«Составьте график сноса всех храмов и Смоленского кремля, а я вам бульдозеры пришлю»

10.11.2017
«Составьте график сноса всех храмов и Смоленского кремля, а я вам бульдозеры пришлю»

Чем невероятнее кажется история, тем она на самом деле правдивее

Василий Фадеев

Древние смоленские храмы и часть знаменитой крепостной стены было решено снести в 1963 году, сразу после празднования 1100-летия города. Отстояла их хрупкая женщина – Нина Сергеевна Чаевская, которой в будущем году исполняется 100 лет. В сентябре 2017 года она была удостоена звания «Почетный гражданин Смоленска». За то, что в 1963-м не подчинилась приказу.

(Полностью материал публикуется в № 6 журнала «Охраняется государством» за 2017 год, приуроченном к 100-летию Октябрьской революции в России.)

chaevskaya.jpg 

Смоленск – один из древнейших русских городов, город-ключ к сердцу России – Москве, город-герой. Сколько ударов пришлось вынести ему за его более чем 1150-летнюю историю! В годы Великой Отечественной войны город был разрушен почти полностью. Встав на пути немецко-фашистских захватчиков, надвигавшихся с запада на Москву, он пострадал не меньше героического Сталинграда. Несмотря на масштаб разрушений, чудом уцелели уникальные исторические памятники, среди которых следует особо отметить церкви домонгольского периода и Смоленскую крепостную стену.

Однако то, что не уничтожили вражеские бомбы и снаряды, в 1963-м едва не уничтожил секретарь Смоленского промышленного обкома КПСС Евгений Трубицын, составивший план «реконструкции» города, в ходе которой следовало снести почти все церкви и значительную часть крепостной стены.

Трудно сказать, какими соображениями руководствовался высокопоставленный советский чиновник. В 60-е годы прошлого века возобновились гонения на Церковь, ещё жива была, по всей видимости, идеология борьбы с «пережитками прошлого». Скорее всего, Трубицын действительно думал о благе смолян, рисуя в своем воображении образ «коммунистического города будущего» с широкими проспектами, благоустроенными жилыми зданиями, зеленеющими аллеями и парками. Но речь не о нем, а о тех, кто спасал уникальное культурное наследие, которым по праву могут гордиться не только жители Смоленска, но и все граждане нашей страны. Большую роль в этом сыграла Нина Сергеевна Чаевская, возглавлявшая в то время областное управление культуры.

IMG_2037_proc.jpg

Отказалась выполнять приказ

В октябре 1963 года Трубицын в срочном порядке вызвал к себе в кабинет Нину Чаевскую и председателя промышленного облисполкома Николая Ребрика, чтобы сообщить им о новом плане реконструкции города: «Составьте график сноса всех храмов и Смоленского кремля, а я вам бульдозеры пришлю». Нина Сергеевна остолбенела. «Зачем нам эти храмы? – продолжал секретарь обкома. – Вы же знаете, какое сейчас отношение к религии. Да и крепостная стена свою роль сыграла, пора отправить ее на свалку истории». Придя в себя, Чаевская воскликнула: «Нам этого не простят! Крепостная стена – гордость Смоленска. Председатель правительства Косыгин лично поставил ее на госучет!» Далее она долго и подробно рассказывала Трубицыну о значении культурно-исторических памятников, напомнила ему и о соответствующем указе Ленина, и о недавних инициативах министра культуры Фурцевой, связанных с реставрацией древних храмов Новгорода. Но секретарь обкома был непреклонен: «Все храмы, кроме Успенского собора, будут снесены. От крепостной стены, если уж сам Косыгин заинтересован в ее сохранении, оставим вот такой кусок, на память». И он развел руками, чтобы показать, какой кусок можно будет сохранить. Получилось чуть больше метра… Нина Сергеевна отказалась выполнить приказ – и написала заявление об уходе.

plakat.jpg

Нина Чаевская в 1963 году. Предвыборный плакат

К счастью, слухи о готовящемся сносе смоленских храмов и крепостной стены дошли до Москвы. В газете «Известия» появилась по этому поводу критическая статья, и план «реконструкции» был отменен.

