«Огороды подошли вплотную к дому»

12.03.2017
«Огороды подошли вплотную к дому»

К 280-летию со дня рождения Василия Ивановича Баженова

«Хранители Наследия»

280-й день рождения великого русского архитектора - 12 (по старому стилю – 1-го) марта - мы решили отметить рассказом о судьбе одного из архитектурных ансамблей, связанных с его именем – усадьбе Тихвино-Никольское неподалеку от Рыбинска.

Как известно, в биографии Баженова точно установленных и документально подтвержденных дат, событий и атрибуций ничуть не больше, если не меньше, нежели сомнительных или предполагаемых с разной степенью вероятности. Достаточно сказать, что даже привычная дата рождения зодчего – 1 марта 1737 года - подвергается сомнению: некоторые исследователи считают, что Баженов родился годом позже. Есть разные версии и места рождения: обычно называется село Дольское Малоярославецкого уезда Калужской губернии, но имеются и аргументы в пользу Москвы. Не будем углубляться сейчас в эти споры; все же 2017-й объявлен «Юбилейным годом Василия Баженова», и почитателей его творчества в апреле ожидает большая выставка в Москве.

bazh6.jpg

Баженов в кругу семьи. Конец 1770-х - начало 1780-х годов. Традиционная атрибуция - "картина неизвестного художника", иногда приписывается И. Некрасову и даже самому Баженову

Что же касается усадьбы Тихвино-Никольское, о причастности Баженова к проектированию в ней есть бесспорные документальные свидетельства – целая серия писем (март 1766-го – март 1767 года) известного художника и гравера Михаила Махаева владельцу усадьбы Николаю Тишинину, который готовился принимать в своем поместье Екатерину II во время ее путешествия по Волге. (Императрица и в самом деле посетила Тихвино-Никольское в мае 1767 года. Она осталась весьма довольна оказанным ей приемом – с обедом, иллюминацией, фейерверками, светящимися картинами - и в знак благодарности подарила Тишинину золотую табакерку.)

Чтобы не ударить в грязь лицом, Тишинин нуждался в первоклассном архитекторе и обратился к Махаеву за помощью в посредничестве. Махаев «бросился к знакомому, архитекторскую должность правящему, который недавно из Рима и Парижа, Баженов есть». Насколько можно понять из переписки, Баженов, который в усадьбе, впрочем, не побывал, работал по заказу Тишинина над проектом обширного павильона в саду, с куполом, гротом и колоннами, а также над триумфальной аркой. Вопрос о его причастности к облику главного усадебного дома, сохранившего черты нежного раннего русского классицизма, остается открытым.

Но как бы то ни было, усадьба Тихвино-Никольское остается небольшим – увы, исчезающим на глазах - островком, сохраняющим хрупкую связь с именем Василия Баженова. Можно считать, что зодчий, только что вернувшийся со стажировки во Франции, является соавтором этого некогда роскошного комплекса. По его проекту над ансамблем работали сам Махаев, архитекторы Петр Плюсков и Михаил Удесов, помощник Баженова. Помимо главного дома усадьба включала флигели, более ранний храм, прообразом которого послужила Симеоновская церковь в Санкт-Петербурге, и триумфальную арку, возведенную специально к визиту императрицы.  Монументальные постройки украшали радиально расходящиеся от углов дома к волжскому берегу аллеи усадебного парка.

bazh2.jpg

В облике дома мотивы раннего классицизма сочетаются с традициями барокко. В плане близкий к прямоугольнику, он имеет один ризалит в центре северного фасада и два - по сторонам южного. Все углы здания скруглены. В нижнем этаже располагались хозяйственные помещения и комнаты прислуги, на втором - апартаменты самого хозяина и зал для приема гостей.
Особенно парадно был отделан овальный зал, выходящий своими окнами на северный фасад; его в изобилии украшала лепнина. Мраморная лестница вела на второй этаж. Гостиные были украшены деревянными, расписанными под мрамор колоннами, высокими изразцовыми печами. С большим художественным вкусом были исполнены и такие детали, как оконные рамы, бронзовые дверные и оконные ручки.

Сейчас от былого великолепия остались разве что кое-где фрагменты лепнины, местами изразцы в модном тогда «китайском стиле».

bazh3.jpg

bazh4.jpg

Вплотную к баженовскому дому подступили огороды местных жителей и дачников. Остатки родового гнезда дворян Тишининых наследники просто растаскивают на стройматериалы. Некогда роскошный парк давно зарос и одичал. Цел еще большой пруд в форме гитары с островом посередине, на котором когда-то стояла беседка. Вездесущие блогеры периодически наведываются в Тихвино-Никольское, чтобы вести фотохронику его увядания.    

