Коложскую церковь отстояли от газосиликата

01.02.2018
Коложскую церковь отстояли от газосиликата

В Белоруссии рапортуют об окончании основного этапа реставрации знаменитой Борисо–Глебской (Коложской) церкви XII века, что в Гродно. Часто ее называют просто Коложа. Храм является номинантом во Всемирное наследие ЮНЕСКО. Гордиться и правда есть чем: белорусский Минкульт нашел в себе силы отказаться от уже разработанного проекта реставрации, носившего явно вандальный характер и предполагавшего использование газосиликатных материалов, в пользу грамотных рекомендаций международных экспертов и специалистов. Борьба была нелегкой, но все же здравый смысл возобладал.

68c5771dd7db3897cece62901ac9014d.jpg

Коложа датируется XII веком и располагается на крутом берегу Немана. Из-за оседания грунта, вымываемого рекой, храм пережил несколько обрушений. В 1853 году обрушились южная стена и часть западной. Позже была утрачена южная апсида алтаря. От каменного сооружения 800-летней давности сохранилась лишь половина церкви. Вторую возвели из дерева — предполагая, что ненадолго — в конце XIX века.

Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем нечто временное. В таком каменно-деревянном составе храм дожил до наших дней. К 2015 году стало очевидно, что состояние памятника – аварийное. Тогда и встал вопрос о том, каким путем его спасать: полностью реконструировать и достроить недостающие элементы, либо же максимально сохранить то, что еще возможно, включая деревянную часть. Был выбран второй вариант, на него выделен президентский грант 200 тысяч белорусских рублей (на наши деньги это чуть больше 5 млн 660 тыс. рублей).

Первый заместитель начальника главного управления идеологической работы, культуры и по делам молодежи Гродненского облисполкома Елена Климович дала высокую оценку работам:

«Работы проведены. Их результаты видны и осязаемы. Восстановлена стена, аутентичные оконные проемы. Выполнены сложнейшие, уникальные работы по подъему крыши. В планах — ремонт наружного балкона Коложи, перенос свечного киоска, благоустройство. Сейчас прорабатываем вопрос источника финансирования. Средства на эти цели будут найдены. Приступаем к изучению состояния кирпичной кладки сохранившихся стен. Судя по всему, она в хорошем состоянии, но мы должны ответить на вопрос, существуют ли какие–либо факторы, угрожающие ее сохранности. В случае их обнаружения будет необходима консервация. Но хочу подчеркнуть: внешне состояние кладки опасений не вызывает, возможно, исследование покажет, что ничего не нужно делать».

IMG_1796.jpg

IMG_1798.jpg

О том, как удалось отстоять аутентичность и исторически сложившийся облик Коложи, «Хранителям Наследия» рассказала Наталия Душкина, эксперт ИКОМОС, профессор МАрхИ, принимавшая участие в обсуждениях:

«Говоря о Коложской церкви, связанной с именем Петра Милонега, надо понимать, что это не просто уникальный древнерусский памятник на территории Беларуси. Это редчайшая драгоценность XII века, домонгольский храм, каких мало сохранилось в Восточной Европе. Исторически его судьба – трагическая, и тем значительнее то, что дошло до нас.

Памятник этот многострадальный, подвергался многократным разрушениям. Как известно, у него сложная гидрогеология – церковь стоит на крутом берегу Немана, и обрушения начались еще в XVIII веке. Но самые страшные случились в середине – второй половине XIX века, когда храм был наполовину разрушен. Есть замечательные исторические изображения, созданные Наполеоном Ордой, на которых видна степень деформации. Замечательна и его панорама Гродно из-за Немана 1870-х годов, где маленькая полуразрушенная Коложа – важнейшее сакральное и композиционное ядро в панораме города.

