Потемкинские реставрации ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

Потемкинские реставрации

23.06.2020
Потемкинские реставрации

«Просвещенный вандализм» за государственный счет

Илья Кушелев, градозащитник, Орел

В июне в Дом-музей Н.С. Лескова в Орле пришли следователи. Сотрудники Следственного комитета РФ будут проверять действия должностных лиц, которые контролировали исполнение сорванного госконтракта по реставрации музейного здания. Поводом для этого стал один из роликов снимаемого «Комитетом за гражданские права 57» цикла сюжетов под общим названием «Убитые памятники Орловщины: кто виноват и что делать?» Выпуск за выпуском общественники показывают гибнущие памятники Орла, указывая на ответственных лиц, под «неусыпным взором» которых мерзость запустения, как гниль, съедает последние остатки прошлого в городе, на весь мир известном чуть ли не как музей-заповедник классической русской литературы.

Помимо заброшенных памятников, одной из тем цикла стала псевдореставрация тех объектов, что находятся в ведении ОГЛМТ (Объединенный государственный литературный музей И.С. Тургенева), которым уже более 10 лет руководит Вера Ефремова. Она сменила уволенного по 278 статье ТК РФ Геннадия Алексеева, который, будучи директором, воспрепятствовал осуществлению планов по ликвидации первого в мире музея И.С. Тургенева в Орле и перенесению его коллекций в Спасское-Лутовиново с возможным сносом музейного комплекса.

Пожалуй, одним из самых заметных направлений в деятельности музея при новом руководстве стали ремонтно-реставрационные работы на музейных зданиях (напомню, что ОГЛМТ объединяет несколько музеев – И.С. Тургенева, писателей-орловцев, И.А. Бунина, Т.Н. Грановского, Н.С. Лескова, Л.Н. Андреева). Соответствие этих работ канонам реставрации и их технологическое качество вызывали сомнения специалистов, и порой это выливалось в скандалы. Так, при «реставрации» Галаховского дома (здания, принадлежавшего до революции родственнице  Тургенева и Фета, где и был основан в 1918 г. Музей Тургенева), подлинный деревянный особняк оказался полностью отстроен в новом материале – пенобетоне, сохранен лишь тонкий слой кирпичной обкладки. Остальные элементы, включая крыльцо во дворе, фасадный декор – частично утрачены, дополнены не существовавшими деталями, либо целиком заменены на новоделы, выполненные в современных синтетических материалах с искажением пропорций фасада.

Еще более серьезные вопросы и нарекания вызывает то, что происходит с памятником федерального значения – Домом-музеем Н.С. Лескова под видом его реставрации. История с порчей музея Лескова - давняя. Она началась в 1990-е годы. Тогда краеведы-любители нашли в архиве проект этого здания, подписанный архитектором И.Ф. Тибо-Бриньолем.

Орел1.jpg

Увиденное ими на этой картинке явно отличалось от сохранившегося подлинного исторического фасада.

Орел2.jpg

Увы, некоторые орловские музейные работники почему-то, видимо, не считают охрану памятников и их реставрацию отдельной наукой и думают, что их субъективных представлений достаточно для решения сложных и ответственных задач. То, что было сделано в результате этой находки (воистину - лучше бы ее не было!) с точки зрения методологии реставрации – полная дикость. Специалисты знают, что исторические дома редко строились в точном соответствии с проектом. Государство же охраняет не виртуальные проектные идеи, а реальные памятники в том виде, в котором они осуществлены и дошли до нас, иногда пройдя и цепь перестроек, обретая исторические наслоения – закономерную часть предмета охраны.  И вот: подлинный фасадный декор – сорвали и уничтожили. Сделать же новый из некачественных материалов неумелыми руками поденщиков в соответствии с проектом 1875 года – не получилось. Вышла даже не пародия на проект, а что-то напоминающее нашумевшего «Пушистого Иисуса» испанской бабушки-«реставратора»! Но там – «святая простота»… А что здесь? В сочетании с лубочно-дешевой раскраской это воспринимается как особая форма изощрённого, «просвещённого» вандализма.

Грубейшее методологическое невежество – подгонять подлинный памятник под его проектное изображение, которое никогда не было осуществлено. Тогда – это было начало 1990-х годов – я, прогуливаясь по «Дворянскому гнезду» вместе с Ю.В. Семеняко – реставратором, бывшим инспектором по охране памятников в Орловской области, руководителем научно-производственной группы по охране памятников при Управлении культуры облисполкома – был свидетелем его негодования относительно такой «реставрации».  Он выражал его в свойственной ему насмешливой форме и «костерил» музейщиц, не моргнув глазом расправившихся с лесковским домом.

С тех пор прошло почти тридцать лет. Семеняко давно нет в живых. В мире ином и те, кто инициировал это чудовищное «поновление» старого дома. Государство вновь выделило десятки миллионов на реставрацию Дома-музея Н.С. Лескова. Казалось бы – самое время использовать эту возможность для исправления ошибок. Не тут-то было! Заказчиками нынешних работ решено не восстанавливать уничтоженный 30 лет назад подлинный декор, а реставрировать бутафорский фальшфасад 1990-х годов! За государственные миллионы. Заезжая бригада крымских экспертов по реставрации музеев – Д.В. Рудницкий, Г.В. Самонин и Е.В. Самонина – увы, несмотря на стаж, образование и опыт работы, не смогла отличить дешевую подделку от аутентичных технологий XIX века. Не удивлюсь, если выяснится, что эксперты даже не выезжали на место.

Самое печальное в этой истории то, что надеждой увидеть когда-нибудь подлинный музей Лескова в том виде, который имел бы историко-культурную значимость, вряд ли может себя тешить даже самое молодое из живущих ныне поколений. У директора ОГЛМТ Веры Ефремовой реакция на критику уже стала «рефлекторной»:

«Что же касается претензий из-за утраты уникального облика здания, то руководитель музея называет это попросту пиаром и провокацией.

– Никакие подлинные элементы лесковского здания не были утрачены. Это глупость».

Сейчас действия чиновников, в том числе и Веры Ефремовой, должны оценить следователи. В профессионально-правовой плоскости всю суть произошедшего с музеем Лескова можно выразить одним вопросом: почему при столь ответственной задаче – отреставрировать федеральный памятник, музей великого русского писателя, за солидные бюджетные суммы, – не было проведено надлежащей предпроектной подготовки и не сформулированы (судя по результату) профессиональная, научно обоснованная концепция реставрации и адекватное ей техническое задание? Что это – ошибки или неоправданная трата государственных средств вследствие ненадлежащего исполнения должностных обязанностей? В этом, на мой взгляд, и необходимо разобраться следствию.

Подмена  простых, неброских, но ценных именно своими подлинностью, «настоящестью», достоверностью материала и мастерства исполнения подлинников кричащими вычурно-аляповатыми подделками – развеется ли, как дым из тургеневсого романа,  это истерично-горделивое, суетно-показное поветрие нашего времени? Уйдет ли в прошлое ретромода на фальшфасады «потемкинских деревень»? И не превратится ли совсем скоро с такими подходами в одну огромную «потемкинскую деревню» все историческое наследие России?

Фото: предоставлены автором

На главную