«Главные градозащитники в этом городе – это мы» | Хранители наследия

«Главные градозащитники в этом городе – это мы»

21.03.2015
«Главные градозащитники в этом городе – это мы»

“Хранители Наследия”

Громкий коррупционный скандал в Комитете по государственному контролю, использованию и охране памятников Санкт-Петербурга (КГИОП) заставляет нас пристальнее приглядеться к работе госоргана охраны наследия северной столицы. Поэтому стоит перечитать интервью его руководителя Сергея Макарова, которое тот дал за несколько дней до ареста своего заместителя Игоря Гришина, подозреваемого во взимании с коммерсантов взяток в особо крупном размере. СМИ многозначительно цитируют в эти дни преимущественно абзац, в котором Макаров говорит о Гришине: “Мне Гришина порекомендовали мои хорошие знакомые, и я посчитал, что этот человек идеально подходит для этой должности. И он прекрасно со своей работой справляется”. А между тем, в интервью Макарова есть немало других поучительных сентенций. В конце концов, ничто не характеризует человека лучше, чем его собственные речи о себе и своей работе.

SVMakarov.jpg

Акценты

В последние месяцы Сергей Макаров запомнился как один из самых непримиримых критиков новой редакции федерального закона о наследии, вступившей в силу 22 января 2015 года. По неофициальной информации, существует т.н. “список Макарова” из 48 пунктов – с вопросами и критическими замечаниями по тексту закона. Макаров даже предлагал наложить на обновленный закон мораторий на двухлетний период. 

Вот и в интервью “Фонтанке.ру” Сергей Макаров не отрицает, что именно по его инициативе губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко направил Президенту Владимиру Путину письмо с предложением о новых корректировках закона о наследии. А вслед за тем “мы, Москва и Петербург (т.е. Макаров и Александр Кибовский, до недавнего времени возглавлявший Департамент культурного наследия Москвы – Ред.) направили советнику президента Владимиру Толстому перечень «горящих» изменений и тех, которые можно будет внести спустя какое-то время. Он сформирует доклад президенту, и, возможно, президент какие-то поручения даст”.

В Москве предложения Макарова и Кибовского (аналогичный “список Кибовского” включает более 80 пунктов) изучаются и обсуждаются на разнообразных совещаниях.

В интервью Сергей Макаров обозначает два пункта, по его словам, уже сегодня создающих проблемы с сохранением памятников. Во-первых, это запрет на новое строительство на территориях объектов культурного наследия – из-за этого якобы невозможно снабжать памятники коммуникациями и инженерной инфраструктурой. Однако запрет на такое строительство содержался и в прежней версии закона, что не мешало оснащать памятники всем необходимым в процессе “приспособления”. А вот отмена такого запрета позволит фактически застраивать памятники новыми сооружениями. Трудно представить, что руководитель КГИОП этого не знает и не понимает. 

Во-вторых, охранные обязательства: пока нет подзаконного акта о порядке их оформления, “мы просто остановили выдачу этих документов. В очереди скопилось уже около 1300 заявок. А по новому закону, к примеру, сделки купли-продажи объектов без охранного обязательства признаются ничтожными”. Положим, Минкультуры РФ в конце января разослало во все региональные органы охраны наследия специальные разъяснительные письма, в которых потребовало неукоснительного исполнения всех полномочий по госохране объектов культурного наследия. Но примечательно даже не это обстоятельство, а акцент: руководителя госоргана охраны памятников тревожит не то, что они останутся без охранных обязательств, а ничтожность сделок купли-продажи.

Золотая середина

Говоря о “главных задачах” комитета, Сергей Макаров стремится обозначить “взвешенную” позицию: “Почему-то в рядах наших оппонентов бытует мнение, что дело КГИОПа – это «держать», «не пущать», «сдувать пыль». Ничего подобного. Правильное использование объекта культурного наследия – это тоже наша задача. В то же время мы не будем давать недобросовестным собственникам обращаться с памятниками так, как им захочется. На самом деле главные градозащитники в этом городе – это мы… В том, чтобы выскочить, как чертик из табакерки, посеять смуту, как делают некоторые так называемые градозащитники, и убежать дальше, оставив объект без инвестора разрушаться, – не вижу ничего конструктивного”.

В нашумевшем проекте перестройки галерей Конюшенного ведомства под отель, отклоненном недавно Советом по сохранению культурного наследия Санкт-Петербурга,  Макаров опять-таки призывает найти “золотую середину”: “можно сохранить одну галерею, которая наиболее аутентична”. Он аргументирует это “компромиссное предложение” интересами других памятников - если инвестор “уйдет”, затраты на реставрацию Конюшенного ведомства лягут на город:Учитывая, что вся реставрационная программа КГИОП, как правило, в год составляет около 2 млрд, не хотелось бы все средства пустить на одно Конюшенное ведомство. За эти деньги мы в этом году сделаем 80 объектов”. А “реставрационная программа КГИОПа” в этом году и так “сократится процентов на 10” – из-за кризиса.

Таким образом, требование градозащитников о неукоснительном соблюдении закона о наследии в Конюшенном ведомстве, по версии Макарова, может обездолить десятки памятников города. Понимает ли руководитель КГИОП, что это глубоко ложная дилемма: несоблюдение принципов закона превращает реставрацию в свою противоположность. А следование стандартным “ультиматумам” инвестора: или будет, как я хочу, или памятник разрушится – просто ускоряет разрушение, только под “благородной” вывеской реставрации. В конце концов, не один же в Петербурге инвестор.

“У КГИОПа нет спецназа”

Рассказывая о наиболее “конфликтных” объектах последнего времени, Сергей Макаров явно не стремится к обострению проблем. Полиция остановила расследование уголовного дела о повреждении дома Штакеншнейдера на Миллионной улице – оспаривать будем, “если увидим, что есть основания для обжалования”. С девелопера взысканы неустойки и штрафы, он “образумился и стал работать по закону”. Так, без настаивания на уголовном преследовании (как, впрочем, и в Москве) для девелоперов фактически вводится процедура платного нарушения закона.

Почему КГИОП не остановил снос корпуса Обуховской больницы? Он обратился в полицию и прокуратуру, выдал предписание об остановке работ, направил в суд 4 протокола об административном правонарушении. Это не остановило снос? “В КГИОПе же нет спецназа, который выскочит, положит всех лицом в пол и скажет: зачем вы сбиваете лепнину? Законодательство основано на презумпции добросовестности, на предположении, что если человеку сказать, что не надо так делать, он перестанет”.

Снова типичная позиция, до боли напоминающая поведение минкультуры Московской области в истории со сносом Дома Стройбюро в Королеве: обратились к правоохранителям, выписали предписание. Результат идентичен: снос охраняемого объекта.

Ну и, естественно – «Главные градозащитники в этом городе – это мы».

Досье. Сергей Макаров родился в 1971 г. В 2000 г. закончил юридический факультет Санкт-Петербургского государственного университета. Работал юристконсультом в канцелярии губернатора Санкт-Петербурга, затем в Административном и Юридическом комитетах администрации губернатора. В 2003-2014 гг. - заместитель, первый заместитель председателя Юридического комитета. 18 августа 2014 года возглавил КГИОП Санкт-Петербурга.

 

На главную