Вместо реставрации – уголовные хроники

14.03.2019
Вместо реставрации – уголовные хроники

Древнейший православный храм на пространстве от Байкала до Тихого океана продолжает разваливаться

«Хранители Наследия»

13 марта 2019 года на официальном портале Забайкальского края появилось сообщение  под многообещающим заголовком «Александр Осипов принял решение о распределении субсидий в сфере культуры». 

Читали мы его с надеждой найти упоминание о церкви Успения в селе Калинино – древнейшем православном храме на огромном пространстве от Байкала до Тихого океана. Как минимум с середины 2000-х годов в Забайкалье говорят о необходимости его безотлагательного спасения: заброшенный храм может рухнуть, грунты под ним подвижны, древние стены изборождены сквозными трещинами на всю высоту…  

Увы, врио губернатора края распределил субсидии – «в рамках реализации  государственной программы Российской Федерации «Развитие культуры и туризма» на 2013–2020 годы и  программы Забайкальского края «Развитие культуры в Забайкальском крае» – на сумму более 94 миллионов рублей из федерального и краевого бюджетов в основном «на создание и модернизацию культурно-досуговых учреждений в селах», на ремонт, приобретение автотранспорта и др. 

Это, конечно, дело важное, но почему же Успенскую церковь оставили умирать под шелест протоколов посвященных ей совещаний?

Режим чрезвычайной ситуации

В ноябре 2015 года «Хранители Наследия» рассказывали, в частности, о сборе в епархии средств на консервацию и реставрацию памятника. За 4 года удалось собрать 11 с половиной млн рублей (впоследствии называлась сумма в 14 млн). Стоимость консервации разваливающегося здания при этом оценивалась в 21 миллион, полного восстановления – в 200 миллионов.

В мае 2014 года администрация городского поселения Приисковское Нерчинского района, на территории которой находится храм, прибегла к такому нешаблонному методу, как официальное введение в нем режима чрезвычайной ситуации. В соответствии с таким режимом, был заключен муниципальный контракт на разработку проекта консервации Успенской церкви – без конкурсных процедур. 

Прокуратура края усмотрела в этом нарушение закона, вполне резонно заметив: «Доказательств, что на данном объекте произошла авария, опасное природное явление, катастрофа, заказчиком не представлено. Разрушение объекта связано с исключительно длительным непринятием комплекса мер, направленных на своевременную реставрацию объекта».

Директора государственного казенного учреждения «Служба единого заказчика» Геннадия Литвинцева признали виновным в совершении административного правонарушения и оштрафовали на 50 тыс. рублей. Режим чрезвычайной ситуации в храме отменили. 

Закон восторжествовал, а храм продолжал разваливаться.

 chita2.jpg

Уголовное дело о коррупции

Затем в Забайкальском крае сменился губернатор и, как водится, началось расследование деяний членов властной команды «бывшего».

Успенский храм попал на страницы уголовного дела о коррупции. «Режим чрезвычайной ситуации» привлек внимание правоохранителей.

В ноябре 2018 года краевые СМИ сообщили, что Центральный районный суд города Читы вынес приговоры бывшим руководителям ГКУ «Служба единого заказчика» Забайкальского края. Знакомый нам Геннадий Литвинцев получил 13 лет лишения свободы и штраф в 60 млн рублей; его бывший зам Максим Майоров – штраф в 4 млн рублей,  а главный инженер Константин Выжлов – 11 с половиной лет колонии и штраф в 24 млн рублей. 

Нет, это не все за Успенскую церковь, в уголовном деле было много эпизодов. Но 2,5-миллионный контракт на проект консервации храма, по версии следствия, был связан с «откатом». Вот как все это описывает краевая газета «Забайкальский рабочий»:

«Процедуру торгов в данном случае не проводили уже по формально законному обстоятельству — в Нерчинском районе действовал режим ЧС, который позволял совершать закупки у единственного заказчика. Изначально деньги хотели завести на уже знакомую компанию ДСКЗ, но у той (какая досада) не оказалось лицензии на осуществление работ по реставрации памятников архитектуры. Пришлось через Колмакова (иркутский предприниматель, глава компании «ДСКЗ» – Ред.) подключать к делу его знакомых из иркутской компании «Рестав-сервис». Он же привез в Читу и передал «откат» за проделанную работу — сверток с 250 тысячами рублей».

