Национальный проект «Культура» - без культурного наследия

06.11.2018
Национальный проект «Культура» - без культурного наследия

Кто отредактировал национальный приоритет, утвержденный Президентом России?

Константин Михайлов

Все двинет, как прежде, по старому пошлому кругу.

Лишь галстук поддерни да крестик поглубже запрячь.

Я сплю, сидя в бричке, и женщина гладит мне руку.

Покойно, тем боле, что бричку забыли запрячь.

Владимир Ланцберг


Национальный проект «Культура», по которому эта отрасль будет жить целых пять лет - с 1 января 2019-го по 31 декабря 2024 года - толком никто не видел, поэтому и надежды на него до сих возлагаются самые разнообразные, смелые и огромные. И это логично - ведь все, что доселе не сделано или сделано не так, может быть сделано или выправлено с помощью такого мощного инструмента, как национальный проект. На то он и национальный - общегосударственный, не ведомственный, не региональный. 

Большие надежды

Люди сферы сохранения культурного наследия - и государевы, и общественные - надеялись (а некоторые надеются и до сих пор) на национальный проект вполне обоснованно. В этой сфере некий «прорыв» (а именно этого ждут от любого нацпроекта) давно назрел и даже перезрел. Не буду перечислять здесь всех проблем отрасли, и без того известных специалистам и всем, кто с нею сталкивается в повседневности. 

Отмечу лишь, что национальный проект, выходящий за ведомственные рамки, в моем понимании - это в первую очередь даже не про деньги, хотя без финансирования нацпроектов не бывает. Это в первую очередь про системную государственную работу. Это система государственных приоритетов; это системная организация деятельности по сохранению наследия на государственном уровне, а не только в рамках одного министерства; это соответствующая система госорганов на федеральном и региональном уровнях - подчеркиваю, система, с четкими механизмами взаимодействия и полномочиями контроля; это, наконец, система, полноправно включающая в общегосударственную работу общественные, градозащитные, волонтерские организации, действующие в поле сохранения национального наследия. 

Без этого не вытянуть, пожалуй, ни одну из ключевых проблем - ни «неравный брак» профессиональной реставрации с законом о конкурсной системе, ни погибающее деревянное зодчество, ни полноправное включение наследия в социально-экономическую жизнь.

«Полное отсутствие тематики»

Поэтому стоило внимательно последить за заседанием одной из секций «форума активных граждан» «Сообщество», который проводила 2-3 ноября в Москве Общественная палата России. Ведь ее название гласило: «Механизмы реализации национального проекта «Культура»». 

Раз содержание нацпроекта неизвестно, так хоть про механизмы реализации послушать небесполезно. Видеозапись заседания доступна благодаря Общественной палате.

К сожалению, не успела дискуссия начаться, как ее участники услышали (из уст Артема Демидова, председателя ЦС ВООПИК) что в нацпроекте наблюдается «полное отсутствие тематики культурного наследия». «Мы как общество охраны памятников с этим категорически не согласны», - добавил оратор. 

Собственно говоря, это прогнозировалось по доходящим с «верхов» отголоскам ведомственных дискуссий. И даже говорилось об этом нынешней осенью на одном из заседаний в Общественной палате, где я присутствовал, да как-то вскользь.  

Но верилось в это с трудом, поскольку, как я наивно полагал, разработчики национального проекта «Культура» не могут игнорировать базовый юридический документ современной культурной сферы - Указ Президента РФ от 24 декабря 2014 г. N 808 «Об утверждении Основ государственной культурной политики». И, естественно, сами Основы, утвержденные президентским указом.

Читаем раздел «Цели государственной культурной политики»: «Сохранение исторического и культурного наследия и его использование для воспитания и образования». 

А в разделе «Задачи государственной культурной политики» на первое место поставлены таковые «в области культурного наследия народов Российской Федерации». Причем с конкретизацией, в том числе и о поддержке общественных инициатив, и о совершенствовании системы госохраны культурного наследия, и о сохранении исторической среды городов и поселений. И очень важный постулат: «Практическая реализация приоритета права общества на сохранение материального и нематериального культурного наследия перед имущественными интересами физических и юридических лиц».

И наконец, в документе сказано черным по белому: «Принимая настоящие Основы, государство впервые возводит культуру в ранг национальных приоритетов». 

То есть лишний раз подчеркнуто, что именно «Основы государственной культурной политики» являются, уж извините за тавтологию, основой любых действий государства по этому национальному приоритетному направлению. 

Мыслимо ли после всего этого, чтобы во впервые разрабатываемом национальном проекте «Культура» не присутствовало бы в виде специального раздела или направления культурное наследие? Особенно с учетом того, что среди задач государственной культурной политики оно, как мы помним, помещено на первое место?

Другими словами, можно ли предположить, что разработчики национального проекта или те, кто разработки утверждает, отредактировали национальный приоритет, утвержденный Президентом России?

«600 передвижных автоклубов»

Как выясняется, можно. После некоторых разысканий мне удалось ознакомиться с «Паспортом национального проекта «Культура»». В нем действительно нет ни раздела, ни подраздела, ни главки, ни параграфа, специально посвященного сохранению культурного наследия России. А «основной идеологией национального проекта» объявляется: «Обеспечить максимальную доступность к культурным благам, что позволит гражданам как воспринимать культурные ценности, так и участвовать в их создании». В статистическом измерении это представляется авторам так: «Цель: увеличить на 15% число посещений организаций культуры и в 5 раз число обращений к цифровым ресурсам культуры». 

