Деревянные храмы Русского Севера в начале XXI века

12.10.2018
Деревянные храмы Русского Севера в начале XXI века

Реставрация государственная и реставрация волонтерская

Александр Бокарев

От редакции. Продолжаем наш сериал – навстречу слушаниям по деревянному зодчеству в Общественной палате России 19 октября и выходу в свет (15 октября) 5 номера журнала «Охраняется государством», в котором публикуется этот обзор нашего эксперта.

Деревянные храмы Русского Севера воспринимались как важная часть отечественного наследия еще в конце XIX века. Тогда же пришло и осознание хрупкости деревянного наследия. Уже в 1889 году В.В. Суслов писал: «Эти памятники, хранящие в себе непосредственное выражение народного гения... с каждым годом разрушаются и тем навсегда уносят следы нашей старой национальной жизни». Еще до революции были предприняты первые шаги по их защите. В начале 1960-х годов, во времена окончательного становления системы охраны памятников истории и культуры, многие деревянные церкви были признаны «памятниками архитектуры, подлежащими охране как памятники государственного значения». В Карелии, в Архангельской, Вологодской областях на охрану были взяты десятки деревянных церквей и часовен. 

География и статистика

Казалось бы, при том почтении, которым на протяжении полутора веков окружены северные деревянные храмы, их состояние должно быть достаточно благополучным. Однако это не так. Будущее подавляющего большинства деревянных построек сейчас вызывает глубокую озабоченность.

В ХХ веке антицерковная политика государства привела к тому, что практически все церковные здания были изъяты из ведения общин верующих. Закрытые церкви использовались как склады, хозяйственные постройки, эксплуатировались на износ. По мере ухода жизни из северной деревни они остались стоять брошенными. Возрождение церковной жизни в 1990-х годах незначительно повлияло на положение дел - отток населения с Севера привёл к тому, что в большинстве населенных пунктов не осталось достаточного количества жителей для формирования религиозных общин. Длительное нахождение в бесхозном состоянии губительно для деревянного здания. Из-за протечек кровель брёвна срубов поражаются гнилью, утрачивают несущую способность. Срубы перекашиваются, возникает угроза полного обрушения. Сейчас на Севере практически не найти старинной постройки, у которой не было бы тех или иных технических проблем. 

Историческая территория Русского Севера в наши дни поделена между пятью субъектами Федерации - Архангельской, Вологодской, Мурманской областями, республиками Карелия и Коми. В начале ХХ века на этой территории находилось порядка 1300 деревянных церквей. Из них древних  храмов XV-XVIII веков перед революцией насчитывалось порядка 500.

В течении ХХ века были безвозвратно утрачены примерно две трети этого наследия. Сейчас на той же территории сохраняется около 410 деревянных церквей, из которых лишь 130 относятся к XV-XVIII векам. Отнюдь не все утраты можно списать на антицерковные гонения. Начиная с 1960 года статус «памятников государственного значения» на Севере получили 99 церквей. Сегодня целы только 68. 

Реставрация музейная

Реставрационные работы на памятниках деревянного зодчества Русского Севера начались в первые послевоенные годы, когда под руководством А.В. Ополовникова были проведены реставрация Успенской церкви в Кондопоге, ансамбля Кижского погоста, собора в Кеми. Целью реставрации было не только сохранение памятников, но и возвращение им первоначального облика, искаженного при перестройках. Подобные работы продолжались на протяжении всех последующих лет советской власти. В XXI веке в рамках федеральных целевых программ (ФЦП) «Культура России (2005-2011)» и «Культура России (2012-2018)» действовал специальный комплексный проект «Культура Русского Севера», нацеленный на сохранение памятников деревянного зодчества. Помимо этого, из госбюджета отдельно выделялись средства на реставрацию ещё ряда памятников - в частности, в музее-заповеднике «Кижи», в Кенозерском национальном парке. 

