«Реставрация превратилась из миссии в коммерцию» ::: Хранители наследия | Хранители наследия

«Реставрация превратилась из миссии в коммерцию»

06.04.2016
«Реставрация превратилась из миссии в коммерцию»

Воспроизводство профессионалов должно стать государственным заказом, считает член Российского комитета ИКОМОС Наталья Душкина

«Хранители Наследия»

6 апреля оргкомитет Всероссийской премии и редакция сайта «Хранители Наследия» проводят в Москве экспертную дискуссию о «проблемных зонах» российской реставрации. «Российская реставрация - нуждается в реставрации?» - так мы сформулировали ее тему.

В дискуссии примут участие представители Федерального научно-методического совета Минкультуры РФ по культурному наследию, Союза реставраторов России, Российской ассоциации реставраторов, экспертного и научного сообщества, государственных органов охраны культурного наследия.

Вот что мы будем обсуждать:

- Система конкурсов и тендеров: что нужно/можно исправить?

- Существуют ли реальные гарантии качества реставрационных работ?

- Механизм государственного и профессионального контроля за качеством реставрационных работ.

На основе материалов дискуссии, с которыми мы, конечно, познакомим наших читателей в ближайшем будущем, планируется подготовка рекомендаций, которые будут направлены в Правительство и государственные органы охраны культурного наследия.

А в качестве предисловия к большому экспертному разговору мы предлагаем почитать избранные фрагменты весьма своевременно опубликованного коллегами из журнала «Россия. Наследие» интервью члена Российского комитета ИКОМОС, профессора МАрхИ, эксперта ИКОМОС по культурному наследию Натальи Душкиной:

nd.jpg 

«В мире окончательно произошло изменение системы ценностей, оказалась перевернутой пирамида и ценностей, и смыслов. На ее вершине – деньги, получение прибыли, прямой доход. На это сейчас работают, в том числе, и исторические центры городов. В нашей стране это ощущается особенно остро, поскольку в советское время были иные реалии. Понятия кадастра как такового не существовало в силу отсутствия его денежного измерения. Сейчас владение землей в исторических ядрах городов выходит на первый план. Это относится и к исторической недвижимости, перераспределению собственности – то есть тем самым выдающимся памятникам архитектуры, которые и составляют облик города. Многие объекты из государственных превращаются либо в корпоративные, либо в частные. В историческом центре правят бал девелоперы. В условиях рыночной экономики институты наследия оказываются еще не настолько сильными, чтобы оказывать действенное сопротивление большим деньгам. Законы по охране памятников находятся в противостоянии с Градостроительным кодексом, и на практике баланс между ними часто оказывается трудно достижимым. Считаю преступлением, когда выдающиеся центры исторических городов отдаются на кормление инвесторам и застройщикам. К сожалению, это глобальный процесс, причем мы наблюдаем только его начало – в других странах он зашел достаточно далеко, правда, там институты «наследия» и «права» умеют держать оборону...

В стране сейчас доминируют крупные компании, которые занимаются реставрацией на коммерческой основе. Небольшие реставрационные мастерские с прекрасными мастерами, которые чудом выжили и сохранили свое мастерство, неспособны конкурировать с огромными монстрами. Одна из причин – для того, чтобы быть допущенными к конкурсу или тендеру, необходимо внести крупный денежный залог. У небольших фирм и тем более у отдельных мастеров таких средств просто нет. Вообще, следует признать – реставрация из «миссии», служения наследию постепенно превращается в один из видов коммерческой деятельности, и отсюда много научных и методических проблем. Летом была на Соловецких островах с группой ICOMOS по проверке состояния объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО. Великолепные местные реставраторы, блистательно воссоздававшие Соловецкий монастырь в перестроечное время, сейчас оказались не у дел. На объекты пришли мощные фирмы, нацеленные на вал. А соловецкие реставраторы работают в Европе, они оказались востребованными там. Еще одна проблема: не существует жесткого контроля со стороны органов охраны наследия за тем, что происходит на объектах. Ярчайший пример – Дом Наркомфина в Москве, памятник регионального значения, имеющий мировую славу. Собственник, владевший большой частью этого здания, допустил уничтожение подлинной столярки – окна были заменены на стеклопакеты. Тогда же выломан «родной» паркет. Евроремонт убил документальные свидетельства прошлого. Говорить о настоящей, полноценной научной реставрации не приходится. И это происходит не где-то в глуши, а в самом центре Москвы. Причем Департамент культурного наследия знал о происходящем…

В качестве громкого государственного заказа должна прозвучать необходимость воспроизводства реставрационных кадров. В противном случае наследие будет оставаться в зоне риска, а архитекторы и строители будут по-прежнему наводнять реставрационную отрасль, восполняя образующийся вакуум. Важно также готовить инженеров в области реставрации, со знанием специфики материалов, конструкций, фундаментов.»

На главную