Реставрация «по обмену»: московская гастроль французских добровольцев

16.07.2017
Реставрация «по обмену»: московская гастроль французских добровольцев

Волонтерский сезон ВООПИК продлится до 30 сентября. 10 дней в Донском монастыре и Доме Палибина будут работать волонтеры из REMPART

Евгения Твардовская

Полин, Франсуа-Пьер, Кристоф, Клэр, Полин, Каролин, Готье, Ноа, Франсуа. Они приехали в Москву не по турпутевке, а по программе взаимодействия Волонтерского движения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК) и его французского аналога-побратима REMPART. Подписались на следующее: работа с 9-00 до 18-00; проживание в Паломническом центре Донского монастыря; питание – в трапезной. За возможность помочь российской исторической архитектуре они сделали взнос в REMPART, при том что работать будут – абсолютно бесплатно.

Кто идет в волонтеры и чего от этого хочет? Кого берут, как отбирают и при чем тут телосложение и стильная одежда? Как Донской монастырь стал волонтерской базой? Почему волонтерством занимаются профессиональные реставраторы и архитекторы? Спасут ли добровольцы разрушающиеся исторические памятники?

«Хранители Наследия» - информационный партнер Волонтерского движения ВООПИК в этом проекте; мы расскажем обо всем, чем занимаются участники, какие ведут разговоры по душам и о душе, какие у них мечты и планы. Покажем недоступные пока уголки Донского монастыря, вспомним легенды Дома Палибина.

Итак, мы начинаем.

19905109_389178721484018_6765192559584308567_n.jpg

Почему французы?

REMPART в переводе означает бастион, крепостная стена. В принципе – аналог нашего ВООПИК, общественно-государственная организация с полувековой историей и единым координационным центром. Основой упор в своей активности делает на практической помощи памятникам через волонтерство, привлечение спонсоров. REMPART очень авторитетен. Работает, в том числе и на очень ценных объектах, годами. Причем не только во Франции, но и в Марокко, Италии, Китае. Работу в кампусах REMPART французские вузы засчитывают студентам как практику. Говорят, что каждый 6-й житель страны  в этой организации так или иначе волонтёрил. В прошлом году на практику в REMPART ездила наша делегация от ВООПИК.

«Я работал в кампусе Берзи – это крепость XIII века, а рядом - храм IX века. Что бросается в глаза – неспешный ход работ. Они все делают в традиционных технологиях, много лет работают на одном и том же объекте. Используют ручные тесла, скажем. Мы же в основном – электроинструмент, пневмоинструмент. Волонтерские кампусы у них – это фактически центры возрождения традиционного ремесла. И твое мышление перестраивается, приходишь в осознанно-вдумчивое состояние. Это здорово», - рассказывает Павел Шишмарев, руководитель Волонтерского движения ВООПИК.

С Павлом мы встречаемся рано утром и направляемся в Донской монастырь, который сегодня является базой добровольцев.

Донской монастырь – начало начал

Павел Шишмарев сотрудничает с Донским монастырем уже несколько лет. С прошлого года – уже на платформе ВООПИК. В мае 2017 года получено разрешение на работы, которые будут вестись на двух монастырских башнях: их условно называют Круглой и Квадратной. В планах – полная научная реставрация. По ее окончании в Квадратной башне разместится мастерская волонтеров. Это было предложение руководства монастыря, которое всячески сочувствует ВООПИК.

11.jpg

Круглая башня Донского монастыря

2.jpg

Квадратная башня Донского монастыря

Лезем в башню. Сейчас внутри – пустота и своды. Несколько месяцев волонтеры башню расчищали. Трудно представить, но когда-то в ней жили люди – без окон и света, да еще и был устроен второй этаж, печь. Вокруг Квадратной башни сейчас складированы находки: разновременная керамика, фрагменты скульптуры. Все это ждет музейного анализа. Будет зачищен до кирпича весь фасад башни, восстановлены утраты, шовный раствор, устроена  гидроизоляция и отмостка. Ливневка будет выходить за территорию монастыря. Проведут электричество.

8.jpg

4.jpg

7.jpg

Фронт работ – не на один год, так что каждому найдется дело - по критериям профессиональных навыков, физической подготовки, утонченности вкуса.

«Девушкам с изящной фигурой и хорошим вкусом, что видно уже по одежде, - можно доверить тонировку. Также женщины больше склонны к работе по заданной технологии, от нее не отступают. Мужчин обычно надолго не хватает – начинают пробовать по-своему и так, и сяк, - смеется Павел. – Люди со спортивной подготовкой обладают лучшей координацией. В распределении работы надо многое учитывать – для пользы дела и волонтеров. Постепенно они переходят с одного уровня на другой. Ну а людям с профильной профессиональной подготовкой в реставрации или проектировании – задания другие, конечно же».