IMG_0928.jpg

Наиболее известны реставрационные работы на острове Кижи. Преображенская церковь (1714) в Кижах - один из главных символов русского деревянного зодчества, самый известный в России и мире русский деревянный храм. Кижский погост - единственный на Севере ансамбль деревянных построек, включенный в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. В 1950-х годах Преображенский храм освободили от поздней деревянной обшивки, была раскрыта живописная фактура бревен сруба, восстановлено лемеховое покрытие глав. Но, как показало время, эти работы усугубили уже имевшиеся проблемы в техническом состоянии постройки. Расползающийся сруб в 1980-х годах пришлось зафиксировать установленным внутри металлическим каркасом. Дискуссии о методах дальнейшей реставрации Преображенской церкви заняли не один год. В конечном итоге, несмотря на критику со стороны ряда специалистов, было принято решение о постепенной переборке церкви методом лифтинга. Для этого всё здание поделено на т.н. «реставрационные пояса», и переборка его ведётся по частям, снизу вверх. Основная часть сруба приподнимается вверх на установленной внутри металлического каркаса системе лифтинга, перебираемый «реставрационный пояс» демонтируется. После вычинки поврежденных бревен и замены новыми негодных, пояс возвращается на место и начинаются работы со следующим. Переборку начали в 2009 году. Ожидается, что работы будут окончены в 2019-м. Метод лифтинга позволил оставить здание на месте, не лишать остров привычного силуэта. Руководству музея-заповедника удалось, несмотря на конкурсную систему, обеспечить работу на объекте одних и тех же подрядных организаций. Это позволило сохранить достаточный уровень качества реставрации. В то же время очевидно, что столь сложный технически и затратный по времени метод поэтапной переборки невозможно масштабировать на все северные памятники. Мало где есть условия, подобные кижским.

Преображенская церковь - не единственный памятник музея-заповедника, на котором в последние годы велись реставрационные работы. Ими были охвачены и Покровская церковь, и часовни, вывезенные из деревень Кавгора и Леликозеро. Особенно отметим работы, проведенные в 2017 году на Успенской часовне (рубеж XVII-XVIII вв.) в деревне Васильево

IMG_0956.jpg

В 1977 году с часовни сняли тесовую обшивку XIX века. Но несмотря на проведенную химконсервацию сруба, за прошедшие 40 лет бревна, открытые всем ветрам, заметно деградировали. Они еще сохраняют несущую способность, но внешняя их поверхность довольно сильно повреждена и продолжает разрушаться. Перед реставраторами встала дилемма - или заменить наиболее поврежденные бревна, тем самым увеличив количество новодела и снизив степень подлинности памятника, или защитить их иным образом. Замене бревен предпочли новую зашивку сруба. В отечественной реставрационной практике это первый случай осознанного восстановления обшивки с целью сохранения памятника.

Большой объем работ за последние годы проведен в Кенозерском национальном парке в Плесецком районе Архангельской области. Начиная с 2001 года здесь шла реставрация ансамбля Почезерского погоста (начало XVIII в.), официально завершенная в августе 2018 года. 

Screen-Shot-2018-09-19-at-14.18.53.jpg

За прошедшие два десятилетия проведена реставрация шатровой Спасской церкви, восстановлены утраченные в годы советской власти шатровое завершение колокольни и кровля «бочкой», венчающая тёплую Предтеченскую церковь. 

В 2012-2015 годах проведена реставрация Георгиевской церкви на Порженском погосте (1782). 

Screen-Shot-2018-09-19-at-14.15.14.jpg

Храму возвращен облик, сложившийся к началу ХХ века - с тесовой обшивкой стен и полихромной окраской фасадов. Отказ от воссоздания гипотетического «первоначального» облика памятника в пользу документально доказуемого «позднего» облика является одной из новых тенденций в реставрации деревянных построек. При выборе подобного решения значительную роль играет желание максимально обеспечить дальнейшее сохранение постройки. 

В том же Кенозерском парке можно встретить и образцы «гипотетических» реставраций. Характерный пример - реконструкция Никольской часовни (XVIII в.) в деревне Вершинино. Примыкающая к часовне небольшая звонница начала ХХ века первоначально завершалась купольной кровлей со шпилем. В 2003 году они были заменены шатром с главкой. Часовня никогда не имела подобного завершения, однако оно было признано более соответствующим древности постройки. Как и в музее-заповеднике «Кижи», в Кенозерском национальном парке, благодаря постоянному надзору за проведением работ, удалось обеспечить приемлемый уровень их выполнения.

В 2017 году масштабный проект по реставрации начался в музее-заповеднике «Витославлицы», расположенном на окраине Новгорода Великого. На территории музея в 1960-1980-х годах было собрано несколько десятков деревянных построек, в том числе ряд церквей, старейшие из которых относятся к XVI веку. Многие из них толком не ремонтировались с момента перевозки. Где-то достаточно отремонтировать кровли, но некоторые здания требуют существенного вмешательства. 

Kuritsko.jpg

В особенно сложном положении находится шатровая Успенская церковь (1595) из села Курицко - принято решение о её реставрации методом полной переборки. Пока работы не окончены, оценить их довольно сложно. Работы в "Витославлицах" проводятся на грант, выделенный Международным банком реконструкции и развития.

