Волонтеры наследия: от ВООПИК до «Архнадзора» ::: "Хранители Наследия" | Хранители наследия

Волонтеры наследия: от ВООПИК до «Архнадзора»

23.03.2019
Волонтеры наследия: от ВООПИК до «Архнадзора»

Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева выпустил книгу Н.И. Горловой «Становление и развитие института волонтерства в России: история и современность».

Книга подводит теоретические основания становления и развития российского волонтерства, а также содержит очерки истории добровольческих движений в дореволюционной России, СССР. Отдельная глава посвящена российской волонтерской современности и добровольческим практикам, в том числе и в сфере сохранения культурного наследия. 

Конечно же, последние заслуживают отдельных научных исследований и изданий. 

vol2.jpg

Историю добровольческих движений по охране памятников истории и культуры автор начинает с 1960-х гг., с клубов «Родина» в Москве и «Россия» в Ленинграде. Затем главным героем повествования становится Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПИК), в первые же годы своей деятельности создавшее целую сеть реставрационно-добровольческих отрядов. «Общая численность реставрационно-строительных отрядов в 1971 году превысила 1000 человек, ими велись работы по реставрации около 40 памятников архитектуры», – отмечается в книге.

Затем наступает эпоха расцвета «шефского движения» ВООПИК и знаменитых выездных реставрационных отрядов, спасавших памятники Русского Севера. О Соловецком отряде, например, наш сайт рассказывал в конце 2017 года. К концу 1980-х годов добровольческое движение в сфере охраны памятников существовало в 32 регионах РСФСР.

Переходя к современности, автор замечает, что «в обществе сложилось неоднозначное мнение по вопросу допуска волонтеров к работам по сохранению и восстановлению объектов культурного наследия. Противники привлечения волонтеров опасаются, что не имеющие должной подготовки добровольцы нанесут вред памятникам культуры, а также предполагают, что привлечение добровольного труда станет поводом сокращения финансирования профессиональных реставрационных работ».

Но это не мешает развитию движения волонтеров наследия. «С середины 2000-х гг. до настоящего времени реставрационное добровольчество прошло путь от локальных инициатив до общественного феномена, поддерживаемого на правительственном уровне», – справедливо отмечено в книге.

Затем автор переходит к обзору добровольческих практик, делая вывод: «Наиболее масштабным и системным организатором добровольческой деятельности в сфере охраны и восстановления объектов культурного наследия в России в настоящее время выступает Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры». Книга напоминает о форуме «Волонтерство в деле сохранения культурного наследия» (2016), об открытии ВООПИК совместно с французским REMPART в 2017 году волонтерских кампусов в Донском монастыре и в доме Палибина в Москве, о расширении волонтерской географии ВООПИК в 2018 году. 

Книга рассказывает также: о бурном и динамичном развитии «Том Сойер Феста», деяниях реставрационно-волонтерских проектов «Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера»,  «Сельская церковь», «Волонтеры-реставраторы».

Вкратце описаны и локальные добровольческие проекты: «Заповедное Даровое», «Дом со львом»,  "Крохино". Список их, конечно, мог бы быть в книге гораздо обширнее. Например, тема «приходских добровольцев», восстанавливающих разрушенные храмы – со всеми ее проблемами и спорными вопросами – вообще оказалась за пределами внимания автора.

К волонтерским движениям в книге – на наш взгляд, совершенно справедливо – отнесен и столичный «Архнадзор», который «не осуществляет реставрационных и консервационных работ, но ведет активную деятельность по выявлению, фотофиксации и изучению памятников московской старины, содействию их постановке на государственную охрану, проводит общественный мониторинг состояния и использования памятников истории и архитектуры Москвы, борется с нарушениями законодательства в сфере охраны объектов культурного наследия, разрабатывает предложения по сохранению исторических памятников, достопримечательностей и ландшафтов, а также организует независимые правовые, художественные, технические и иные экспертизы по проблемам, связанным с культурным наследием Москвы».

Непонятно только, почему автор считает его «стоящим особняком» – ведь градозащитные организации со схожими функциями действуют на волонтерских началах более чем в 30 регионах страны.  

В заключение – общие выводы автора о современном волонтерском движении в сфере наследия: «Современное реставрационное волонтерство энергично развивается: в волонтерских проектах в сфере сохранения и восстановления культурных ценностей ежегодно участвуют более 3000 добровольцев.

Отметим некоторые характеристики, типичные для добровольческого проекта указанной сферы. За некоторыми исключениями, большинство волонтерских проектов в сфере сохранения культурного наследия реализуется через волонтерские кампусы (экспедиции, лагеря), что связано с отдаленным расположением восстанавливаемых объектов либо с неудобной транспортной логистикой. Практически все проекты имеют образовательную составляющую и проводят предварительное обучение волонтеров, что обосновано спецификой сферы, требующей особых знаний и навыков. В проектах добровольцы выполняют разнообразные работы, уровень сложности которых зависит от теоретической и практической подготовки конкретного волонтера, при этом волонтеры- профессионалы являются постоянной частью контингента добровольцев. Многие проекты не имеют стабильного финансирования, вследствие чего различные грантовые конкурсы становятся инструментом поддержки реставрационного добровольчества. Вовлеченность в реализацию волонтерских проектов по сохранению объектов культурного наследия высших учебных заведений и крупных организаторов добровольческой деятельности является серьезным ресурсом и залогом стабильности».

Полностью текст книги – по ссылке.

Фото: волонтеры французского добровольческого союза REMPART в московском Донском монастыре. 2017 г.

На главную