Потерянный и обретенный Раек

11.03.2016
Потерянный и обретенный Раек

Арендаторы знаменитой усадьбы не намерены ее «бросать»

Константин Михайлов

11 марта в Твери пройдет круглый стол на тему: «Состояние архитектурного наследия Н.А. Львова в Тверской области». Организаторами мероприятия обозначены “Общество имени архитектора Н.А. Львова”, “Рождественский благотворительный фонд” и блог “Летопись русской усадьбы”. В дискуссии, как обещается, примут участие представители Росимущества, Главного управления по государственной охране объектов культурного наследия Тверской области, регионального отделения ВООПИК, градозащитники из “Тверских сводов”, искусствоведы, краеведы и архитекторы. На круглый стол организаторы приглашают “всех желающих, кому небезразлична судьба усадьбы Знаменское-Раек и других торжокских усадеб: Арпачево, Никольское-Черенчицы, Митино”.

Показательно, что среди “заявленных” участников нет представителей частного арендатора, уже более 10 лет занимающегося восстановлением усадьбы Знаменское-Раек.

Организаторам, кажется, заранее известны итоги, к которым должна привести дискуссия. Региональному госоргану охраны наследия предписывается “создать компетентную комиссию для обследования состояния объектов культурного наследия усадеб Никольское-Черенчицы, Митино и Знаменское-Раёк”. Вторым пунктом, правда, не совсем ясно, к кому обращенным, обозначено “получить разрешение на ремонт кровли Главного дома на усадьбе Знаменское-Раек”. И наконец, необходимо “прояснить вопрос по аренде усадьбы Знаменское Раек”.

Исполняем заранее последнюю рекомендацию.

r7.jpg

Нашумевшее собрание

Круглый стол в Твери выглядит вполне логичным продолжением небольшой серии тревожных публикаций о судьбе Знаменского-Райка, увидевших свет после того, как 10 февраля 2016 года в Твери, «в приемной уполномоченного по правам человека в Тверской области Владимира Бабичева» прошло открытое заседание президиума Совета регионального отделения ВООПИК.

Несмотря на то, что из всего львовского усадебного созвездия новоторжской земли только Знаменское-Раек находится в ведении частных арендаторов, а другие жемчужиры русского палладианства пребывают в бесхозности, тревога за судьбу именно этой усадьбы стала главной темой собрания. А резюме публикаций оптимизма не внушало: «Знаменитый усадебный комплекс в Знаменском-Райке находится под угрозой полного исчезновения».

В общем-то, это совершенно правильно: в вопросах российской охраны наследия обычно лучше дуть на воду. 

Согласно отчетам, в ходе обсуждения выяснилось, что у усадьбы такого класса отсутствуют точные границы и предмет охраны (!) Как совершенно справедливо заметила зампредседателя Совета ТРО ВООПИК Александра Смирнова, из-за этого “очень сложно контролировать сохранность памятника”. Однако “самым острым вопросом для всех сохранившихся усадеб Тверской области, и для Райка в том числе” она назвала “отсутствие гарантий для арендаторов”.

Архитектор и меценат Эдвард Човушян, занимавшийся реставрацией другой известной тверской усадьбы - Чукавина, сетовал: “Основная проблема всей этой сферы – несовершенство законодательной системы. Госструктуры существуют параллельно друг с другом и не пересекаются. Так, за качество реставрации отвечает Главное управление по охране объектов культурного наследия. А вот арендную плату берет Росимущество, и им, по сути, все равно, в каком состоянии объект. Более того, у них по документам все объекты приписаны словом  «недвижимость» – будь то памятник или сарай. Разве это правильно?”

r2.jpg

Однако главной «сенсацией» публикаций о собрании 10 февраля стали не эти факты, а намерение арендатора – компании «Парк Яхрома» - «расторгнуть договор аренды». Представитель арендатора архитектор Алина Воеводина, по свидетельству градозащитников, “огорошила собравшихся заявлением, что «Яхрома» начала процесс отказа от аренды, ссылаясь на финансовые сложности и кризис… Содержание усадьбы является для арендатора непосильным бременем, хотя, возможно, если бы какие-то рассрочки платежей и отсрочки сроков реставрации были бы представлены, арендатор и мог бы что-то продолжать делать”.