Реставрация проблемная

Гораздо сложнее, чем в музеях, проходит реставрация отдельных памятников, преимущественно финансируемая в рамках ФЦП «Культура России». С середины 2000-х годов такими работами затронуто всего около десяти памятников. Практически во всех случаях работы растягивались на длительное время. Часто конкурсы удивительным образом выигрывались организациями, не способными самостоятельно проводить реставрационные работы. При этом плотницкие артели, привлекаются на условиях субподряда. Всё это приводит к достаточно малоэффективному расходованию государственных средств. В ряде случаев из-за низкого качества работ памятникам наносится ущерб, иногда существенный. 

Самый известный и самый позорный пример таких работ – «реставрация» шатровой Варваринской церкви (1650) из села Яндомозеро в Карелии. 

DJI_0012.MOV_20180919_120348.407.jpg

Храм, к 2000-м годам пришедший в аварийное состояние, стоял в обезлюдевшем селе. Было решено перенести его в соседнее село Типиницы. Работы по разборке и перевозу церкви были начаты в 2016 году. Однако выигравшее конкурс на проведение работ московское ООО "ЭШЕЛЪ", к этому времени уже испытывавшее серьезные финансовые трудности, не смогло оплатить работу субподрядных организаций. Церковь удалось лишь разобрать и частично перевезти на новое место. При этом часть бревен сруба была брошена по дороге. Своевременной реакции контрольных органов на складывающуюся аварийную ситуацию не последовало. Бревна разобранной церкви два года провалялись под открытым небом, постепенно разрушаясь. К сборке здания приступили только в 2018 году, однако очевидно, что часть подлинного материала безвозвратно утрачена. 

Случай с яндомозерским храмом - вопиющий, но не единственный. В 2013 году из-за низкого профессионализма плотников пострадала Ильинская часовня в деревне Лазарево - один из древнейших памятников Карелии, датируемый XVI веком. Бригада, осуществлявшая переборку здания, оказалась не в состоянии правильно собрать сруб. По счастливому стечению обстоятельств этот факт был выявлен достаточно рано. Работы были приостановлены, и в 2014 году часовню всё же собрали, однако определенные повреждения она получила.

Чуть раньше, в 2010 году, началась реставрация путём переборки Ильинской церкви (1696) в городе Белозерске Вологодской области. 

019_010214214.jpg

Работы, также проводившиеся на низком профессиональном уровне, и здесь были остановлены. Однако добиться их продолжения с должным качеством не удалось и поныне - с 2012 года полусобранный сруб церкви стоит закрытый временной кровлей.

Длительные простои в реставрации характерны не только для Белозерска. С 2007 года с большими перерывами ведутся работы по переборке пятишатрового Троицкого храма (1729) в селе Нёнокса Приморского района Архангельской области. Окончание работ здесь намечено на 2018 год, как и в селе Кимжа Мезенского района Архангельской области. Находящийся в Кимже Одигитриевский храм (1709) - лучшая уцелевшая постройка пинежской архитектурной школы - реставрируется методом полной переборки с 2008 года. 

kimzha.jpg

Восемь лет - с 2007 года по 2014 год - велась переборка многоглавой Богоявленской церкви (1793) в селе Лядины Каргопольского района. Столь длительные сроки работ, вызванные, в частности, перебоями с финансированием и сложностями с оплатой труда субподрядчиков организациями, выигравшими конкурсы, разумеется, недопустимы. 

И в Лядинах, и в Кимже итогом реставрации является воссоздание облика памятника, сформировавшегося к началу ХХ века, с обшитыми стенами. Более сложная задача решалась при реставрации Сретенской церкви (1688) в селе Заостровье Приморского района. Этот храм имеет уникальное завершение девятью главками. В соответствии с проектом реставрации, разработанным в московских ЦНРПМ под руководством А.Б. Бодэ, здесь воссоздано покрытие «бочкой» над алтарем и притвором. Там, где возможно, по следам восстановлены первоначальные габариты оконных проёмов. Восстанавливать первоначальное позакомарное покрытие храма из-за большой технологической сложности таких работ и малой эксплуатационной устойчивости столь сложной кровли не стали - сохранено четырехскатное покрытие. Из-за недостатка данных для достоверного воссоздания не стали восстанавливать и примыкавшие к храму придел и галерею. Работы в Заостровье также велись с большими затруднениями, но были выполнены в сравнительно приемлемые сроки - за четыре года, в 2014-2017 годах.

В 2015 году начались работы по реставрации Богоявленской церкви (1733) в Палтоге Вологодской области, обрушившейся в 2009 году. 

