Москва: рекордный урожай памятников и покушение на Тверскую заставу

05.05.2015
Москва: рекордный урожай памятников и покушение на Тверскую заставу

Рабочая группа Комиссии при Правительстве Москвы по вопросам градостроительной деятельности в зонах охраны и достопримечательных местах, заседавшая 30 апреля 2015 года, поставила своеобразный рекорд, единогласно рекомендовав к включению в госреестр объектов культурного наследия регионального значения сразу 18 выявленных памятников столичной истории и архитектуры. Историко-культурные экспертизы, обосновывавшие эти 18 позитивных деяний, выполнял эксперт А.Л. Баталов.

С нашим удовольствием – список рекомендованных к повышению в охранном звании:

Доходный дом Бебутовой (Рождественский бульвар, 9, стр. 1) 1980-1910 гг., арх. Г.А. Гельрих

Доходный дом Плещеевых (Гусятников пер., 3/1, стр. 1) 1910 г., арх. А.Д. Чичагов;

Деревянный дом конца XIX в. (пер. Огородная Слобода, д.9, стр.1), арх. А.А. Мейнгард;

Доходный дом Болдыревых (Яузский бульвар, 13) 1908 г., арх. Н.П. Евланов;

Главный дом городской усадьбы (Озерковская наб., 52, стр. 1) XIX в.

Промышленное здание Акционерного общества торговли аптекарскими товарами Эрманс и Ко (ул. Большие Каменщики, д. 9, стр. А) 1910 г., арх. В.И. Ерамишанцев;

Доходный дом А.И. Синицына (Благовещенский пер., 3, стр.1) 1909 г., арх. С.М. Гончаров;

Ансамбль Детской больницы св. Ольги (Орлово-Давыдовский пер., 2А, стр. 1,2,3,4) 1880-1890-е гг., арх. К.М. Быковский, В.В. Барков;

Доходный дом (Новокузнецкая ул., 33, стр. 1) 1899 г., арх. Б.Н. Кожевников; 1912 г. арх. В.И. Дзевульский;

Введенский народный дом – Рабочий дворец (пл. Журавлева, 1, стр.1) 1903 г.; 1940-е гг., арх. И.А. Иванов-Шиц, Б.В. Ефимович;

Жилой дом (Подсосенский пер., 32/11) 1878-1888 гг., арх. Н.И. Васильев;

Жилой деревянный дом В.П. Золотарева (Большой Саввинский пер., 8, стр. 5) 1880 г., арх. С.И. Архангельский; 1902 г., арх. С.Б. Залесский;

Объект: "Студенческое общежитие имени С.В. Лепешкина (Зубовский бульвар, 37, стр. 1) 1913 г., арх. Д.В. Стерлигов;

Особняк В.К. Мельникова (Волков пер., 15, стр.1) 1904 г., арх. В.Д. Адамович;

Городская усадьба Н.Ф. фон Мекк (Мясницкая ул., 44, стр. 1, стр. 3): Доходный дом 1891 г., арх. И.С. Епанишников; Хозяйственный флигель 1870-е гг.; 1895 г.;

Жилой дом (Ленинградский проспект, 1), кон. 1930-х гг., перестроен в 1950-х гг.;

Воспитательный дом: Родовспомогательный корпус, 1910-е гг.; Хозяйственный корпус, 1910-е гг.; Ограда, начало ХХ в. (Москворецкая наб., 2А, стр.1, д. 7, стр. 2);

Особняк Г.И. Симоно (ул. Шаболовка, д. 26, стр. 14) 1898 г., арх. П.Н. Позднеев.

Покончив с приятной и возвышенной частью повестки дня, нашедшей отражение на официальном сайте Мосгорнаследия, рабочая группа приступила к жизненной прозе, которой официальный сайт не уделил внимания – рассмотрению вопросов о допустимости сноса зданий по 13 адресам повестки дня (один из адресных пунктов включал, например, 30 строений).