Поскольку очередь из арендаторов у ворот Знаменского-Райка не стоит, такой поворот событий был справедливо расценен тверскими общественниками как угроза утраты уникального памятника.

Позиция тверской градозащиты

Проект “Тверские своды” оценил происходящее с Райком следующим образом: «На наших глазах прекращает свое существование один из самых знаменитых рекламных проектов предыдущей тверской областной администрации. Именно под лозунгом успешной отдачи в аренду Знаменского-Райка администрация Дмитрия Зеленина трубила на всю Россию о подъеме туризма в Тверской области и подъеме Тверской области в сытые «нулевые» вообще. Раек был не просто одной из усадеб. Это было знамя, которым размахивали эффектно и часто».

В отличие от председателя “Общества имени архитектора Н.А. Львова” Нины Беляевой, беззаветной хранительницы усадьбы в 1990-е годы, градозащитники из “Тверских сводов” в целом позитивно оценивают происходившее в усадьбе в последнее десятилетие: “Был, конечно, и положительный эффект от отдачи Райка в аренду – и огромный. Какая-никакая, а медленная реставрация усадьбы велась. Велись исследовательские и изыскательские работы. В усадьбе поработали археологи, установившие немало интересных фактов о том, как виртуозно и с какой сумасшедшей расточительностью ручного (а значит, практически бесплатного) труда велись работы по планированию территории, устройству отводов воды и строительству оранжерей. Оранжереи стали последним крупным усадебным проектом уже в последние год-два работ в ней – и тысячи купленных роз остались на многочисленных фотосессиях (арендаторы создали в Знаменском-Райке розарий – Ред.). Кроме всего этого, были расчищены уникальные росписи – ни одна другая усадьба Тверской области не имеет в таком объеме сохранившиеся росписи XVIII века, включающие не только живопись в главном доме, но и масонские по своей программе росписи в часовне в Васильевой Горе. В общем, знатоки и ценители готовы были ждать хоть десять, хоть двадцать лет – но с тем, чтобы все-таки в итоге увидеть единственную в своем роде усадьбу в полном блеске. Убирался парк. К этой части работ было больше всего вопросов…но, опять-таки, специалисты привлекались, и ошибки, как возможно, исправлялись”.

r8.jpg

Замруководителя территориального отделения Росимущества Александр Кабликов сообщил собравшимся, что Знаменское-Раек “стоит в планах на приватизацию”.

После этого на руководителя регионального управления охраны памятников Михаила Смирнова обрушился целый град вопросов: каким образом в отсутствие утвержденных границ и предмета охраны памятника можно его приватизировать? На основании каких документов будет реставрироваться главный дом? И почему бы Управлению не поторопиться снабдить усадьбу комплектом необходимых документов? По свидетельству “Тверских сводов”, Михаил Смирнов ответил очень просто: «В областном бюджете денег на это нет».

Констатировав, что “пусть не очень идеальный, но все-таки арендатор, -лучше, чем отсутствие хозяина”, тверские градозащитники признались: “Выхода, если честно, пока не видится никакого”.

r6.jpg

Знаменское-Раек зимой 2016 года

Оценить состояние знаменитой усадьбы позволяет подробный недавний (февраль 2016 года) фоторепортаж  автора блога «Летопись русской усадьбы» Вадима Разумова: «белое безмолвие», отреставрированная колоннада парадного двора, пустующий главный дом. По свидетельству Разумова, “над бельведером, по всей видимости, разошлись швы между листами кровли, и вода во время дождей и таяния снега льётся на паркетный пол… Из-за этого в парадной столовой несколько протечек. В овальной гостиной с потолка обваливается штукатурка, пол паркетный вздулся и вот-вот провалится на первый этаж. Во многих комнатах вдоль стен лежит снег”.

Согласно письму областного управления по госохране памятников (декабрь 2015 года), “объект культурного наследия усадьба “Знаменское-Раек” изначально был передан в поьзование по охранно-арендному договору ЗАО “Строительно-инвестиционная компания “КОНКОР”, в дальнейшем право пользования указанным объектом передано Обществу с ограниченной ответственностью “Спортивно-развлекательный парк культуры и отдыха “ЯХРОМА”. С данной организацией заключены охранные обязательства, срок выполнения которых установлен до 2020 года”.