Horadnia__Горадня_(N__Orda_XIX).jpg

kolozha.jpg

Еще в 60-е годы XIX века появились проекты реконструкции церкви – с полным восстановлением стен, сводов, главки. Однако на рубеже веков, с укреплением позиций археологической реставрации, решили провести своеобразную «консервацию», используя контрастный материал – дерево, чтобы физически закрыть периметр здания. Дерево подчеркнуло подлинность, уникальность и в итоге – драгоценность уцелевших северной стены, апсид и части главного фасада. И это не просто плинфа разных оттенков и исторические напластования. Здесь и декоративные вставки из крупных полированных валунов разных пород и окраски, и инкрустация многоцветной поливной керамикой, производящих сильнейшее художественное и эмоциональное впечатление.

Надо отметить и уникальность интерьеров – это поверхности, испещренные отверстиями. Голосники вмонтированы в стены массово и являются, в том числе, и элементом облегчения кладки. То есть, задача уменьшения нагрузки сооружения на грунт, выгодно располагавшейся на крутом склоне, осознавалось изначально. Кроме того, керамические сосуды играли важную роль регулятора микроклимата. Церковь никогда не отапливалась, и конденсат таким образом нивелировался.

К идее тотальной реконструкции Коложи вернулись в конце ХХ века. Несмотря на то, что за церковью следили, осуществлялся мониторинг, укрепление склона – именно приход и настоятель храма выступили с инициативой созыва в 2015 году первой международной конференции, так как нависала угроза реконструкции из газосиликата. Приезжали эксперты из Беларуси, России, Литвы, Украины, Польши, шло серьезное обсуждение судьбы храма и концепции обращения с ним.

Важно отметить, что к тому времени в Беларуси вдвое сократили предварительный список номинантов на Всемирное наследие. В этом списке, состоявшим всего из пяти памятников, Коложская церковь осталась. И вся конференция проходила под знаком будущей номинации и необходимости сохранения подлинности как важнейшего условия включения в Список ЮНЕСКО.

Дискуссия была активная, сложная и очень важная: стали задумываться, так ли хорош проект, разработанный «Гродногражданпроектом» с использованием газосиликатных блоков и нужно ли идти на полную реконструкцию с учетом уникальности храма. Тем более, что в предварительный список номинации во Всемирное наследие, храм был официально включен, в том числе, как памятник реставрации с использованием дерева, а не как реконструированный храм. Ранее к оценке также привлекали крупных международных экспертов. Все в один голос говорили о необходимости сохранения в дереве.

Но… до последнего весы колебались: сторонники газосиликата боролись за свой проект. И важно, что Минкультуры Беларуси, на мой взгляд, заняло совершенно верную позицию, поддержало разработку нового проекта, архитекторов, ратовавших за это, и отстояло невмешательство в сохранившийся храм и ценность подлинности. Было принято решение о замене деревянной обшивки, так как храм находился в аварийном состоянии: угол со стороны речного откоса просел сантиметров на 30, деформирована стропильная система.

Когда был выделен государственный грант из фонда президента, окончательно решили повторить в дереве. И это я расцениваю как победу. К конечному результату есть ряд вопросов, но отказ от тотальной реконструкции на древнерусском памятнике из плинфы XII века – убедительный итог.

Когда демонтировали облицовку – нашли следы предыдущих работ, в том числе советского времени. Обнаружились слои утеплителя из стекловаты того времени, которые убрали. Пространство храма, таким образом, расширилось. Столетний каркас из сибирской лиственницы найден целым и сохранен. Укреплена стропильная конструкция.

Но, на мой взгляд, многослойные пилястры, которые решили соорудить на южном и западном фасадах, визуально и конструктивно утяжелили стену. Все же авторы проекта дали волю собственному творчеству. Работы велись современными методами и материалами. При осмотре результатов этого ремонтного процесса иногда возникало ощущение современного капстроительства на памятнике. Не очень удачным получилось примыкание новой деревянной обшивки к каменной кладке, в особенности со стороны апсид. Видна цементная плита с рваными краями, много цементных затирок, которые необходимо выправить. Но если смотреть с дистанции, то храм воспринимается так, как будто ничего и не изменилось, что, на мой взгляд, важно.

Впереди предстоит большая работа по ремонтно-реставрационным работам в интерьере, которые необходимо выполнить на безусловно высоком уровне».

Фото: Катерина Чаровская, Белта, Строймедиапроект

На главную