1945–2020. Наследие и наследники ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

1945–2020. Наследие и наследники

09.05.2020
1945–2020. Наследие и наследники

Монументы Великой Отечественной – заложники политики, вандализма и девелопмента

«Хранители Наследия»

В День Победы мы решили рассказать три истории из жизни монументов Великой Отечественной войны. Наших и заграничных. Выводы делайте сами.

I. Польская благодарность

9m1.jpg

Органы прокуратуры Польши начали расследование уничтожения захоронения красноармейцев в городе Тшчанка, сообщил РИА Новости руководитель общественной организации «Курск» Ежи Тыц. «Прокуратура начала расследование по делу, которое мы выиграли в суде в Тшчанке. Я вызван в прокуратуру в качестве свидетеля. Будем бороться дальше», – пояснил польский общественник.

Мавзолей над братской могилой советских солдат в Тшчанке был снесен по решению местных властей в сентябре 2017 года. Уничтожен он был под предлогом того, что «прославлял коммунизм». По данным поисковиков, под мавзолеем были захоронены останки 56 советских воинов, погибших в январе 1945 года при освобождении города. 17 из них были идентифицированы. В начале марта 2020 года польский суд обязал прокуратуру начать расследование дела об уничтожении могил советских воинов.

На месте снесенного мемориала, который вычеркнули из списков военных захоронений, по сообщению сайта «ПобедаРФ», строится центр социальной интеграции и парк.

9m2.jpg 

Памятник-мавзолей в Тшчанке был построен в 1945 году советскими солдатами. Его поставили на Почтовой площади. Под сенью неоклассического сооружения с колоннами находилась стела с надписью: «Здесь похоронены рядовые, сержанты и офицеры Красной Армии».

Как рассказывала «Российская газета» по свежим следам вандализма, в мэрии Тшчанки уже несколько лет лежал проект перестройки района, на который «уже выделены средства из европейских фондов». Власти городка начали утверждать, что останки советских солдат были в конце 1950-х гг. перезахоронены на городском кладбище, но документальных подтверждений не представили. Но это не помешало принять решение о сносе, ссылаясь на принятый польским Сеймом «Закон о декоммунизации». 8 сентября 2017 года к мавзолею подъехали два бульдозера, которые стерли его с лица земли. В МИД России снос мавзолея назвали варварством.

К чести польской общественности, в ее рядах немало противников сноса советских памятников. Директор «Центра мониторинга расистского и ксенофобского поведения» Рафал Гавел заявил осенью 2017 года: «Дорогие друзья россияне, я потрясен снимками, сделанными в Тшчанке, на которых видны бульдозеры, оскверняющие русские могилы. От имени тысяч поляков хочу попросить у вас прощения за то, что сделали эти злодеи, называющие себя польскими патриотами». А общественная организация «Курск» во главе с Ежи Тыцем добивается в суда возвращения снесенного мавзолея в реестр воинских захоронений, отмены проектов реконструкции района и восстановления воинского мемориала. 

Следует отметить, что город Тшчанка обязан советским воинам тем, что с 1945 года носит историческое имя и находится в границах Польши. После первого раздела Речи Посполитой в 1772 году он стал частью Пруссии, затем объединенной Германии, где звался Шёнланк (Schönlanke). И только после 1945 года город был возвращен Польше. 

II. Курская эксгумация

9m3.jpg

К 75-летию Победы в Курске городские власти решили отремонтировать мемориал «Памяти павших в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». В мэрии еще в марте 2020 года подготовили «полный пакет документов на реконструкцию» 90 захоронений, расположенных на территории офицерского кладбища. В апреле был проведен конкурс на выполнение этих работ, стоимостью 2 млн 750 тыс. рублей. И «благоустройство» началось. 

Очень скоро, в конце апреля, оно было остановлено властями после критических публикаций курского краеведа и градозащитника Константина Крупенина. Как сообщили «Курские известия», «выяснилось, что надгробия, установленные в советский период, существенно смещены относительно захоронений. По поручению главы города Виктора Карамышева все работы приостановлены. Поскольку объект является памятником культурного наследия, Управление культурного наследия Курской области проинформировано о сложившейся ситуации».

Как оказалось, работы вовсе не были согласованы городскими властями с областным Управлением по охране объектов культурного наследия. Видите ли, в городской администрации считали, что «надгробия не являются культурным наследием, культурное наследие — это сами захоронения».

А ведь объект культурного наследия регионального значения под названием «Одиночные могилы павших в боях и умерших от ран офицеров Советской Армии в период Великой Отечественной войны. Всего – 261 могила. На кладбище в 1952 году установлена скульптура воина» (Курск, ул. К. Маркса, д. 48), поставлен под госохрану еще в июне 1979 года.

Начальник регионального госоргана Ирина Мусьял заявила, что по закону самовольно проводить работы на монументе мэрия не имела никакого права: «Разрешение на проведение работ по сохранению ОКН не выдавалось, проектная документация на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия не согласовывалась, акт государственной историко-культурной экспертизы в Управление не представлялся».