Усадьба, в которой в советские годы размещались коммуна, колхоз «Творчество» и сельская школа, оказалась заброшенной еще в 1980-е годы. В 1990-е защитники старины во главе с рыбинским краеведом Евгением Петровичем Балагуровым, ныне покойным, еще боролись за нее. Устраивали субботники, закладывали кирпичом дверные и оконные проемы. Вешали на стены таблички об охране памятника, прибирались, благоустраивали территорию, буквально отвоевывали у дачников исторические кирпичи. Евгений Балагуров не ограничился субботниками, которые проводил вместе с ребятами из лаборатории краеведения Рыбинского детского и юношеского центра туризма и экскурсий. Он сумел привлечь к усадьбе Тихвино-Никольское внимание академика Дмитрия Сергеевича Лихачева и видных искусствоведов.  В 1984 году они выступили в защиту усадьбы в центральной прессе. Усилия общественности поддерживали и исследователи творчества Баженова Юрий Герчук и Марина Домшлак. Общественная инициатива вызвала тогда в Рыбинске неподдельный интерес к сохранению памятников города и округи. Но… все это уже в прошлом.

bazh5.jpg

Усадебный дом в 1930-е годы

«Усадьба бесхозна. Местная администрация равнодушна к ее судьбе. До сих пор усадьба не имеет охранных зон, варварски осваивается ее территория. Растущие как грибы строения дачников возводятся из ее камней. За последние годы разобраны два флигеля, в настоящее время активно растаскиваются главный усадебный дом, церковь, - с горечью писал Е. Балагуров в областной газете «Северный край» в конце 1990-х годов. – Были подвижки в деле сохранения усадьбы. Но сегодня она вновь брошена, отдана на разграбление. Бесполезно искать защиты в правоохранительных органах, у рыбинских и ярославских чиновников – они себя уже проявили».

fin087.jpg

Усадебный дом в 1990-е годы. Фото Евгения Балагурова

С тех пор прошло почти 20 лет, но добавить к этим словам нечего. Разве что подробности разрушения. В главном доме Тихвино-Никольского ныне отсутствует кровля, рухнули перекрытия второго этажа и лестничные пролёты. Утрачены парадная лестница из мрамора и деревянные колонны, расписанные под гранит. Сквозные проломы на всю высоту стен, особенно в углах здания, грозят его обрушением.

bazh8.jpg

Усадебный дом в наши дни

Как пишут в местной прессе, некие потенциальные инвесторы, подсчитав, что строительство 4-километровой дороги к усадьбе будет стоить дороже, чем восстановление самого здания, отказались от этой идеи.

Имя великого Баженова – не спасает усадьбу Тихвино-Никольское. Как, впрочем, и имя Екатерины Великой. Она ведь пробыла у Тишинина три с лишним часа, гораздо дольше, чем в Рыбной слободе (ныне Рыбинске). Сообщения о посещении в мае 1767 г. Екатериной II усадьбы Тишинина были опубликованы в петербургских газетах; Михаил Махаев увековечил это событие специальной гравюрой.

Вот что рассказал «Хранителям Наследия» Евгений Розов, председатель Рыбинского районного отделения ВООПИК:

- Рыбинский ВООПИК много занимался этой усадьбой. Последний раз мы проводили там субботник 5-7 лет назад: убирали мусор, пытались как-то укрепить конструкции, собрать сохраняющиеся элементы декора, которые просто валялись на земле. Сейчас находиться там просто небезопасно, дом может рухнуть в любой момент. Мы много писали во все госорганы, в том числе и в прокуратуру. Но… ничего не помогло. Сейчас огороды подошли вплотную к дому, хотя пока еще фрагментарно сохраняется сад и пруд. Честно говоря, я не знаю, каким может быть будущее у Тихвино-Никольского. Очевидно, если найдется инвестор и займется домом, это будет в большей степени воссоздание и новое строительство.