История, казалось бы, простая, относящаяся к прошлому, да ещё и со счастливым концом. Памятники были сохранены. Никто не пострадал. Трубицын был впоследствии назначен министром автомобильного транспорта РСФСР и внес немалый вклад в развитие этой отрасли, за что удостоился звания Героя Социалистического Труда, а Нина Сергеевна перешла на другую ответственную работу. Но есть в этой истории нечто вневременное, глубинное, связанное с самим духом нашего народа, благодаря которому и созидались наша уникальная культура, наш «русский мир».

IMG_1940_proc.jpg

Храм Иоанна Богослова в Смоленске

«Я смолянка и знаю, каким был Смоленск не только после, но и до войны, – рассказывает Нина Сергеевна. – Я полюбила этот город основательно. Город с удивительной историей, замечательными людьми и прекрасными памятниками культуры. Он не только ласкал, он обогащал меня. Помимо того что памятники украшают город, они ведь ещё позволяют нам понять его историю, историю нашей страны вообще, с древних времен до сегодняшнего дня».

Еще до войны Чаевская поступила на исторический факультет Смоленского пединститута. Вернувшись из эвакуации в Смоленск в 1946 году, она увидела пепелище. «Смотреть на это без слез и без боли в сердце было невозможно…»

В начале 1960-х судьба свела ее с выдающимся архитектором и истинным подвижником Петром Дмитриевичем Барановским, стараниями которого были реставрированы многие уникальные памятники в Москве, Ярославле, Чернигове и Смоленске. Легенда гласит, что он спас от разрушения храм Василия Блаженного на Красной Площади.

IMG_1982_proc.jpg

Древнейший храм Смоленска

«Как-то мы с Петром Дмитриевичем проходили мимо церкви Петра и Павла. Храм был в ужасном состоянии, и Петр Дмитриевич по этому поводу очень переживал», – вспоминает Нина Сергеевна.

По «плану реконструкции» церковь Петра и Павла тоже предполагалось снести. Между тем это древнейший храм Смоленска, построенный в XII веке. По счастью, и этот храм удалось отстоять. Барановский занялся его реставрацией. «Для восстановления церкви нужна была особая плинфа, а в Смоленской области такой не производили, – вспоминает Нина Сергеевна. – Я решила во что бы то ни стало помочь Петру Дмитриевичу и обратилась за поддержкой к другому замечательному человеку Виктору Ивановичу Недосекину, который был тогда заместителем председателя облисполкома. После долгих поисков нам удалось наконец найти в Ярославской области завод, который изготовлял необходимую для реставрации плинфу. Виктор Иванович позвонил своему коллеге в Ярославле, и тот прислал несколько грузовиков с драгоценным камушком. Я до сих пор храню газетную статью, посвященную началу восстановления Петропавловской церкви, с подписью Барановского: «Дорогой Нине Сергеевне с благодарностью». Впоследствии церковь была не только восстановлена в своем первозданном виде как памятник XII века, но и обрела новую жизнь: в 1990-е годы в ней возобновились богослужения, при храме была открыта воскресная школа, в которой учится сегодня около 200 детей.

IMG_2045_proc.jpg

Смоленская крепостная стена

Другой объект, который отстояла Чаевская, – Смоленская крепостная стена, сооружение, поистине уникальное. Стена была возведена на рубеже XVI–XVII веков выдающимся русским зодчим Фёдором Савельевичем Конем. Это одно из крупнейших крепостных сооружений в Европе. Протяженность стены составляла около 6,5 км. Стена имела 38 башен, причем все они были разными. Кроме того к верхнему и подошвенному ярусам боя Конь добавил средний ярус, многократно усилив таким образом оборонную способность крепостной стены. В начале XVII века 22-тысячная армия короля Сигизмунда взять крепость штурмом не смогла. Началось так называемое Смоленское сидение, продолжавшееся 20 месяцев. Крепость пала только после того, как силы защитников города были полностью истощены, а также из-за предательства сына боярского Андрея Дедевшина, который указал полякам на слабые места в стене. А потом были Наполеон, Гитлер. И даже впоследствии, когда Смоленск был уже освобожден от немецко-фашистских захватчиков, в стенах крепости спасались от стужи и непогоды люди, оставшиеся без крова.