Силами волонтеров в Донском уже закончены работы на Некрополе, в Голицынской усыпальнице расчищены скульптуры и надгробия, а ведь это объекты музейного уровня. Кстати, первым объектом, что сделали волонтеры в Донском – был памятник Перову. Сейчас общее число добровольцев, работающих в монастыре, достигает 300. За один раз приходят до 20 человек.

Монастырь, как известно, был в советские годы пристанищем для Музея архитектуры, Музея городской скульптуры, все время это место как-то способствует сохранению и возрождению. Теперь вот - Волонтерский Кампус Донской стал базовым для ВООПИК.

16.jpg

17.jpg

15.jpg

Усыпальница Голицыных в Донском монастыре

Было волонтерство в советском ВООПИК, да все… и снова началось!

Новое – хорошо подзабытое старое. Если бы не провал в 1990-е, возможно, волонтерское крыло ВООПИК работало бы наравне с  REMPART. Сейчас ВООПИК ставит задачу стать координационным центром для волонтерских инициатив по всей стране и оказывать им помощь, но также реанимировать свое собственное волонтерское крыло, перевести работы с формата кратких эпизодических поездок на системную основу.

В октябре 2016 года ВООПИК провел международный форум «Волонтерство в деле сохранения культурного наследия, в финале которого ВООПИК и REMPART подписали соглашение о сотрудничестве. Оно предусматривает «обмен лучшими практиками в сохранении культурного наследия, совместную работу по организации волонтерских кампусов, а также международный обмен волонтерами».

«Нам важно сейчас воссоздать инфраструктуру, наладить схему работы с волонтерами, выработать основные принципы, - рассказывает Артем Демидов, председатель Центрального Совета ВООПИК. - Мы выстраиваем сейчас также региональные центры. Ведем переговоры с Иосифо-Волоцким монастырем, там нам дают целое здание, которое силами же волонтеров будет отремонтировано, и затем мы его сможем использовать. Нашим опорным пунктом будет также Ясная Поляна. Ну а Дом Палибина в Москве может стать научно-методическим центром, где будут обсуждаться различные технологические решения и методики, организован лекторий».

Волонтерство – не синоним любительства или дилетанства. Это в первую очередь синоним доброй воли. А потому  в волонтеры часто приходят профессиональные архитекторы и реставраторы.

27.jpg

Дом Палибина как центр пропаганды волонтерского движения

Когда-то Дом Палибина в Москве отвоевал Савва Ямщиков, чтобы разместить там отдел Пропаганды художественного наследия. Уютное деревянное здание сегодня принадлежит ГосНИИР, которое предоставило его волонтерам. Уже расчищена придомовая территория, предстоят работы по приведению в порядок фасадов. Все организовано по утвержденным проектам, разработанным, конечно же, профессиональными людьми.

IMG-20170715-WA0000.jpg

Павел Шишмарев продолжает: «У нас часто бывают целые баталии, что и как делать. Вот Дом Палибина можно сделать площадкой для обсуждений и лекторием – по примеру Музеона. С нами сотрудничают много реставраторов и архитекторов. На волонтерских началах, так как все прекрасно понимают, что денег от государства ждать долго. И либо ты помогаешь здесь и сейчас, либо тот или иной … храм, дом, экспонат – погибает. Я знаю многих людей – статусных профессионалов, которые выступают по телевизору, ведут известные объекты, но при этом абсолютно бескорыстно делают проекты, проводят экспертизы для храмов, музеев. Просто обычно это не афишируется. Но это - наши люди, это тоже наши  волонтеры».

1.jpg

«Души прекрасные порывы»

Феномен волонтерства исследован с разных сторон. Каждый находит в нем что-то свое: общение или, наоборот, уединение… выход за круг своей профессии и обычных занятий, овладение непривычными навыками… самореализацию или воплощение детской мечты. Наконец, видимый конкретный результат и приобщение к благородному делу.

Но если говорить о волонтерстве в охране памятников, то надо понимать, что это  и форма противостояния разрушительному воздействию времени, и сопричастность искусству архитектуры. А это всегда облагораживает и придает смысл каждому дню и часу.

Наверное, потому и едут французские добровольцы в Россию. Чтобы понять загадочную русскую душу и людей. Одни из которых разрушают или пускают на самотек. Другие – собирают по крупицам и вкладывают силы в восстановление. Волонтеры ВООПИК – из второй категории.

А вот и первый французский волонтер - Кристоф. Скоро мы про него расскажем.

волонтеры2.jpg

Стать волонтером ВООПИК в сезоне 2017 года просто - надо позвонить:

+7 (965) 402-03-51 Павел

+7 (905) 729-88-45 Татьяна

Если же пока не решились – следите за нашими публикациями на сайте и профилем Волонтерского движения ВООПИК в Фейсбуке.

Фото: Евгения Твардовская, Волонтерское движение ВООПИК 

На главную