Госорган выдал предписание администрации города Курска и подрядной организации о приостановлении работ до получения разрешения. В отношении подрядной организации возбуждено административное производство по ст. 7.14 КоАП РФ.

Однако День Победы-то был уже на носу, и встречать его с разрытыми могилами курские власти – областные и городские – сочли невозможным.

На кладбище приехал губернатор Курской области Роман Старовойт и приказал «выполнить текущий ремонт до 9 мая, а после праздника провести научно-исследовательские изыскания, которые положат основу масштабным работам». Как добавляют не официальные курские СМИ, «губернатор распорядился могилы привести в порядок к 9 мая, а дальше проводить масштабную экспертизу, вплоть до эксгумации».

Родственники захороненных возмущены происходящим.  Они обращаются в курскую прессу: «Возьмите на контроль этот вопрос. На офицерском кладбище покоится мой дед, Паньков Даниил Акимович. На данный момент я не понимаю, как будет происходить реконструкция надгробий. На надгробиях фотографии. И нам нравится, приходя на мемориал, видеть лицо дедушки - он наша гордость. Это память. Предусмотрено ли это в новых надгробиях? Я так понимаю, с родственниками героев никто этот вопрос согласовывать не собирается. Ведь никто же не согласовывал и предыдущую реконструкцию, которая проводилась, как теперь понятно, без соответствующих разрешений», – говорит родственница захороненного на мемориальном кладбище. 

«Наши деды этого не заслужили. У многих из них уже совсем не осталось родни. Они достойны нашей благодарности, а не вот этих разбирательств, кривой-косой работы и эксгумаций. Это кощунственно», – сказала журналистам семья Паньковых.

Как будут теперь они праздновать 9 мая – не зная, чей прах лежит под надгробием с их фамилией, в ожидании эксгумации героев? 

III. Ярославская справедливость

9m5.jpg

В Ярославле на место, где когда-то был Завод топливной аппаратуры (ЯЗТА), а теперь строится элитный ЖК «Династия», 8 мая 2020 года вернулась мраморная плита с именами 25 работников предприятия, погибших на фронтах Великой Отечественной войны. Изначально плит было две, и они стояли в помещении заводского музея. Теперь одна из них установлена прямо на стену нового жилого дома. 

В 2013 году, когда завод прекратил свое существование и начался снос его построек, реликвию спас Семен Травин – известный в Ярославле активист ВООПИК. Ему выразил благодарность мэр города Владимир Волков, который был на торжественной церемонии (см. заглавное фото) и затем написал в соцсети

«Сегодня, в канун празднования 75-й годовщины Великой Победы, мы открыли отреставрированную мемориальную доску с именами погибших в годы Великой Отечественной войны ярославцев ― работников бывшего механического завода. Эта мемориальная доска была найдена Семеном Игоревичем Травиным. Спасибо ему и другим неравнодушным ярославцам, которые сохраняют память о наших земляках героях».

Но снискал понимание городского руководства Семен Травин не сразу. Операция по спасению мемориальных плит напоминала полную опасностей гонку за сокровищами. Вот что рассказал «Хранителям Наследия» Семен Травин: 

«Комплекс ЯЗТА не являлся объектом культурного наследия, поэтому в 2013 году там начался снос всех строений, в том числе и заводского музея. Что-то из него вывезли, но остался мемориальный комплекс, который находился внутри: две плиты и символический Вечный огонь в виде развевающегося под потоками воздуха кусочка материи. 

9m4.jpg

Собственник очень торопился все скорее снести, и мои доводы, чтобы как-то цивилизованно и спокойно доски вывезти, не говоря уже о возможном признании их объектом культурного наследия – понимания не встретили. Зато меня прекрасно понял экскаваторщик, который производил снос. Я с ним договорился, и он оставил здание музея на какое-то время, снес там только одну стену и ковшом «проложил» мне путь к мемориалу. 

9m6.jpg

Я туда забрался, спилил плиты, загрузил в ковш экскаватора и таким образом вывез их. Я потом подсчитал, что весили они каждая примерно килограммов сто, но в тот момент я тяжести не чувствовал вообще никакой. Пять лет они хранились у меня, затем их забрала мэрия. Я очень обрадовался, что плиты вернут на историческое место, но так как собственно завода там теперь нет, а есть жилой дом, то пришлось внести коррективы в надпись. На одной из плит на обратной стороне, которая теперь стала лицевой, написана информация о том, что на этом месте был завод, и ниже приводятся фамилии сразу с обеих плит. А вторую плиту с ЯЗТА использовали для реставрации мемориальной доски, расположенной на доме – объекте культурного наследия на улице Трефолева, где в «октябре 1941 года формировалась Ярославская коммунистическая 234-я стрелковая дивизия, прошедшая славный боевой путь от Москвы до Эльбы». Эту доску также установили почти неделю назад».

Фото: trzcianka.pl; «Курские известия»: vk-страница Владимира Волкова; Семен Травин. Видео: «Ридус»

На главную