Восстановлением Знаменского-Райка руководит московская супружеская пара Кононовых (Владимир – депутат Госдумы, Ирина – бизнесмен). Они занимались этим неспешно, и не только по финансовым причинам, но и потому, что считали, что спешка таким комплексам противопоказана. В 2014 году мы беседовали с ними о восстановлении Знаменского-Райка, и Ирина Кононова говорила буквально следующее: «Что касается восстановления усадеб, то я бы всем, кто этим занимается, не советовала делать это быстро. Да, если есть деньги, то можно все сделать быстро. Но мне кажется, в стремительных строительных работах будет «закопано» самое главное. Когда ты все делаешь осмысленно и постепенно, усадьба возрождается естественным образом. Ведь она простояла двести лет в забытье. И нельзя сразу пытаться «раскачать» ее, резко пробудить от искусственного сна. Ведь человек не побежит сразу же после реанимации, ему нужно время».

Приступив к восстановлению усадьбы в 2005 году, Кононовы стремились дополнить ее историческую ауру неким новым содержанием, зрелищами и локальными туристическими брендами. Знаменское-Раек как «живая история любви» счастливых хозяев-основателей – четы Глебовых, розарий, специальные экскурсионные маршруты и сценарии – фрагменты постепенно складывавшегося замысла. В заброшенную в 1990-е годы усадьбу началось паломничество, появились волонтеры… В 2007 году открыли гостевой дом в отреставрированном усадебном флигеле, отделывался второй. В главном доме предполагалось общественное пространство – для конференций, свадебных и иных церемоний, выставок современного искусства.

Весьма нелишне привести здесь отзыв Марины Хрусталевой, соучредителя Центра капитализации наследия и координатора «Архнадзора», по словам которой, Владимир Кононовбыл одним из самых многообещающих «возрождателей» усадеб в стране”: “На его стороне было многое: искренняя заинтересованность бывшего губернатора Тверской области Дмитрия Зеленина, делавшего ставку на государственно-частное партнерство в деле сохранения культурного наследия; благоприятные условия 49-летней аренды; завидный административный и финансовый ресурс; опыт реставрации старинного дома в Калязине; поддержка жены и ближайших членов команды. Да и сама усадьба работала на успех: не поверить в блестящее будущее такого шедевра было бы трудно… Кононова, как и любого арендатора любого памятника архитектуры, можно критиковать за медлительность, за неправильную очередность шагов, за маниловщину и вкусовщину. Но пускай критикует тот, кто сам планомерно тратил в течение десяти лет многие сотни тысяч рублей на охрану, садовников, реставраторов, архивистов. Кононов шел по пути научной реставрации, которая не может быть быстрой, даже если нет недостатка в деньгах”.

В общем, я и сам готов подписаться под этими словами Марины, но не готов соглашаться с прошедшим временем ее глаголов. Мне кажется, что сейчас самая главная задача и Росимущества, заведующего условиями аренд и приватизаций, и тверского управления охраны памятников, контролирующего обстоятельства их сохранения, вплоть до протечек в кровле – не допустить, чтобы многолетний проект восстановления Знаменского-Райка оказался в прошедшем времени.

r5.jpg

Ирина Кононова: Раек никто не собирается бросать на произвол судьбы

И наконец, странно то, что практически за целый месяц публикаций о судьбе усадьбы никто не поинтересовался мнением ее арендаторов. Постараемся восполнить и этот пробел. По просьбе «Хранителей Наследия» ситуацию комментирует Ирина Кононова, представитель арендатора усадьбы - компании «Парк Яхрома», входящей в группу «Конкор»:

- В связи с распространенными в нескольких СМИ и блогах сообщениями о том, что арендаторы «уходят» из усадьбы Знаменское-Раек и чуть ли не бросили ее уже на произвол судьбы – хочу отметить, что не стоит безоговорочно доверять эмоциональным оценкам некоторых местных жителей. Безусловно, они любят усадьбу и архитектора Николая Львова, но высказывают чрезмерные опасения – в данном случае, в адрес людей, которые любят Знаменское-Раек не меньше их, и при этом уже десять лет предпринимают вполне реальные действия по спасению уникальной усадьбы. И вкладывают в это, между прочим, немалые средства.

