Чудовищная стройка, угроза конструктивизму, снос ампира

16.04.2016
Чудовищная стройка, угроза конструктивизму, снос ампира

Москва встречает Международный день охраны памятников

Константин Михайлов

В выходные накануне Международного дня охраны памятников и достопримечательных мест 18 апреля московские власти по традиции будут развлекать и просвещать публику экскурсиями в интерьеры памятников архитектуры  и радужными цифрами, свидетельствующими о заботе отцов города о его историческом наследии.

Специальным подарком к празднику, безусловно, стало включение Палат камергера Мошкова на Покровке, 31 (1752 г., архитектор Д.В.Ухтомский) в единый госреестр объектов культурного наследия как памятника регионального значения. Соответствующий приказ издан Мосгорнаследием.

9.jpg

Сокрушительные атаки

Не подвергая сомнению ни важность просветительства, ни значимость госучета, невозможно не замечать, что историческая Москва накануне своего праздника подвергается новым сокрушительным атакам, которые совершаются либо с благословления городских властей, либо при их показательном непротивлении. И никакие экскурсии не отменят этих фактов.

Осенью были обнародованы намерения столичных властей упразднить Комиссию при Правительстве Москвы по градостроительству в зонах охраны – единственный публичный орган, с помощью которого удавалось предотвратить снос исторической застройки, не имеющей статуса памятников. Официального распоряжения о ликвидации этой “Сносной” комиссии опубликовано с тех пор не было, однако она не собиралась с мая 2015 года. Решения о сохранении исторических домов, которые она принимала, то и дело перечеркиваются экскаваторами. Решения о сносе других исторических домов, которых она не принимала – осуществляются экскаваторами. Городские власти делают вид, что все это их не касается. Хотя именно они в то же время согласуют проекты, которые даже во времена Юрия Лужкова, наверное, постеснялись бы принимать.

"Эту церковь спроектировал Петр I, а этот дом - Coalco"

Под таким лозунгом 17 апреля пройдет на Новой Басманной улице “праздничная” акция градозащитного движения “Архнадзор”.  Нет, можно ее называть праздничной и без кавычек, поскольку архнадзоровские гиды проведут целую серию бесплатных экскурсий по достопримечательностям Новой Басманной и окрестностей.

Но ни одна экскурсия не минует Рязанского переулка, где уже начато строительство 18-этажного жилого комплекса, по заказу группы компаний «Coalco» и MR Group.

Эта стройка, подчеркивает “Архнадзор”, ведется в 100 метрах от выдающегося памятника архитектуры федерального значения — храма Петра и Павла на Новой Басманной, построенного по рисунку императора Петра Великого. Последствия для силуэта и облика заповедной улицы, смоделированные дизайнерами “Архнадзора” на основе общедоступных материалов проекта, просто чудовищны. Над стильным барочным храмом вырастет 60-метровый “каменный гость”. Не званый никем, кроме городских властей, санкционировавших это строительство. Между прочим, оно происходит, как гласит заявление “Архнадзора”, в зоне охраны, где установлено высотное ограничение в 30 метров. Установлено теми же городскими властями, но сами себе они не указ.

Кстати говоря, вышеупомянутая “Сносная комиссия” Правительства Москвы, пока еще работала, принимала решение сохранить имеющий градостроительное значение исторический дом на территории стройки (Рязанский пер., 13, стр. 1) Однако застройщик, видимо, прекрасно понимает, что никаких серьезных кар за нарушение этого решения (т.е. за открытый плевок в лицо городских властей) не последует. Поэтому в последних числах января 2016 года старинный дом был снесен.

2.jpg

И начато строительство, после которого любые отчеты о сохранении исторического наследия Москвы будут восприниматься сугубо юмористически.

“Архнадзор” намерен выставить на Новой Басманной 17 апреля пикеты “с демонстрацией результатов ландшафтно-визуального анализа нового проекта”.

“С исключительной атмосферой роскоши”

А 16 апреля пикеты появятся на Покровском бульваре, 5 – общественники будут собирать подписи за сохранение одного из редких объектов позднего московского конструктивизма – Телефонной станции 1929 года, построенной по проекту петербургского архитектора Василия Мартыновича. Его уже огородили забором и пилят деревья – снос вот-вот начнется.

