Путь башни ::: Константин Михайлов | Хранители наследия

Путь башни

29.07.2020
Путь башни

Впервые за сорок лет историческое здание в Москве передвинуто ради сохранения

Константин Михайлов

В последней декаде июля 2020 года в Москве как-то незаметно, тихо и даже буднично произошло весьма значительное событие. На Складочной улице, на задворках Савеловского вокзала, передвинули на сто с лишним метров водонапорную башню 1898–1899 годов. Передвинули, чтобы сохранить.

За последние сорок лет это первый такой случай в Москве.

Последним значимым опытом передвижки зданий в столице был переезд дома Сытина на Тверской, к углу Настасьинского переулка, в апреле 1979 года. Его двигали на 47 метров вдоль улицы именно затем, чтобы сохранить, расчистив пространство для нового корпуса «Известий». (Отметим справедливости ради, что в 1983-м двигали еще вглубь квартала, на 20 метров, коробку сцены разрезанного пополам старого МХАТа в Камергерском переулке, но это все же не здание целиком.)

Три причины присмотреться к башне на Складочной

Конечно, роль и значение водонапорной башни конца XIX века на бывшем заводе «Борец» в московской истории и архитектуре невозможно сравнивать ни с домом Сытина, ни со знаменитыми передвижками 1930–1940-х гг. – Саввинским подворьем, домом генерал-губернатора, Глазной лечебницей на Тверской и другими домами-путешественниками. Однако же ее переезд – это чрезвычайно важное событие.

skl4.jpg

Во-первых, еще лет десять назад эту башню (как и две другие старые постройки завода, которым переезд еще предстоит) просто снесли бы. Да что там десять – ведь совсем недавно погибли, например, две башни на бывшем заводе на Яузе, которые поначалу застройщики также обещали перенести или хотя бы восстановить на новом месте. Никаких формальных обязательств сохранять башню на заводе «Борец» у застройщика не было – она не обладает статусом объекта культурного наследия. И тем не менее башню и два других здания сохраняют методом передвижки – не в последнюю очередь, по моим сведениям, во избежание противостояния с градозащитной общественностью.

Во-вторых, застройщик на Складочной улице создает важнейший для московского градостроительства прецедент – сохранять историческую застройку можно, если есть к тому желание и воля девелопера. Невзирая на технические проблемы (дело-то весьма непростое и хлопотное) и дополнительные денежные издержки. (Насколько мне известно, вся история с движением трех исторических зданий по участку обошлась застройщику, группе компаний «ПИК», в сумму около 550 млн рублей.) А это значит, что иным застройщикам эту историю можно теперь ставить в пример. И не обязательно двигать, главное – сохранять.

В-третьих, история на Складочной улице важна тем, что показывает, насколько все же может быть велика в современном градостроительстве, даже и коммерческом, роль архитектора, если только он действительно профессионал, которому небезразлично – что он делает и что об этом думают и говорят горожане. Насколько мне известно, инициатива сохранения трех построек «Борца» исходила от архитекторов бюро «АПЕКС», которые убедили застройщика двигать их, а не сносить.

skl12.jpg

История с географией

Участок на Складочной улице, 6 до недавнего времени был территорией действующего компрессорного завода. «Борец» – предприятие почтенное, одно из крупнейших машиностроительных в Москве. Основанный в октябре 1897 года как «Бутырский машиностроительный завод Густава Листа», он строился по проекту архитекторов Николая Струкова (цех и другие здания 1898–1899 гг.) и Николая Поликарпова (цех, склад, больница — около 1909 г.). В военные годы «Борец» производил мины для фронта – их металлические корпуса в изобилии находили в наши дни при земляных работах на территории. В 2008 году завод был закрыт, владельцы перенесли производство в Краснодар, где теперь тоже есть «Борец». А участок площадью 12,8 га неподалеку от Третьего кольца в середине 2010-х годов продали девелоперам. На нем планируют построить жилой комплекс «Шереметьевский» и технопарк.

Чтобы не сносить, три исторических строения 1898–1899 гг., сохранившие объемы и декор фасадов, в 2020 году решено двигать. Это выходящая на улицу модельная мастерская (строение 31), сборочный корпус (строение 2, сохранились торцевые фасадные стены с примыкающими участками продольных фасадов) и водонапорная башня (также строение 2). Они сдвигаются на южную сторону участка и будут интегрированы в новый комплекс технопарка в качестве офисов, а также помещений культурной и музейной зоны, открытой для всех.

skl6.jpg

Балки-"рельсы", по которым движется башня

Со скоростью улитки

Зрелище, открывавшееся 22 июля на стройплощадке, действительно впечатляло. Огромная башня, весом 1600 тонн, с заложенными окнами и дверьми, отделена от фундамента, укреплена металлическими поясами, распорками и стальными затяжками, поставлена на металлическую платформу-раму. Готова к передвижке.

В процессе этой подготовки под башню подвели монолитную железобетонную плиту, чтобы было во что упирать домкраты.

skl8.jpg

Металлическая платформа, на которой стоит подготовленная к передвижке башня. Красные цилиндры – мощные домкраты

Пространство стройки расчерчено огромными металлическими балками-«рельсами» – по ним поедут здания. Прежде чем поставить их на новые места, ими словно поиграют в «пятнашки» – сначала сдвигается на промежуточную точку башня, потом переезжают фасады сборочного корпуса, потом башня, повернув под прямым углом, едет дальше на другой край стройплощадки, потом в движение приходит модельная мастерская.