Закон опять восторжествовал, а храм все продолжал разваливаться. 

«В краевой власти просто нет человека…»

Но по крайней мере, появился проект консервации, который был-таки сделан, заказчиком принят и даже прошел к началу 2016 года госэкспертизу. 

Местные источники сообщают о его судьбе следующую фантасмагорию:

«В Нерчинской епархии, за несколько лет собравшей на восстановление храма 14 миллионов рублей, ничего не знают о разработанном проекте консервации. По словам пресс-секретаря епархии Натальи Макаровой, их вообще никто не ставил в курс о работах по храму. Только минкультуры региона как-то контактировало с ними, но информации о проекте у них не было, даже когда епископ Дмитрий ездил в Москву в июне 2016 года выбивать деньги на храм.

«Мы со своей стороны предлагали минкультуры края пустить собранные нами 14 миллионов на консервацию, но в связи со сменой министра процесс застопорился. С новым министром Еленой Михайловой пока контакта не было. А церковь всё стоит», — добавила Макарова.

При этом в министерстве настаивают на том, что проект консервации существует и что якобы уже есть даже переделанная смета с 20 миллионов до 14 миллионов рублей специально для того, чтобы начать консервацию за счёт благотворительных денег. Более того, смета эта вместе с проектом якобы передана епархии, которая и должна сделать следующий шаг в процессе, так как это не входит в полномочия края, если деньги не из бюджета».

Читинский обозреватель делает совершенно верный вывод: «Из всего этого бардака в процессе общения с обеими сторонами этой истории понятно только одно – в краевой власти просто нет человека, который способен был бы организовать взаимодействие между совершенно не соприкасающимися между собой структурами, а также следить, чтобы ничего не ушло в карманы исполнителей. Причем, если человек будет уровнем ниже члена правительства, то толку не будет». 

Итак проект консервации сделан, смета скорректирована. А храм все продолжал разваливаться.

 china3.jpg

Совещание у губернатора: волшебный гель

После того, как во властных кабинетах Забайкалья утвердилась новая команда, губернатор Наталья Жданова (теперь уже бывшая) провела 18 мая 2018 года рабочее совещание о сохранении Успенской церкви. 

Руководитель Государственной службы по охране объектов культурного наследия Забайкальского края Родион Буянов рассказал, что церковь находится в краевой собственности, напомнил о существовании проекта консервации. Ее сметная стоимость в ценах 2018 года составляла 21,9 миллиона рублей. 

Заслуженный архитектор России Виктор Кулеш предупредил: одна консервация не поможет сберечь храм, необходимо укрепление грунта. Посетовал, что строители храма начала XVIII века «никогда не сталкивались с таким явлением, как вечная мерзлота, поэтому церковь начала разрушаться еще при постройке». И стал предлагать укреплять грунты с помощью некоего геля, изобретенного в Забайкальском институте железнодорожного транспорта… 

Затем обсуждались источники финансирования (теперь фигурировала «предварительна сумма» на восстановление церкви в 60 млн рублей), а также предложения «о передаче здания на федеральный уровень либо в  собственность церкви Читинской и Краснокаменской епархии».

В заключение губернатор Наталья Жданова призвала «определить ответственных людей, которые доведут дело до результата», к 1 июня 2018 года согласовать позиции и разработать «дорожную карту» по восстановлению памятника.

Теперь в Забайкальском крае вновь сменился губернатор. Новый глава региона распределяет федеральные субсидии на ремонт клубов, а Успенский храм… ну, вы поняли.  

Досье. Храм Успения Богородицы – бывший собор основанного в 1664 году Успенского Нерчинского монастыря, первого православного монастыря в Забайкалье, места ссылки протопопа Аввакума и других «расколоучителей» последней трети XVII столетия. Церковь построена в 1706-1712 гг., является образцом стиля «московского барокко». Из старинного описания: «Церковь каменная, о пяти маковицах. Кресты обиты белым железом, а маковицы деревянным лемехом, над алтарем глава каменная, крест железный под золотом. При ней каменная же колокольня, а под колокольней, в середине палатка каменная для содержания казны и прочей церковной утвари». После упразднения Успенского монастыря в 1773 году храм стал приходским.

Закрыт советской властью во второй половине 1920-х гг. Оставшись без призора, памятник подвергся разрушению стихиями (подвижные пучинистые грунты, намокание и промерзание кладки вследствие отсутствия кровли).

На главную