Церковь Успения в Кондопоге наполовину разберут

28.10.2015
Церковь Успения в Кондопоге наполовину разберут

Евгения Твардовская

На 29 октября 2015 года в Петрозаводске намечен экспертный консилиум, который будет обсуждать проект реставрации знаменитой деревянной церкви Успения в Кондопоге. А на сайте Министерства культуры Карелии еще в середине октября опубликован «Акт государственной историко-культурной экспертизы научно-проектной документации для проведения работ по сохранению ОКН федерального значения Успенская церковь (деревянная), 1774 г.». Предложения в рамках общественного обсуждения принимаются до 3 ноября.

Заказчиком экспертизы и разработчиком проектной документации является ФГУП ЦНРПМ.

Авторы экспертизы (А.Н. Волков, Б.Д. Лурье, В.Э. Яндовский) в целом позитивно оценивают проект, предлагая, однако корректировку ряда решений и настаивая на проведении дополнительных геологических и археологических исследований.

Речь идет об одном из лучших произведений русского деревянного зодчества, прекрасно известном даже не специалистам и оцениваемом, как правило, в превосходных степенях: одна из самых высоких церквей на Русском Севере (42 м), одна из самых хорошо сохранившихся, одна из самых изящных и красивых, наконец, «в силу своей исключительной ценности требующая к себе самого бережного отношения» - так указано в тексте документа.

Авторы экспертизы приводят перечень выдающихся крупномасштабных произведений русского деревянного зодчества второй половины XVIII века, в архитектуре которых проигнорированы новые веяния и демонстрируется обращение к древним традициям: Владимирская церковь 1757 г. в селе Подпорожье, храм Дмитрия Солунского 1784 г. в селе Верхняя Уфтюга, Преображенская (1786 г.) и Благовещенская (1795 г.) церкви в селе Турчасово, Ильинская церковь 1787 г. в Вазенцах.

Первое место в этом списке отведено Успенской церкви в Кондопоге.

За свою жизнь храм неоднократно реставрировался. Самая крупная реставрация прошла в 1948 году под руководством А.В. Ополовникова. И в предложениях проекта указано, что архитектурный облик памятника, который должен быть получен в ходе реализации предлагаемых мер, в общих формах и в деталях будет максимально приближен к облику, сформировавшемуся именно после реставрации 1948 года.

Очевидно, что к реставрации такого знакового объекта будет приковано всеобщее внимание – и общественности, и специалистов, в рядах которых пока нет единого мнения. Об этом свидетельствуют прилагаемые к Акту экспертизы Протоколы заседаний Федерального научно-методического совета (Секция деревянной архитектуры и деревянного зодчества, 20 августа 2015 года) при Министерстве культуры РФ и Научно-экспертного Совета по историко-культурному наследию Республики Карелия при Министерстве культуры Республики Карелия (7 августа 2015 года).

Камнем преткновения стало возможное использование лифтинга как основного метода реставрации, а также предложенные противоаварийные меры, среди которых – демонтаж всей верхней части памятника - шатра и 4 венцов повала (пп. 5 и 6 Предложений проекта).

Да, к сожалению, состояние памятника, обильно снабжаемого высокими эпитетами, но обделенного реальными заботами, таково, что без реставрационной «хирургии» похоже, уже не обойтись.

Свои аргументы «за и против» для «Хранителей Наследия» высказывают специалисты.

kobd16.JPG

Андрей Бодэ, главный архитектор проекта реставрации, главный архитектор АПМ 7 «ЦНРПМ»:

- Техническое состояние памятника описано в экспертизе проекта (с. 7-8). Весь сруб церкви имеет наклон на север и деформации по продольной оси. На стенах сруба и в конструкции шатра много разновременных ремонтных вставок разных периодов: что-то от XIX века, что-то от реставрации А.В. Ополовникова, что-то от 1980-х годов.

Самая проблемная часть – это шатер. Основание шатра находится в тяжелом аварийном состоянии, просадка восьмерика относительно внутренних каркасных конструкций составила около 20 сантиметров. По наблюдениям 2012 г., шатер просто «висел» в воздухе, затем, видимо, произошло перераспределение нагрузок, и он опять «зацепился» за сруб. Разборка шатра - вынужденная мера. Не разобрав его, нельзя работать со срубом и нижними венцами, невозможно устранить наклон.

kond15.jpg

Чтобы максимально сохранить подлинность конструкций, мы предложили рубленую пирамиду шатра не хранить в разобранном виде, а на все время реставрации держать ее собранной рядом на площадке.

Наша первоочередная задача сейчас – это разобрать шатер, поставить леса, сделать полное обследование бревен сруба и после этого принять окончательное решение о методе реставрации. Сначала мы предложили метод лифтинга, который был отрицательно воспринят профессиональным сообществом, поскольку использование этого метода на крупных сложных объектах не дало качественных результатов. Карельское Минкультуры и производственники, работающие с деревянными памятниками, выступили за реставрацию методом переборки.

