать русское деревянное зодчество.

Vorzogory.jpg

Отреставрированный храмовый ансамбль-"тройник" в селе Ворзогоры Архангельской области - гордость проекта "Общее дело"

При нашем храме преподобного Серафима Саровского мы создали систему образования добровольцев, желающих помочь деревянным храмам: лекции ведущих архитекторов и реставраторов, в том числе всех профильных специалистов музея-заповедника «Кижи». Открыли Школу плотницкого мастерства, занятия в которой проводят педагоги с многодесятилетним стажем.  Обучение идёт по трём направлениям: основы плотницкого мастерства, рубка деревянных глав для возрождаемых на Севере храмов, основы реставрации. По окончании Школы добровольцы проходят практику в музее-заповеднике «Кижи», с которым заключено соглашение о сотрудничестве. Выпускниками Школы стали более 200 человек. 

Ежегодно уже на протяжении восьми лет мы проводим научно-практические конференции по проблемам сохранения деревянного зодчества в крупнейшем международном выставочном центре «Крокус-Экспо».

В деле сохранения наследия, безусловно, важна и инициатива местных жителей. Но зачастую им нужна хоть небольшая помощь. У нас есть такой опыт, например, храм святителя Николая в селе Преслениха Каргопольского района. Старинный деревянный храм стоит на кладбище. Алтарная часть храма полностью сгнила, только два венца оставалось, но сруб в целом еще хороший, крепкий, только металлическая крыша на нем проржавела и появилась дыра. Десять лет назад мы оставили местному жителю 15 тысяч рублей, чтобы он поставил леса вокруг храма. Планировали потом еще выделить средства, чтобы перекрыть крышу заново. Проходит месяц-другой, а от него нет известий. В конце лета мы с товарищем проходили на лодке мимо того места по реке из Каргополя к Белому морю. Случайно оказываемся у храма, и я не верю своим глазам: храм полностью восстановлен, восстановлен самими местными жителями. То есть 15 тысяч рублей стали стимулом для этого человека начать возрождать храм, потому что на этом кладбище похоронены его родители. И это, на самом деле, его храм - не наш. 

До революции в каждой крупной северной деревне проживало по 1000-1400 человек, значит сейчас их потомков - десятки тысяч. Если каждый из них найдет свою малую родину и сможет что-то для нее сделать – будет реальный эффект. Пусть даже и силами добровольцев. Нужно действовать всем обществом. Это и есть наше общее дело. Собственно, так начинался и наш проект "Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера". Примером и вдохновителем стал Александр Порфирьевич Слепинин, наш дедушка Саша, житель села Ворзогоры Поморского берега Белого моря, который фактически в одиночку стал восстанавливать колокольню единственного сохранившегося на Белом море «тройника». Его мы и считаем вдохновителем нашего Проекта. 

За 12 лет деятельности проекта «Общее Дело» мы обследовали 360 храмов и часовен Русского Севера, в 146 провели противоаварийные работы. В 2018 году проводились работы в 28 храмах и часовнях, на Север отправилось более 600 человек. Но противоаварийные работы – это продление жизни деревянного храма на 10-15 лет. Далее нужна реставрация и здесь уже требуется системный государственный подход. Но, повторюсь, что ждать каких-то благостных изменений – бессмысленно, нужно делать, что можно, самим. И тогда государство окажет поддержку и начнет соучаствовать. 

На главную