Во-первых, усадьбу никто не бросил на произвол судьбы и не собирается этого делать. Сейчас усадьба функционирует так, как она всегда обычно функционирует в зимний период: территория охраняется, проводятся экскурсии, экскурсантов, правда, зимой немного. Гостевой дом не закрыт, а ждет теплого сезона. В общем, все как обычно.

На совещании в Твери 10 февраля наш представитель действительно выступал, но вовсе не с сообщением о том, что мы хотим «бросить» Знаменское-Раек. Согласитесь, это было бы весьма странно после стольких лет трудов и стольких вложений. Наш охранно-арендный договор мы не расторгали, он действует, да мы, кстати, и не можем расторгнуть его в одностороннем порядке. А все упоминания о «прекращении аренды» можно рассматривать только в том контексте, что наша компания хотела бы приобрести усадьбу Знаменское-Раек в собственность. Это согласитесь, тоже вполне логично, с учетом все тех же наших нескольких лет нелегких трудов и немалых вложений. А быть одновременно собственником и арендатором невозможно.

Сейчас идет очень сложная работа по подготовке усадьбы к приватизации. Не думаю, что уместно называть сейчас конкретные цифры оценки стоимости усадьбы, замечу лишь, что суммы наших инвестиций в Усадьбу исчисляются десятками миллионов рублей.

В любом случае Раек не будет «брошен». Даже если допустить самый нежелательный оборот событий - что мы не сможем выкупить усадьбу у государстваи примем решение закончить наш проект, усадьба не будет пустовать: мы не «уйдем» из нее, пока нам на смену не будет подыскан ответственный арендатор или по итогам приватизации у усадьбы не появится новый собственник.

r4.jpg

Досье. Первые документальные свидетельства об усадьбе Знаменское-Раек относятся к 1746 году, когда рядом со старой церковью Знамения в погосте Рай началось строительство каменного храма на средства генерал-аншефа, сенатора Ивана Федоровича Глебова.

Дошедший до нашего времени дворцово-парковый ансамбль создан Николаем Львовым в конце XVIII века, когда усадьба принадлежала видному вельможе екатерининского времени, сенатору, генерал-аншефу Федору Глебову. В 1772 году второй женой Ф.И.Глебова стала Елизавета Петровна Стрешнева (1751-1837), последняя представительница знатного боярского рода, к которому принадлежала царица Евдокия Лукьяновна, супруга царя Михаила Романова.

Подготовка к строительству новой усадьбы началась в 1781 году, а 30 июля 1787 года на высоком холме рядом со Знаменской церковью состоялась закладка нового усадебного дома-дворца. Строительство дома было завершено в 1799 году. Усадьба принадлежала Глебовым и их наследникам до конца XIX века, но в 1888 г. была продана А.С. Дубасовой, жене адмирала Ф.В. Дубасова.

Знаменское-Раек заслуженно считается одним из шедевров зодчего Н.А. Львова (1751 - 1803), одного из самых ярких представителей палладианства в русской архитектуре. В работе над созданием усадебного ансамбля принимали также участие архитекторы К. Буци, А. Трофимов, В. Ирвен, Ф.Руска. Изразцовые печи, паркет, предметы интерьера и даже посуда были выполнены по эскизам Н.А.Львова.

Планировка усадьбы, тесно связанная с рельефом окружающей местности, имеет осевое строение и ярко выраженную симметрию. Главный дом усадьбы соединен крытой колоннадой с четырьмя боковыми флигелями и воротами, напоминающими триумфальную арку. Окруженный колоннадой обширный овальный парадный двор является ядром усадебного комплекса. От главного дома, продолжая четкую осевую композицию усадьбы, спускается к реке Логовежь обширный парк. Его живописнейшие уголки были украшены павильонами, беседками и гротами.

После 1917 года в усадьбе размещался дом отдыха, а во время Великой Отечественной войны - военный госпиталь. До 1994 года усадьбу занимал профилакторий одного из тверских предприятий. Затем она была заброшена, и уцелела только благодаря попечению местных жителей.

Фото: Вадим Разумов

На главную