Сегодня, несмотря на реставрацию, произведенную к празднованию 1145-летия города, стена продолжает осыпаться. Многие ее участки находятся в предаварийном состоянии. «Нужны средства, – говорит председатель Смоленского общества краеведов «Феникс» Ирина Герасимова. – Никакой энтузиазм, не подкрепленный средствами, исправить положения не может». По мнению смоленского журналиста, историка по образованию, Дмитрия Тихонова, Смоленскую крепость, сопоставимую по своей значимости с Великой китайской стеной, следует включить в список объектов ЮНЕСКО. Это, безусловно, потребует определенных усилий со стороны соответствующих учреждений федерального уровня. Но сколько раз Смоленская крепость защищала и спасала Москву. Хочется надеется, что и Москва не оставит это поистине уникальное сооружение без помощи и поддержки.

IMG_1962_proc.jpg

Храм Архангела Михаила

Храм Архангела Михаила являет собой образец древнерусского храмового зодчества. Таких церквей в России осталось немного. Благодаря им можно понять, как Древняя Русь осваивала византийскую культуру. Разновеликие объемы, устремленность ввысь… Но дело не только в исторической и архитектурной ценности этого сооружения.

«Рядом с этим храмом чувствуешь себя таким маленьким, особенно когда смотришь вверх и у тебя кружится голова, – рассказывает настоятель храма протоиерей Павел Петровский. – Как сказал один мой прихожанин, глядишь на крест и создается впечатление, будто плывешь на корабле. И действительно, церковь эта подобна кораблю, который плывет по неспокойным житейским волнам и спасает людей. А какая здесь акустика! Поют всего три человека, а кажется, что поет большой хор!»

По преданию, в этом храме молился преподобный Авраамий Смоленский. Рядом с церковью похоронен выдающийся историк и археолог Семён Петрович Писарев.

Храм неоднократно реставрировался и приобрел вид, близкий к первозданному. Но последние серьезные реставрационные работы проводились в 80-х годах XX века. Они были приостановлены, и храм начал понемногу разрушаться. Сейчас обнажилась плинфа в верхней части фасада. Она стала осыпаться, подтачивая, подобно капели, основание здания. Сегодня по периметру храма протянута предупредительная лента, чтобы, не дай Бог, какой-нибудь древний кирпич не свалился кому-нибудь на голову …

«Мы не раз просили, чтобы наш храм включили в список объектов, подлежащих реставрации, и выделили соответствующие средства. Сами мы ничего сделать не можем, так как храм поставлен на консервацию. Могли бы побелить фасад, но очень важно не забелить то, что надо исправить. Вот ждем и надеемся, что нас услышат», – озабоченно говорит отец Павел.

О роли Н.С. Чаевской в спасении смоленских храмов в разгар хрущевских гонений на Церковь отец Павел не знал, поскольку сам он родом не из Смоленска, хотя и полюбил этот город всей душой. А когда узнал, то задумался и сказал: «Какая замечательная женщина». И добавил: «Да… Подвиги нередко совершают люди, от которых этого не ожидаешь».

IMG_7934.jpg

В 2017 году Нина Сергеевна Чаевская была удостоена звания почетного гражданина города Смоленска. А в следующем ей исполняется 100 лет! Подумать только, целый век! Какая долгая и богатая жизнь! Несмотря на возраст, Нина Сергеевна остается бодрой и жизнерадостной, и глаза ее светятся любовью, когда она рассказывает о своем родном городе и о людях, которых встретила на своем жизненном пути. Так пожелаем ей здоровья и бодрости духа. И вместе с ней станем надеяться, что памятники, которые она защищала, простоят ещё не одно столетие.

На главную