Не в лучшем состоянии и усадебный храм.

bazh9.jpg

Как, впрочем, и Успенский храм в малоярославецком селе Дольском, где крестили Баженова, если он, конечно, родился все же там.

bazh10.jpg

Как, впрочем, и могила Василия Баженова в селе Старое Глазово (ныне в Тульской области).

bazh1.jpg

Фото Димитрия Безверхого («Архнадзор»), автора специальной публикации к 280-летию Баженова 

Все эти картины невольно заставляют вспомнить заглавие статьи известного исследователя Феликса Разумовского «Нещастный жребий» Баженова», опубликованной в «Нашем наследии» еще в 1989 году. О причинах «нещастного жребия» проектов и построек Баженова при его жизни и ныне – при том, что он считается великим архитектором России – мы спросили исследователя, когда готовили эту публикацию.

Вот что нам ответил Феликс Разумовский:

«Существо дело таково: имя этого архитектора нельзя считать "синонимом эталонного мастерства". За годы учёбы за границей Баженов утратил русское пространствопонимание и живое ощущение национальной художественной традиции. Свобода творчества сыграла с ним злую шутку. Его знаменитый "Проект кремлёвской перестройки" содержал в себе идею уничтожения одного из лучших древнерусских ансамблей, символа России. Длина фасада главного корпуса спроектированного Баженовым нового дворца – 639 метров, более полукилометра, над корпусом (если судить по чертежу) торчит верхушка колокольни Ивана Великого, соборов вообще не видно, а стены с башнями вдоль реки предполагается разобрать – за ненадобностью (между прочим, успеют разобрать, потом восстановят). То что такой проект до сих воспринимается как гениальное творение, является недоразумением. А точнее свидетельством нашей неискоренимой культурной беспочвенности».

Досье. Исследователь Владимир Седов о главном доме усадьбы Тихвино-Никольское в «Проекте-Классика»

«От усадьбы Тихвино-Никольское, стоящей на правом берегу Волги (Рыбинский р-н Ярославской обл.) осталось уже немного: дом потерял большую часть перекрытий и скоро просто развалится, а усадебная церковь находится в не меньшем запустении.

Н.И. Тишинин, самый известный владелец усадьбы, принадлежал к симпатичному типу провинциального дворянства эпохи Просвещения, пытавшемуся освоить все новшества своего времени. Портреты Тишинина и его жены в 1755 г. писал знаменитый живописец И.Я. Вишняков, Тишинин переписывался с гр. Р.И. Воронцовым и пытался сотрудничать с Вольным экономическим обществом, он состоял в переписке с гравером М.И. Махаевым (а через него – с В.И. Баженовым). Высшей точкой в истории его усадьбы было ее посещение Екатериной II в 1767 г. Свидетелем царственного визита ныне является только Тихвинская церковь с приделом Николая (откуда и название села), сооруженная по заказу Тишинина в 1761 – 1766 гг. Это яркий пример екатерининского барокко: композиция из 1730-х гг. «одета» позднебарочным декором, заставляющим предполагать авторство не провинциальной артели, а какого-то профессионального архитектора (но отнюдь не Махаева, как иногда думают!).

Гораздо сложнее ситуация с усадебным домом, который по стилю принадлежит уже следующей эпохе. Многие исследователи не сомневались в том, что он построен по проекту Баженова до приезда императрицы в 1767 г., но такая ранняя дата и атрибуция были основаны только на тех допущениях, что стиль раннего классицизма, в котором выстроен дом, мог в середине 1760-х гг. воспроизвести только Баженов, а дом появился еще до приезда царицы. На самом деле, нет никаких данных о том, что дом был выстроен до 1767 г., у нас нет уверенности даже в том, что он был сооружен до смерти Тишинина в 1775 г.: его возведение может быть связано с именем зятя Тишинина, А.О. Кожина. Примерная дата дома – 1770-е –1780-е гг., а это значит, что за его сооружение принялись после торжественной встречи Екатерины II, и дом является как бы своеобразным памятником в честь этого визита.

Необходимо отметить, что этот дом – один из лучших в стиле раннего классицизма, но при этом он не лишен провинциальных черт и некоторых грубоватых форм, выдающих дилетантское строительство по взятым где-то чертежам, а не работу крупного мастера. И все же скругленные углы этого П-образного трехэтажного объема с ризалитом на парковом фасаде, высокие каннелированные пилястры и другие детали фасадного декора (карнизы, сандрики над окнами, тройное окно-серлиана в ризалите, аттик над ризалитом) выдают такое сильное желание воспроизвести стиль Людовика XVI, что делают дом ярким образцом, показывающим как меру самого желания, так и пределы в осуществлении помещичьей мечты о соответствии вкусу эпохи».

Фото: deni-spiri.livejournal.com

На главную