skl13.jpg

Система балок-"рельсов" для передвижки

Технологии бережной передвижки, как выясняется, не сильно изменились с XV века, когда Аристотель Фиораванти, прежде чем построить в Москве Успенский собор, прославился у себя на родине перемещением башни в Болонье. Да, вместо быков и лошадей сегодня – мощные (а на вид – очень небольшие) домкраты, но все те же рельсы и катки, по которым поедет платформа со зданием. Только стальные, а не деревянные. Их так же, как в старину, вручную переставляют сзади наперед, чтобы башне было по чему катиться. Операцию по передвижке осуществляет реставрационно-строительная компания «Экобау», лауреат, кстати говоря, «Московской реставрации» 2019 года. Специалисты говорят мне, что пробовали и другие технологии, суперсовременные, с компьютерной синхронизацией тягловых усилий и т.п. Но пришли к выводу, что по старинке, с домкратами и катками – надежнее, не будет сбоев. Каменная махина, понятно, должна двигаться равномерно и строго по линии, без отклонений.

skl2.jpg

Схема с маршрутами передвижки трех зданий завода "Борец"

И очень медленно, «со скоростью улитки», как говорят передвижных дел мастера. На сто с лишним метров первой очереди движения сначала отводилось несколько часов, в итоге вышло – почти трое суток.

Готовились долго и тщательно. Уже настало назначенное время, и давно прошло, а рабочие все возятся вокруг башни, убирают малейшие препятствия на пути движения, поправляют и поправляют катки, затягивают и меняют какие-то болты…

skl10.jpg

Последние приготовления перед стартом

– Тут безопасно стоять? – на всякий случай спрашиваю у инженера.

– Вы же в каске, – отвечает он вполне серьезно. – По технике безопасности надо, чтобы все были в касках, и все будет хорошо.

Наконец, возле домкратов кто-то кричит – «поехали»! Об угол башни, как на корабельном стапеле, разбивают бутылку шампанского. Люди на стройке замирают и пристально смотрят на башню. Видеооператоры включают камеры, свободные от перестановки катков рабочие достают телефоны.

Башня не движется. То есть движется, но абсолютно незаметно для глаза. По миллиметру. Два метра за первые четыре часа. И так далее – «со скоростью улитки». Только проматывая ускоренно видеозапись, понимаешь, что у них получилось.

Пожалуй, впервые в жизни я видел, как мощная строительная техника работает на сохранение старинной постройки. Нам, градозащитникам, увы, привычны другие картинки со стройплощадки.

skl11.jpg

Небольшие красные цилиндры – домкраты, которые двигают башню. Невелики, но мощны

skl14.jpg

Башня почти доехала до промежуточного финиша. Вечер 24 июля 2020 года

Башню, в отличие от двух других корпусов «Борца», двигали целиком. Проект перемещения модельной мастерской и торцевых фасадов сборочного корпуса предусматривает их «технологическую резку» на части (фасады сборочного корпуса уже разделены на три отдельных элемента) и обязательное усиление металлическими фермами, затяжками, обвязочными поясами. На новом месте здания вновь «соберут». Как подчеркивают организаторы процесса, места разрезов и швов согласовываются с реставраторами «для обеспечения максимальной сохранности элементов кладки».

skl1.jpg

Фасады сохраняемых методом передвижки зданий

skl3.jpg

Схема укрепления и разделения фасадов и зданий на секции для передвижки

skl5.jpg

Укрепление торцевого фасада модельной мастерской

skl7.jpg

Противоположный фасад укреплен и уже разделен на части

skl9.jpg

Фасад модельного корпуса отделен от фундамента

Процесс передвижки зданий на Складочной улице окончательно завершится в ноябре 2020 года.

Вместо послесловия

Безусловно, «ПИК», «АПЕКС» и «Экобау» нужно поздравить. Не только и не столько с успешным стартом передвижки башни, сколько с самим проектом сохранения исторических зданий, которые не защищает закон. Срабатывает старая формула – если есть желание сохранять наследие, находятся и возможности. Это дорогого стоит, и не только в деньгах.

Но из сказанного выше вовсе не следует, что на Складочной улице изобрели универсальный метод сохранения старины. На этой площадке у застройщика иного выхода, видимо, не было. То есть был – с полным сносом или изнасилованием старинных построек, как это задумано на Бадаевском пивзаводе. 

И слава Богу, что выбор на Складочной сделан другой.

Но сама практика такой передвижки таит для застройщиков большой соблазн обхода охранных ограничений в исторических городах: если участок по каким-то причинам нельзя расчистить экскаватором, то можно это сделать с помощью катков и домкратов. Или разборки и строительства заново, что, видимо, дешевле. Города при таком подходе превратятся в огромный строительный пазл, где можно будет произвольно передвигать элементы. Разрушая тем самым историческую среду и создавая псевдоисторическую. По этому пути уже пробовали идти, перенося в резервации («Исторические кварталы») дома – памятники деревянного зодчества – в Архангельске, Красноярске, Иркутске и других местах – результаты, мягко говоря, спорны, а процент «новодела» зашкаливает. В Москве не так давно обсуждался проект переноса – ради нового строительства – в соседний переулок деревянного дома XIX века на улице Тимура Фрунзе; слава Богу, этот проект вроде бы тихо умер. Но ясно, что что государственным и общественным защитникам памятников предстоит борьба и с таким «соблазном».

На Складочной улице – все же не тот случай. Об исторической среде на бывшем заводе «Борец» можно говорить лишь условно, да и то в прошедшем времени. Так что путь башни здесь – в правильном направлении.

P.S. Следующий опыт передвижки исторического здания в Москве, видимо, будет произведен над домом Римского-Корсакова на Остоженке, 4. Эта история началась в марте 2020 года со скандала и частичного сноса. Надеюсь, что этот скандал по данному адресу все же будет последним.

Иллюстрации и фото: Полина Михайлова; «АПЕКС». Видео: «АПЕКС»

На главную