Из позитивного здесь стоит упомянуть об отказе в сносе здания на территории объекта культурного наследия (ул. Покровка, 3/7, стр. 2). По предложению председательствующего, и.о. руководителя Мосгорнаследия Алексея Емельянова, такое решение было принято ради предотвращения «соблазнов» построить на этой территории что-либо новое. После возражений ряда членов Комиссии и Рабочей группы были также отправлены на дополнительное изучение вопросы о судьбе деревянного дома с резьбой в Куркине (Новогорская ул., 40) и конструктивистских заводских корпусов 1930-х гг. (Кутузовский проспект, 36, стр. 2 и 3). Угроза, таким образом, не миновала, но и решение о сносе не вынесено.

Когда дошли до пункта, посвященного сносу нескольких строений ради строительства нового фондохранилища и выставочного зала Театрального музея имени Бахрушина (ул. Бахрушина, 29а, стр. 6, 7, 9, 10), выяснилось, что снос уже произведен без решения Комиссии в 2014 году. Музей объяснил это следующим образом: из федерального бюджета были выделены средства на строительство, которые нужно было осваивать в установленный срок. Председательствующий напомнил, что ранее Комиссия одобрила для этой территории градрегламенты, допускавшие снос, и потому, хотя и имело место нарушение градостроительного порядка, штрафные санкции к музею применяться не будут.

Затем настал черед еще одного адреса, связанного с фамилией Бахрушиных – корпуса их фабрики (Кожевнический пер., 4, стр. 3). Вопрос о его сносе уже дважды разбирался на рабочей группе, но решения принять не удавалось, поскольку эксперты и представители общественности возражали: вполне пригодное к эксплуатации почтенное здание сохранило декор фасадов. Возражали они и на этот раз, но при голосовании, скорее всего, остались в меньшинстве. Главный корпус владения (стр. 1), выходящий на красную линию, сохраняется, а на внутренней территории планируется строительство очередного «многофункционального жилого комплекса». Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов заверил присутствующих, что Москомархитектура тщательно работает над архитектурой новостройки и ее сочетанием с историческим окружением, но подчеркнул, что с новым проектом сохранение корпуса во дворе фабрики Бахрушина совместить не удастся. Замечание представителя «Архнадзора» Константина Михайлова, что историческое здание должно обладать презумпцией сохранности, не вызвало возражений, но вряд ли повлияло на исход голосования.

Но самые продолжительные дискуссии вызвал вопрос о сносе конструктивистского здания на площади Тверской Заставы, 3, где задумано строительство еще одного столь необходимого столице многофункционального комплекса площадью 22 тысячи кв. метров. Некоторыми из проектных предложений, представленных на объявленный застройщиком в 2013 году архитектурный конкурс, можно с успехом пугать и малых детей, и абитуриентов МАрхИ. Правда, работа над архитектурным решением и здесь в полном разгаре: как пояснил Сергей Кузнецов, делается все, чтобы максимально уважительно визуально обойтись с объектами культурного наследия – Белорусским вокзалом и вестибюлем метро «Белорусская-кольцевая». В частности, большие объемы теперь задвинуты вглубь участка, на красную линию выдвинута часть, сопоставимая с приговоренным к сносу конструктивистским зданием, не будет стеклянных фасадных поверхностей и т.п.

Ряд экспертов, в первую очередь А.Л. Баталов, возражали против такого будущего площади, поскольку привычный нескольким поколениям облик ее будет кардинально нарушен, если не разрушен. Огромный массив нового комплекса, внедряемый между памятниками архитектуры (как ни странно, здесь нет охранной зоны) можно облепить хоть узорочными наличниками, но градостроительный урон от этого не уменьшится.

Эксперт И.И. Кроленко, призванный обосновывать возможность сноса существующего здания, прибегнул к нешаблонному методу. В основе конструктивистского с виду дома – 2-этажный корпус Технического училища Московско-Брестской железной дороги 1878-х г., перелицованный и надстроенный в 1920-е гг. гражданским инженером Струковым, автором Тверского виадука по соседству. Струков строил во всех стилях, заявил эксперт, и это здание лишь внешне воспроизводит схему конструктивизма. Так что его «нельзя считать произведением архитектуры конструктивизма, это здание – в стиле конструктивизма». Такая диалектика привела эксперта к выводу о допустимости сноса, каковая формулировка и была поставлена на голосование.

Как выяснилось, ранее рассматривался и вариант с сохранением здания, но был признан невозможным ввиду «необходимости» осваивать подземное пространство.

На фото: один из конкурсных вариантов проекта здания на площади Тверской заставы.

На главную