Мы, проектировщики, не рекомендуем переборку, так как считаем, что это нанесет ущерб подлинности памятника, особенно интерьерам, которые отличаются уникальной сохранностью. Изначальная плотность соединения бревен в срубе будет нарушена. Кроме того, Успенская церковь имеет очень неравномерные и относительно небольшие повреждения сруба (не более 25% по оценке, произведенной без установки строительных лесов).

Да, мы согласны с тем, что лифтинг успешно применялся в основном на небольших постройках. Есть порядка 20 памятников, отреставрированных таким способом. Применение метода лифтинга в Кондопоге пока не исключается, но требует специального инженерного обоснования. Возможен комплексный метод, сочетающий частичную разборку верха и вывешивание снизу. Но сейчас, подчеркну еще раз, нам важно начать работы, в составе противоаварийных мероприятий демонтировать аварийный шатер и сделать полное обследование стен, результаты которого и определят метод реставрации».

kond10.JPG

Александр Попов, генеральный директор ООО «Реставрационный центр-Архитектура, производство, обучение», архитектор-реставратор высшей категории:

- На прошлом методсовете в Минкультуры было озвучено намерение реставрировать Успенскую церковь в Кондопоге методом лифтинга. Вкратце его суть такова: устанавливается специальная металлоконструкция, к ней прикрепляется памятник, это дает возможность поднимать его в любом месте и разжимать сруб, чтобы поменять бревна в необходимых местах.

В России нет положительного опыта использования лифтинга на крупных сооружениях с непростым планом. А то, что имеем – реставрация церкви Преображения в Кижах - наглядно доказывает несостоятельность этого метода. На последних обсуждениях работ по Преображенской церкви о лифтинге уже никто не говорит; признают, что была переборка, но не хватает смелости сказать, что эта переборка осуществлялась наиболее затратным и уродливым методом. Сколько денег ушло на Преображенку – не знает никто, но в итоге нет даже эскизного проекта реставрации. Работы так и не завершены.

Метод лифтинга, который сам по себе, может быть, и допустим, не показал в российских условиях достойных результатов. Также вызывает вопросы и профессионализм людей, которые берутся за храм в Кондопоге.

Наконец, добавлю, что в реставрационных стандартах, которые для деревянных памятников я и писал, указано, что такой метод может применяться в исключительных случаях, на небольших памятниках с простой планировкой. Текст этого ГОСТа обсуждался нынешним летом на Техническом совете в ЦНРПМ, и ограничения, накладываемые на применение лифтинга, у сотрудников ЦНРПМ протеста не вызвали. Тем более странно, что сейчас они предлагают лифтинг для уникальной церкви в Кондопоге, которая явно не относится к небольшим памятникам с простой планировкой.

Сейчас опубликована экспертиза на противоаварийные работы. Но нуждается ли храм в таком экстремальном вмешательстве? Он что – падает? Кстати, только недавно там были проведены некоторые реставрационные работы, заменено крыльцо. Я считаю, что данная экспертиза – это просто повод, чтобы начать работы. А дальше – как получится.

Каждый раз, вмешиваясь в ткань исторического деревянного храма, мы что-то утрачиваем. Должна быть проведена комплексная научная реставрация, один раз, профессиональной фирмой, чтобы этим объектом можно было пользоваться, чтобы он стоял долго и был действительно памятником, а не нашим представлением о памятнике.

kond16.JPG

Досье: Церковь Успения Богородицы в Кондопоге датируется 1774 годом. Она была построена в память о погибших участниках Кижского восстания 1769-1771 г., в котором принимали участие и крестьяне Кондопожской волости. Храм стоит на берегу Онежского озера, на мысу, вдающемся в Чупа-губу.

Церковь является филиалом Кондопожского городского краеведческого музея. Во время православных праздников в церкви проводятся службы, в основном в летнее время. Венчающий храм шатер опирается на два восьмерика с повалом, поставленные на четверик, с прямоугольным алтарным прирубом и двумя висячими крыльцами. Высота церкви — 42 метра. Высота шатра и сруба башни, двух восьмериков и четверика, а также высота четверика и его ширина находятся в отношении примерно 1:2. Храм удивительным образом избежал массовых переделок деревянных церквей в конце XIX– начале XXвв.

В Успенской церкви сохранился иконостас в стиле барокко и иконописный потолок-небо. В центральном медальоне неба — образ «Христос Великий Архиерей». Вокруг фигуры Христа на рамке центрального кольца и на 16 гранях - херувимы с серафимами и ангелы в дьяконском облачении с литургическими атрибутами в руках, движущиеся по кругу с запада на восток.

В 1829—1831 годах, рядом с Успенской церковью на средства прихожан была построена деревянная колокольня, а в 1857 году — зимняя церковь во имя Рождества Богородицы. Колокольня была разобрана в 1930 году, а зимний храм — в 1960-е годы.

В августе 1926 года церковь Успения в Кондопоге осматривала Онежская экспедиция под руководством И.Э. Грабаря, в которой участвовали архитектор П. Д. Барановский, реставратор Г.О. Чириков, Н.Н. Померанцев и фотограф А.В. Лядов.

Летом 1960 года решением Совета Министров РСФСР церковь была поставлена на государственную охрану.

Фото: предоставлены ЦНРПМ

На главную