Paltoga.jpg

Здесь также возникли проблемы с оплатой работы субподрядчиков. Первоначальный конкурс на восстановление храма, как и в Яндомозере, был выигран ООО "ЭШЕЛЪ", не профинансировавшим в полном объеме субподрядчиков. Только благодаря ответственному подходу к делу АРЦ «Заонежье», проводившего плотницкие работы, недособранный сруб храма был закрыт консервационной кровлей, выполненной фирмой на собственные средства. Сейчас работы в Палтоге возобновились, и их окончания можно ожидать в 2019 году. 

В 2016 году начаты работы по реставрации Успенского собора (1717) в Кеми

Kem2.jpg

Проект, разработанный ЗАО "ЛАД" под руководством Т.И. Вахрамеевой, предусматривает восстановление ряда деталей, не воссозданных при работах, проводившихся в советские годы, замену наиболее пострадавших от времени венцов сруба. Вновь обшивать кемский собор не планируется. Первоначальные сроки выполнения работ, окончить которые предполагалось в конце 2017 года, уже не выдержаны подрядчиками, и сейчас сложно сказать, когда удастся окончить все работы.

Парадоксальными можно назвать результаты, достигнутые в реставрации Рождественской церкви (1678) в селе Бережная Дуброва Архангельской области. 

BerDubr.jpg

Этот многоглавый храм долгие годы находится в сложном техническом состоянии. Однако работы 2015-2016 гг. никак не затронули историческую часть здания. Была лишь разобрана до основания трапезная конца XIX века. Взамен в её габаритах сооружена новая, стилизованная под постройки XVII века. 

Определенные сомнения вызывают и решения по реставрации колокольни в селе Пияла. Работы тут начаты в 2017 году. При этом никак не решен вопрос с расположением колокольни над периодически подмываемым разливами реки Онеги обрывом. Уже сейчас одна из стен практически нависает над рекой. Однако перемещение колокольни проектом не предусмотрено. 

Анализ всего объема работ по реставрации объектов культурного значения федерального значения, проводимого за счет средств федерального бюджета, даёт печальную картину. При том, что на работы выделяются десятки миллионов рублей, результат далеко не всегда соответствует ожидаемому. Причин тому много - проблемы есть и в организационной, и в кадровой, и в технологической сфере, и даже наличие проработанных проектных решений часто не оказывает существенного влияния на ситуацию. Главной же бедой можно назвать отсутствие живой заинтересованности ответственных лиц в деле сохранения наследия. Отсюда проистекают формальный подход, восприятие реставрационных работ исключительно в рамках деятельности с целью извлечения прибыли.

Говоря о реставрации, проводимой из средств федерального бюджета, надо понимать - круг памятников, которые могут финансироваться таким образом, весьма ограничен. Из 130 построек XVI-XVIII веков статус объектов культурного наследия федерального значения имеет чуть более половины. Остальные 60 храмов XVI-XVIII века и порядка 280 деревянных церквей XIX - начала ХХ веков, еще сохраняющихся на территории Русского Севера, в лучшем случае имеют статус памятников регионального значения. Понятно, что никакого финансирования со стороны регионов эти постройки не дождутся. Многие здания будут утрачены в ближайшие десятилетия. 

Реставрация волонтерская

К счастью, в деле сохранения наследия принимают участие местные жители и группы энтузиастов из крупных городов. Их финансовые возможности, разумеется, существенно уступают возможностям государства. Однако ответственный подход к делу и горячее желание сохранить памятники позволяют добиваться значимых результатов и при скромном бюджете. Среди общественных движений по широте охвата памятников особенно выделяется проект «Общее дело». Каждый сезон он организует несколько десятков волонтерских экспедиций в самые разные местности Русского Севера. Помимо «Общего дела» можно отметить благотворительный фонд «Вереница», выросший из движения добровольных помощников реставраторов. Их основные объекты расположены в бассейне реки Ваги. Ряд памятников восстанавливается независимыми инициативными группами, в основном организованными местными жителями.

