Никакого уныния среди них нет | Хранители наследия

Никакого уныния среди них нет

16.03.2015
Никакого уныния среди них нет

Константин Михайлов

В истории с нежданным ночным пожаром колокольни Новодевичьего монастыря в Москве больше всего поражает (помимо, разумеется, самого факта) череда оптимистических реляций от официальных лиц и официальных органов - с раннего утра 16 марта. Все в порядке, колокольня почти что не пострадала, «проблемы будут только с закопчением объекта», все застраховано; подрядчик – ООО «Стройкомплект» - «выполнит свои контрактные обязательства в срок без потери качества, а также без привлечения дополнительных средств Федерального бюджета»; а монастырские «сестры продолжают жить привычной жизнью. Никакого уныния среди них нет. Милостью Божьей ущерб небольшой". 

Впечатление такое, что погорела какая-нибудь неважная хозпостройка, какая-нибудь дворницкая, где хранился запас метелок. Ну да, закоптилась чуть-чуть. Дело житейское, поехали дальше.

А ведь это одна из лучших колокольных башен не то что России – всего христианского мира. Колокольня, которую в России умели ценить задолго до нас. "Колокольня Ивана Великого достойна зрения, но колокольня Девичьего монастыря более обольстит очи человека, вкус имущего". Это сказал Василий Баженов еще в XVIII веке. Уж он-то в колокольнях знал толк.

NovKolok3.jpg

Колокольня Новодевичьего – часть объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО. Пожар на объекте ЮНЕСКО, который тушат почти три часа – это ЧП, которое требует серьезного к себе отношения. И серьезного анализа обстоятельств и последствий.

Дай, конечно, Бог, чтобы ущерб был небольшой. Но откуда, откуда у них заранее такая во всем уверенность?

Что деформирована глава и нужно теперь менять ее каркас – это все видели. Он, между прочим, был подлинный, старинный. Но это ведь не все.

Novkolok2.jpg

Почти три часа кирпичную кладку последней трети XVII столетия испытывают на прочность – сначала жар огня, потом водопады из пожарных рукавов. По свидетельствам очевидцев, во время тушения с верхних ярусов сыпались кирпичи.

Велика ли площадь обрушения? Как повлиял пожар на прочность и устойчивость конструкций колокольни, и без того наклоненной? Насколько пропиталась влагою кладка? Успеет ли колокольня «просохнуть» за недлинный московский жаркий сезон? Если не успеет, чем это грозит? По отзывам специалистов, в толщах кирпичной кладки памятников эпохи «московского барокко» обычно заложено большое количество конструктивных металлических элементов – связей, скоб-креплений и т.п. Грозит ли им теперь коррозия с весьма понятными последствиями? Каково теперь состояние деревянных балок, на которых висят тяжелые старинные колокола? Как сказалось огненно-водное испытание на декорации фасадов колокольни, белокаменных колонках, профилях, наличниках с «гребешками» и т.п.?

На эти и другие вопросы хотелось бы, конечно, услышать ответы специалистов-реставраторов. Причем это должны быть ответы, основанные не на телерепортажах и фотокадрах, а на натурных исследованиях памятника после пожара.

Весьма странно, что после такого происшествия на объекте Всемирного наследия федеральное Министерство культуры – как орган власти, на который непосредственно возложено осуществление полномочий по его государственной охране - не объявило во всеуслышание, что создает комиссию авторитетных экспертов для изучения состояния пострадавшего памятника. И только по результатам этого обследования можно  определить: заканчивать ли работы по реставрации по первоначальному проекту и в установленные сроки (согласно госконтракту, сентябрь 2015 года) - или придется корректировать сроки и проект.

Ну это если, конечно, важен памятник, а не сроки.

plakat.jpg

Отдельно, конечно же, нужно изучить вопрос о причинах пожара – хотя бы для того, чтобы предотвратить повторение оных на других объектах. Понятно, что добровольно никто не признается, и мы будем некоторое время слушать истории о том, что на колокольне никого не было, все было выключено, обесточено, вовремя осмотрено и т.п. Но огонь-то откуда-то взялся ночью на верхнем ярусе. Реставраторы и осветители будут кивать друг на друга до бесконечности. Думаю, всех устроит залетный китайский фонарик.

Но если факт повреждения объекта культурного наследия налицо, отчего ж по этому факту правоохранительные органы не возбудили уголовного расследования? Глядишь, там фонарик не проканает. В ходе расследования можно ведь всерьез поизучать другие вопросы. Как соблюдались противопожарные правила? Были ли, например, деревянные помосты лесов и обшивка «тепляка» пропитаны спецсоставами, препятствующими возгоранию? Не было ль наверху каких горючих жидкостей? Зачем на колокольне появились пресловутые «тепловые пушки» - не потому ль, что работы по золочению главы требуют окружающей наружной температуры не менее 10 градусов? И если бы с ними не спешили и дождались теплого сезона – то и пушек никаких не потребовалось бы?

Словом, назрело следствие.

А то как послушаешь уважаемых людей – и впрямь: никакого уныния среди них нет.

Специально для «Хранителей Наследия» - комментарий Сергея Куликова, главного архитектора ФГУП «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские»:

- Хочу отметить, что ЦНРПМ осуществляли на объекте авторский, а не технический надзор. Картина пожара выглядела трагично, последствия могли быть и серьезнее. Конечно же, печален факт утраты главы колокольни. Сжатость сроков, проведение определенных технологических работ «не в сезон» вряд ли способствуют улучшению качества реставрации. О чем нужно сказать особо – об отсутствии адекватной объекту ЮНЕСКО пожарной техники, что, конечно удлинило время пожара и негативных воздействий на памятник. В городе Кириллове, например, при содействии руководства МЧС вблизи Кирилло-Белозерского монастыря было устроено специально пожарное «депо прикрытия» - именно для этого ценнейшего объекта. О последствиях бедствий нужно думать до, а не после - тогда и бедствия удается предотвратить.   

Фото: Александр Фролов, Сергей Кавтарадзе, ivan.ru

На главную