3.jpg

Как сообщалось в СМИ, на этом месте девелопер “Лидер-Инвест” желает построить элитный жилой комплекс из 45 апартаментов “с исключительной атмосферой роскоши, комфорта и приватности”.

Вероятно, в той же атмосфере комфорта и приватности городскими властями принималось генеральное решение о допустимости такого строительства. Ничем иным нельзя объяснить, что та же “Сносная комиссия” большинством голосов, невзирая на протесты градозащитников, приговорила конструктивизм 1929 года к уничтожению. А Мосгорнаследие в феврале 2016-го (в отличие от случая с палатами Мошкова, такие решения не публикуются торжественно на лицевой странице сайта департамента) отказало в присвоении телефонной станции статуса памятника, в ответ на заявление исследователя архитектуры авангарда Александры Селивановой.

4.jpg

Архитектурный проект (бюро «Мезонпроект», главный архитектор Александра Кузьмина) силится воспроизвести формы венского модерна, которые, видимо, ассоциируются у заказчиков с атмосферой роскоши.

Ради этой подделки Москва должна (интересно – кому?) пожертвовать добротным и стильным конструктивизмом. Только потому, что щелевидные окна и отсутствие финтифлюшек на фасадах не переделаешь под атмосферу роскоши и приватности.

Архитектор Николай Лызлов, один из добровольных защитников АТС, справедливо пишет: “Удивляет ещё и нерачительное отношение: вместо того чтобы делать страшный, угрюмый дом, можно капитализировать существующее здание. Я был готов на безвозмездной основе скорректировать концепцию и адаптировать здание под новые нужды. Необходимо приложить усилия, чтобы убедить заказчиков в том, что нужно грамотно и прибыльно распорядиться этой собственностью”.

Александра Селиванова, получившая из Мосгорнаследия ответ об отсутствии художественной ценности этой собственности, добавляет: “Я так полагаю, что это решение было принято уже давно, существовал проект Александры Кузьминой, и никто ничего не собирался пересматривать… По бумагам застройщик на всё имеет право. Он не нарушает законодательство, здесь вопрос только здравого смысла и профессиональной этики. И здесь у меня возникает вопрос к профессиональному сообществу: как они готовы браться за такие проекты? Я этого не могу понять”.

Чего ж тут непонятного, Александра. Вон он ответ - надписан на рекламном плакате.

“Когда дым рассеялся, Грушницкого на площадке не было”

14 апреля в социальных сетях появились публикации об исчезновении с лица московской земли двухэтажного дома первой трети XIX века на улице Макаренко, 10 (другой адрес – ул. Чаплыгина, 20, стр. 3). На нем с декабря висел инфощит о проведении ремонта фасада и кровли (заказчик - ООО "ПИК "ВЕЙМАР-ДЕВЕЛОПМЕНТ", подрядчик ООО "Арком-строй"). Однако ремонт вышел чересчур капитальный – здание снесено.

Этим приемом московские застройщики пользуются весьма часто, зная, что власти потом погрозят им пальцем и возьмут мизерный (по меркам девелоперского бизнеса) штраф тысяч в 100-200.

Порушенного не вернешь. А ведь это был, по отзыву коллеги краеведа Можаева, “послепожарный дом, из последних непорченных (в последние годы снесены такие же на Хохловской площади и в Знаменском переулке, надстроен и изуродован в Белгородском проезде). От перечисленных родственников его отличает наличие очень мощных сводов в нижнем этаже”.

7.jpg

В конце декабря казалось, что самое худшее, что задумано здесь частными хозяевами (домом распоряжалось некое “РВ-Инвест”) – надстройка или мансарда: с фасада была ободрана штукатурка, а леса для “ремонта” размахнулись этажа этак на четыре. Местные жители и активисты “Архнадзора” стали делать запросы в органы городской власти. Ответы приходили успокоительные: это ремонт, ничего иного не согласовывали. К середине апреля ремонтировать было уже нечего. “когда дым рассеялся, Грушницкого на площадке не было”.

6.jpg5.jpg8.jpg

Сюрпризы весеннего московского вечера

Наконец, не можем не поведать, какие сюрпризы может принести теплый апрельский московский вечер 2016 года. Обозреватель “Хранителей Наследия” беззаботно шел в четверг по Гончарной улице, пока не остановился у ограды городской усадьбы XIX века (№ 35), объекта культурного наследия федерального значения.