Самое простое, что могут сделать волонтеры - это провести уборку внутри и снаружи здания - выкашивается трава, вырубается затеняющая растительность, убирается мусор. В ряде случаев эти действия становятся побудительным толчком для местных жителей. Далее по возможности выполняются противоаварийные и консервационные работы. Ремонтируются протекающие кровли, восстанавливается утраченное заполнение окон, сжимами укрепляются конструкции. Дождаться выполнения подобных работ от государства в современных условиях невозможно. Подобные действия существенно продлевают жизнь памятника, оставляя надежду, что он дождется лучших времен. За последнее десятилетие волонтерами были проведены консервационные работы более чем на сотне церквей и часовен. В их числе такие значимые памятники, как Владимирская церковь (1757) в Подпорожье и Преображенская церковь (1786) в Турчасове, Сретено-Михайловская церковь (1665) в Красной Ляге и церковь Рождества Христова (1745) в Большой Шалге, Никольская церковь (1790) в Гридинской, Владимирская церковь (1759) в Меландове, Ильинская церковь (1798) в Сельце. Плюс еще целый ряд храмов XIX века в Архангельской и Вологодской областях, многие часовни XVIII-XIX веков. Противоаварйные работы, предотвратившие окончательное разрушение руинированных памятников, осуществлены на Ильинской церкви (1622) в Задней Дуброве и Никольской церкви (1670) в Волосов.

ZadDubr.jpg

На ряде памятников волонтерские работы развиваются в полноценную реставрацию. Многие годы «Общим делом» опекается ансамбль храмов в Ворзогорах

Vorzogory.jpg

Здесь в 2010 году восстановлено пятиглавое завершение Никольской церкви (1636, XVIII в.), отремонтированы колокольня (XVIII в.) и кладбищенская церковь Зосимы и Савватия (1850), начаты работы по реставрации Введенской церкви (1793). 

В селе Ромашево усилиями местной инициативной группы уже несколько лет ведутся работы на Введенской церкви (1767). Начавшись с консервации, в 2015 году эти работы переросли в полноценную реставрацию методом полной переборки с восстановлением утраченного шатрового завершения памятника. 

Полную реставрацию небольших часовен удаётся провести чаще, чем церквей - такие работы требуют меньших финансовых и временных затрат. В 2012-2013 гг. отреставрирована с восстановлением утраченных купола и звонницы Успенская часовня (XIX в.) в деревне Капустино (Марковская). В 2012-2015 гг. проведена реставрация Пантелеймоновской часовни (1853) в деревне Скомовская - здание, находившееся, казалось, в безнадежном состоянии, переложено и освящено как храм. В 2016-2017 гг. восстановлена Георгиевская часовня (1732) в деревне Ермолинская. Этот памятник начала XVIII века с эффектным клинчатым завершением к моменту начала работ частично разрушился. Реставрация часовни, осуществленная по проекту архитектора ЦНРПМ О.А. Зининой, была проведена профессиональной плотницкой артелью и может быть оценена весьма высоко.

Две часовни, датируемые XVIII веком - Никольская часовня в Рагунове и Покровская часовня на Колгострове - в начале 2010-х годов на частные средства отреставрированы на территории Водлозерского национального парка. 

Характерным примером развития постепенного волонтерских инициатив можно назвать работы на часовнях в Калитинке – «кусте» деревень неподалеку от Каргополя. Здесь сохранились три деревянные часовни XIX века. Все они еще недавно пустовали, медленно разрушались. В 2011 году на средства «Общего дела» были проведены работы по ремонту Воздвиженской часовни в деревне Сидоровская - отремонтированы кровля, купол здания. В 2012 году аккуратно отремонтирована Ильинская часовня в деревне Большая Кондратовская, интересная, помимо прочего, уцелевшими в ней росписями свода. Здесь был успешно решен вопрос о соответствии восстанавливаемых деталей образцам XIX века. В наиболее сложном состоянии находилась часовня Флора и Лавра в деревне Великая - ее звонница накренилась, сруб был сильно поражен гнилью. В 2013 году здание законсервировали, а в 2017-2018 гг. успешно провели его реставрацию методом полной переборки.

Вдохновляясь масштабом работ, проведенных силами инициативных групп за последнее десятилетие, надо чётко понимать, что и возможности волонтёров ограничены. Полноценная реставрация целого ряда крупных храмов в любом случае остаётся задачей государственного масштаба. Деятельное участие общественности в деле сохранения памятников показывает - в народе существует живой запрос на сохранение наследия. В объединение усилий государства и общества, добросовестном подходе к делу, понимании важности качественного выполнения работ – ключ к сохранению памятников деревянного зодчества Русского Севера.

IMG_5938.jpg

Краткое содержание предыдущих серий:

Елена Богданова: «С Кижами надо быть настоящей»

Руины Кондопоги заговорили 

Заграничный обком 

Общественная палата РФ проведет слушания по деревянному зодчеству 

Роман Рыбало: «Деревянное зодчество станет частью приоритетного проекта» 

Заглавное фото: Успенский собор в Кеми до начала реставрации.

Фото: Александра Антипова, Антон Мальцев; Евгения Твардовская; Кенозерский музей-заповедник; соцсети; WikimediaCommons

На главную