За реставрацию дают улицы, но не медали ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

За реставрацию дают улицы, но не медали

05.06.2020
За реставрацию дают улицы, но не медали

В Смоленске в честь Петра Дмитриевича Барановского назовут улицу, которая идет от пересечения улиц Урицкого и Памфилова до улицы Тенишевой. Выдающийся архитектор-реставратор, уроженец Смоленской земли многое сделал для сохранения и возрождения ее культурного наследия.

Собственно, спасенные им храмы и усадьбы и по сей день являются живыми памятниками Петру Дмитриевичу. Его орденами и почетными званиями.

Потому как никаких отраслевых знаков отличия в сфере сохранения и реставрации объектов культурного наследия как не было, так и нет. С 2007 года идут попытки учредить звание Почетного реставратора России. В 2014 году на эту тему даже было поручение премьер-министра Дмитрия Медведева. Но дело на федеральном уровне так ничем и не закончилось, а осталось на уровне городов и регионов: есть Почетные реставраторы Москвы, Санкт-Петербурга. 

История знает примеры вручения Государственных премий за реставрацию, но формальные их формулировки – «в области архитектуры» или «в области культуры».

В 1991-м госпремию получил Александр Попов за реставрацию памятника архитектуры XVIII века — церкви Дмитрия Солунского в селе Верхняя Уфтюга Красноборского района Архангельской области.

Премия Правительства Российской Федерации 2010 года в области культуры присуждена авторскому коллективу проекта «Сохранение памятника федерального значения «Усадьба Брянчаниновых, 1812 год».

Ну а в 2012 году за проект по реставрации и сохранению Большого зала Московской консерватории премии присуждены сотрудникам Московского научно-исследовательского и проектного института объектов культуры, отдыха, спорта и здравоохранения - архитектору, генеральному директору предприятия Андрею Бокову и руководителю архитектурно-проектной мастерской Дмитрию Подъяпольскому. За этот проект реставрации премии также получили сотрудники Центральных научно-реставрационных мастерских: главный архитектор Алексей Куликов, главный конструктор предприятия Юрий Пильч.

Реставрация и сохранение наследия как отрасль профессиональной деятельности – со своей спецификой, наукой, подходами, корифеями – есть. Но государство не видит ее как самостоятельное и отдельное явление, достойное своей награды и градаций званий…

Это странно. Ведь имен реставраторов можно и не знать, но их работа оставляет физический след на земле и духовный – в нашем сознание.

Вот «след» Петра Дмитриевича Барановского в Смоленской области...

барановскии4.jpeg

Троицкий Болдин монастырь

Петр Барановский восстанавливал разрушенный во время войны Троицкий Болдин монастырь, один из первых храмов, который показал ему отец. «Помню, меня поразило, – рассказывал потом Барановский, – что купола выше сосновых куп... Как в этой крохотной деревеньке люди подняли такие громады камня под небеса и придали им красоту?»

Но это было только первое впечатление, по-настоящему к изучению Болдинского монастыря Барановский приступил в 1910–1911 годах, во время учебы. Тогда он настолько изумил ученых Московского археологического общества своим докладом, что ему, восемнадцатилетнему студенту, было поручено произвести обмеры Болдинского монастыря. В советские годы тот был закрыт, там разместили зернохранилище, колхозный сырзавод и сепаратор для переработки молока.

В марте 1943-го при отступлении немцы заминировали и взорвали старинные постройки монастыря. Барановскому было непросто убедить местные власти в том, что он сможет восстановить комплекс из груды кирпичей. В 1964 году началась реставрация памятника по сохранившимся у Петра Дмитриевича обмерам и старинным фотографиям. Реставрационные работы ведутся и по сей день – учеником Барановского Александром Пономаревым.

барановскии2.jpeg

Одигитрия в Вязьме

Занимаясь реставрацией Болдинского монастыря, Барановский периодически заезжал в Вязьму. Там он контролировал восстановление трехшатровой церкви Божией Матери Одигитрии, вел активную переписку с историком Степаном Борисовым, где сетовал на непробиваемую стену равнодушия чиновников и отсутствие «того коллектива и общественного интереса, который необходим, чтобы хорошее начало было положено».

Для того, чтобы привлечь внимание общественности к еще не восстановленным, но ценным памятникам архитектуры, Барановский направляет в Вязьму московских туристов. Из письма историку Борисову в мае 1965 года: «С этой запиской приедут к Вам группы туристов из Москвы, чтобы ознакомиться со стариною Вязьмы. Просьба к Вам показать музей и архитектурные ценности Вязьмы, затем они поедут в Хмелиту. Будет, я полагаю, полезно, чтобы они сразу написали впечатления и острую критику на бездействие тех органов, которые никак не отвечают на наши сигналы и воззвания. Пусть напишут, что Вы обращались в научно-методический совет Министерства культуры СССР, оттуда обещали прислать архитектора, но он едет уже два года и никак не доедет, а тем временем на месте предпринимают попытки все перестроить…»

Результаты не заставили себя ждать. Уже в ноябре 1967-го с Александром Пономаревым, его сподвижником в Болдине, и Виктором Кулаковым (будущий директор музея-заповедника «Хмелита»; в 2019 году – увы, посмертно – ставший лауреатом Всероссийской премии «Хранители наследия») в Смоленске они были на приеме у начальника управления культуры Ю.П. Калинина. Петр Дмитриевич раскрывает папочку с выписками, инвентаризационными планами и фотографиями, которая так и называется – «Грибоедовская Хмелита». С этого момента и начались шаги по восстановлению усадебного комплекса.

барановскии3.jpg

Хмелита

Не дал усадьбе исчезнуть бесследно Виктор Кулаков, вовремя познакомившийся с Петром Барановским.

«В Хмелите я наблюдаю чудо, - вспоминал Кулаков, – по нашей просьбе сколачивают длинную лестницу, «ПДБ» (так звали за глаза Петра Дмитриевича) показывает, куда ее поставить, отбиваем штукатурку – и открывается единственный сохранившийся наличник Хмелитского дворца елизаветинского барокко. Вот это нюх, интуиция, знание, опыт и еще бог знает что!»

...Пройдет более трех десятков лет после описанных событий, Хмелита станет историко-культурным и природным музеем-заповедником А. С. Грибоедова, а Виктор Кулаков – его директором. Именно в Хмелите в 2002 году пройдет международная научно-практическая конференция, название которой придумал А.И. Комеч, - «Мир русской провинции. Сохраним ли?». Ее участники окажутся и в Смоленске, где посетят уникальные церкви ХII века – Архангела Михаила (Свирская) и Петра и Павла на Городянке, восстановленные по проектам Петра Барановского. В тот же год в селе Шуйское, где родился Барановский, откроют мемориальную доску, поставят крест на месте несохранившейся церкви, где крестили маленького Петра.

Но звания «Почетный реставратор России» и Государственной премии за сохранение и реставрацию культурного наследия – в нашей стране нет до сих пор…

 

На главную