Сказать, что эта усадьба и эта ограда выглядят со стороны улицы феерически – значит не сказать ничего.

IMG_0028.jpg

Никакого информационного щита на месте не обнаружилось. Нам не удалось пока выяснить, что за катаклизм случился на Гончарной улице, кто и зачем преподнес исторической Москве этот подарок к празднику. Подождем, что нам сообщат – это работы по сохранению, или, быть может, по приспособлению, или просто кто-то вырыл ямку и не рассчитал последствий.

Кстати говоря, совсем недавно Мосгорнаследие утвердило по этому адресу охранные обязательства собственника.

Закон Шуваловой

В общем, в результате всего этого Мосгорнаследие тоже не останется 18 апреля без праздничного хоровода. Депутат Мосгордумы Елена Шувалова обещает ему с утра на Пятницкой улице “публичное мероприятие в защиту тех исторических объектов, которые ещё не уничтожены и которые ещё можно спасти”, а вечером - встречу с избирателями, “также в защиту старинных зданий”. Сотрудники департамента смогут, если захотят, принять в праздничных мероприятиях участие по дороге с работы и на работу.

Мало того, депутат Шувалова внесла в Мосгордуму законопроект «О сохранении старинных зданий города Москвы».

Весьма лаконичный, он воспроизводит суть аналогичного городского закона, действующего в Санкт-Петербурге:

“Статья 1. Сохранение старинных зданий города Москвы

На территории города Москвы снос (демонтаж) старинных зданий - здания, строения, сооружения, которые построены до 1917 года включительно либо имеют части, построенные до 1917 года включительно, - на территориях зон охраны объектов культурного наследия не допускается.

Статья 2. Вступление настоящего Закона в силу

Настоящий Закон вступает в силу со дня его официального опубликования”.

Надо поблагодарить депутата Шувалову: ведь она заставляет Мосгордуму публично и официально высказаться за или против сохранения старой Москвы.

Можно безошибочно предсказать, что Мосгордума в ее нынешнем составе нипочем такой законопроект не пропустит. Принять его – для нее значит практически совершить самоубийство, т.е. поссориться с городским правительством, еженедельно одобряющим строительные и прочие проекты, связанные со сносом старинных зданий.

Поэтому мы вряд ли рискуем повредить законопроекту неосторожным словом.

Конечно, такой законопроект уязвим: найдутся критики справа, которые будут демонстрировать какие-нибудь малохудожественные утилитарные постройки до 1917 года и патетически вопрошать – зачем это сохранять? Найдутся критики слева, которым не понравится хронологическая граница сохранения, которые будут говорить, что ценно все построенное до 1955-го и даже более молодое.

И все будут по-своему правы. Строго говоря, подобные подходы свойственны ранним стадиям национальной охраны памятников, когда только зарождалось охранное законодательство, вырабатывался инструментарий. Так и в России когда-то считалось ценным и подлежащим сохранению только построенное до 1725 года. Потом границы сдвигались, формулировались критерии ценности, вырабатывались индивидуальные подходы к конкретным зданиям. А сегодня, в наше-то просвещенное время, когда национальная традиция государственной охраны наследия насчитывает полтора века, когда есть федеральное и региональное законодательство, органы госохраны, аттестованные эксперты, критерии и методики, даже и цифровые…

Так вот, сегодня, когда все это не может остановить один-единственный экскаватор, когда безнаказанность вандалов, поддерживаемых даже судами, провоцирует новые и новые вандализмы, когда городские власти одобряют такие градо разрушительные проекты, как в Рязанском переулке или на Покровском бульваре – нам ничего не остается, как уповать на принятие градостроительных законов, скроенных на манер указов Петра Великого.

Если бы еще только знаменитую дубинку Петра Великого к ним приложить – в качестве подзаконного акта прямого действия.

Фото: «Архнадзор», Мосгорнаследие, С.Трубкин, Э. Игошина, Е. Твардовская.


Warning: file_get_contents(http://cackle.me/api/2.0/comment/list.json?id=&accountApiKey=&siteApiKey=&modified=&page=0&size=100) [function.file-get-contents]: failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 403 Forbidden in /home/m/manolis/public_html/bitrix/modules/cackle.comments/classes/general/cackle_sync.php on line 61

На главную