По всему по этому в составе нацпроекта выделяются три федеральных проекта: «Творческие люди», «Культурная среда» и «Цифровая культура». 

Далее… всего не опишешь, культурные планы на пять лет необычайно разнообразны. Здесь и строительство «39 центров культурного развития» в городах с населением от 50 до 300 тыс. человек, и «15 проектов по реновации федеральных учреждений отрасли культуры, направленных на улучшение качества культурной среды», и оснащение 1800 детских школ искусств музыкальными инструментами, и создание (реконструкция) не менее 500 «культурно-досуговых учреждений в сельской местности». 

Предусмотрено даже «600 передвижных многофункциональных культурных центров (автоклубов) для обслуживания сельского населения субъектов Российской Федерации». 

Прямо-таки уже хочется увидеть, как они будут бороздить ее безбрежные просторы, элегантно огибая разваливающиеся памятники архитектуры.

Ну и далее - по списку: оборудование 1200 кинозалов, реконструкция 40 театров юного зрителя, создание молодежного симфонического оркестра, 30 фестивалей «детского творчества всех жанров», повышение квалификации «200 000 творческих и управленческих кадров в сфере культуры», 48 выставочных проектов федеральных и региональных музеев,  500 виртуальных концертных залов, 600 онлайн-трансляций культурных мероприятий, 450 мультимедиа-гидов по экспозициям и выставочным проектам с использованием технологий «дополненной реальности», пополнение фонда оцифрованных изданий Национальной электронной библиотеки на 48 000 «книжных памятников» и т.д. и т.п.

Все это, безусловно, важные и нужные культурные задачи, не исключая автоклубов.

Но совершенно непонятно, почему разработчики национального проекта задачи сохранения культурного наследия не считают хотя бы столь же важными. Они же не могли не читать «Основы государственной культурной политики».

«В том числе и в сфере»

Будем справедливы: культурное наследие в паспорте нацпроекта все же присутствует. 

Одна из задач сформулирована так: «Обеспечить поддержку добровольческих движений, в том числе и в сфере сохранения культурного наследия народов Российской Федерации». 

В соответствии, надо думать, со строкой «майского указа» Владимира Путина 2108 года. Уж его-то разработчики игнорировать никак не могли. 

Но и здесь культурное наследие - именно «в том числе», через запятую, не выделено из общего массива. Предусматривается реализация программы «Волонтеры культуры», с предоставлением грантов «на реализацию волонтерских проектов» (здесь, в отличие от автоклубов, почему-то без указания хотя бы количества). 

Ну и чисто теоретически хранители культурного наследия могут оказаться получателями грантов следующего раздела - «Поддержка творческих проектов, направленных на укрепление российской гражданской идентичности на основе духовно-нравственных и культурных ценностей народов Российской Федерации». 

На этом все.

Да, еще деньги. Общая сумма финансирования национального проекта «Культура» мыслится в размере 107,2 млрд рублей. Это на пять лет. Даже если все эти средства направить на сохранение объектов культурного наследия, это, конечно, было бы солидным приращением ассигнований (соответствующий ежегодный раздел ФЦП «Культура России» «весил» около 7 млрд.) - но не решающим.

Но повторюсь: национальный проект - в первую очередь, не про деньги. А про систему государственных приоритетов.  

Как выясняется, культурное наследие, в отличие от автоклубов, в ней не присутствует. Разве что в волонтерском измерении, да и то - «в том числе».

Хотя казалось бы, что мешало разработчикам проекта осознать, что культурное наследие очень даже может, говоря языком документа, приобщать людей к культурным благам, увеличивать посещаемость организаций культуры и т.п.? Что «центры культурного развития» и «культурно-досуговые учреждения в сельской местности» совсем не обязательно заново строить, а можно размещать в памятниках истории и архитектуры, обеспечивая тем самым их реставрацию и приспособление к новому использованию? Что «цифровая культура» сфере охраны памятников жизненно необходима - от виртуальных туров до оцифровки результатов мониторингов и исследований зданий?

Таких вопросов можно задать еще тьму, но они имели бы смысл, если бы разработчики (а может быть, те, кто утверждал «Паспорт национального проекта») действительно считали бы культурное наследие национальным приоритетом. 

«До 30 ноября подать заявку»

Из сказанного не следует, конечно, что культурное наследие останется без государственной заботы и без государственного финансирования. В эти же дни Министерство культуры РФ наконец прояснило, как все это будет организовано в ближайшие годы. Этот вопрос всех причастных весьма занимал, поскольку ФЦП «Культура России» заканчивается в 2018 году и далее не продолжается. 

Минкультуры опубликовало объявление о приеме до 30 ноября заявок «на финансирование работ по сохранению объектов культурного наследия за счет средств федерального бюджета на 2019 год».  В рамках государственной программы «Развитие культуры и туризма» на 2013-2020 годы. По тем же направлениям, что фигурировали и в ФЦП «Культура России».  

Видимо, когда надежды на включение культурного наследия в нацпроект угасли окончательно, пришлось подыскать сохраняющую актуальность после 31 декабря 2018 года госпрограмму. 

И действовать, как в предыдущие годы - по тому же алгоритму, по тому же кругу, со всеми проблемами, которые и так известны всем наперечет. Прорывы, видимо, решено совершать на других направлениях. 

Можно, конечно, написать что-нибудь вроде: «Хочется верить, что это не окончательно». Но собственно, на каком основании?

Что будет после 2020 года - не известно. Есть время подумать над национальными приоритетами.

Фото автора

На главную