Хранители наследия | Хранители наследия

Трагически погиб от родных

15.12.2014
Трагически погиб от родных

Константин Михайлов

15 декабря 2014 года в Замоскворецком суде столицы будет по обращению Департамента культурного наследия Москвы слушаться дело об административном правонарушении ООО “Капитель”. Эта фирма была и остается подрядчиком работ по сохранению древнего памятника гражданской архитектуры Москвы – т.н. “палат Киреевского” у стен Зачатьевского монастыря (ул. Остоженка, 19, стр. 2).

Аналогичное дело в отношении заказчика работ – самого Зачатьевского монастыря – уже рассматривалось тем же судом в конце ноября. По нашим сведениям, монастырь был признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ст. 7.13 КоАП РФ, и наказан штрафом в 200 тысяч рублей (при том, что статья теоретически предусматривает ответственность в виде административного штрафа вплоть до 5 миллионов рублей).

Причина судебных разбирательств одна и та же – в ходе, а лучше было бы сказать – в результате работ “по сохранению” объекта культурного наследия федерального значения, начатых заказчиком и подрядчиком в конце 2013 года, памятник архитектуры, связанный с именем знаменитого культурного деятеля России, оказался почти полностью уничтожен.

В распоряжении “Хранителей Наследия” имеется объемистый комплект документов об обстоятельствах происшедшего. На них и основан этот материал.

Самые несчастные

В неофициальном рейтинге бедствующих памятников древней Москвы палаты на Остоженке в течение почти четверти века занимали одно из первых мест. 

Ки10.jpg

Глаз специалиста отмечал на фасадах и в интерьерах превосходные детали зодчества XVII столетия - фрагменты лопаток и наличников, карнизы с “поребриком”, своды, арочные ниши, иконный киот в большой палате. 

Ки11.jpg

А глаз обычного человека видел, что здание балансирует на грани гибели: в стенах трещины, осыпается кладка. 

Ки3.jpg

В самом центре Москвы, в двух шагах от трещавшей от переизбытка инвестиций остоженской “Золотой мили”, стоял пустой, заброшенный и униженный памятник древней архитектуры. 

Ки1.jpg

Но в XVII веке (в XIX столетии дом надстроили третьим этажом) строили прочно, и даже 20 с лишним лет запустения не привели к катастрофе. Она случилась после того, как на объект пришли реставраторы, нанятые Зачатьевским монастырем.

Но тогда, в декабре 2013-го, конечно, никто ничего подобного не ожидал – все ревнители московской старины, и автор этих строк в том числе, искренне радовались тому, что многострадальный памятник попал наконец в хорошие руки. Его передали в безвозмездное пользование Зачатьевскому монастырю – с тем, чтобы после реставрации использовать «под размещение священнослужителей монастыря и организации ночлежки-гостиницы». Палаты обнесли забором, на нем развесили красивые картинки, оставалось дождаться окончания реставрации.

Ки5.jpg

Бдительный экскурсант

Реставрация шла полным ходом уже несколько месяцев, дом скрыли из виду плотные занавеси, но разве могли миновать его экскурсионные группы, бродящие по Остоженке? Палаты XVII столетия, дом, в котором в XIX веке жил известный фольклорист и славянофил Петр Васильевич Киреевский, дом, который долго разрушался, а теперь возрождается – козырная карта в рукаве любого экскурсовода. И вот в начале июля 2014-го к дому подошла очередная экскурсия. Поскольку в ее составе были бдительные участники столичного “Архнадзора”, кто-то обнаружил в занавесях щель и заглянул в нее. И увидел, что за занавесью ничего нет. А кирпичики, которые еще недавно были палатами, сложены во дворе штабелями.

Ки6.jpg

Пережив шок, экскурсанты стали читать надписи на заборе. Обнаружив, что авторский надзор за реставрацией ведет компания “Рыжов и К”, вспомнили про Шталмейстерский дом XVII-XVIII вв. близ Волхонки, который в 2000-е гг. при реставрации под присмотром того же А.И. Рыжова был разобран на кирпичные атомы, после чего заменен чистокровным “новоделом”.

Начались обычные в таких случаях хлопоты: публичные заявления и обращения в столичный Департамент культурного наследия. Утраченный подлинник нельзя вернуть, но ведь можно добиться того, чтобы виновным в этом больше не удалось приблизиться ни к одному памятнику старины. Во всяком случае, нужно пытаться это сделать.

Ки12.jpg

15 июля Мосгорнаследие пришло на объект. А потом начало административное расследование, итогом которого и стали обращения в суд.

Из протокола опроса заместителя начальника Управления территориального контроля Мосгорнаследия Голосного Олега Александровича. 12 сентября 2014 г.

15 июля 2014 года, во время инспекции О.А. Голосного на объект, он обнаружил и зафиксировал, что «первый и второй этажи объекта отсутствовали полностью, частично отсутствовали стены цокольного этажа. Следов обрушения объекта, завалов на строительной площадке не зафиксировано».

«Проектно-разрешительная документация на объекте отсутствовала. в т.ч. журнал авторского архитектурного надзора и общий журнал работ».

Ки7.jpg

Предписание и расследование

18 июля в Управлении территориального контроля Мосгорнаследия рассматривают акт осмотра памятника от 15 июля и анализируют документы.

Согласно им, пользователем объекта культурного наследия федерального значения «Дом жилой, XVII-XIX вв. (Дом, в котором в конец 1830-х гг. жил и работал известный фольклорист, археограф и публицист П.В. Киреевский)» является религиозная организация «Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь». Пользователем подписано Охранное обязательство № 16-23/005-774/11 от 19 декабря 2011 года. Пользователем разработан и согласован в Мосгорнаследии 23 марта 2007 года эскизный проект реставрации объекта.

Подрядной организацией, привлеченной монастырем, является ООО «Капитель», имеющая лицензию Минкультуры России на проведение работ по реставрации объектов культурного наследия от 11 августа 2010 г. Местонахождение ООО «Капитель» слегка экзотическое: Рязанская область, Шиловский район, село Нармушадь – но чего не встретишь в новейшей истории отечественной реставрации.

10 декабря 2013 г. Мосгорнаследие выдало Зачатьевскому монастырю - «с привлечением ООО «Капитель», «при наличии авторского надзора, технического надзора и научного руководства» (главный архитектор проектов А.И. Рыжов) - разрешение на реставрацию фасадов (первоочередные и противоаварийные работы) со сроком действия до 31 августа 2014 г.

Выводы: "По итогам проведенного осмотра выявлены нарушения обязательных требований законодательства… со стороны ООО «Капитель», а именно: зафиксировано проведение работ по разборке кирпичных стен первого и второго этажей. Работы ведутся с отклонением от согласованного в 2007 году «Эскизного проекта реставрации», не предусмотрены выданным Мосгорнаследием разрешением".

По результатам осмотра Мосгорнаследием в адрес ООО «Капитель» направлено предписание от 15 июля 2014 г. о приостановлении проводимых на объекте работ. В действиях ООО «Капитель»… имеются признаки административного правонарушения (ч. 1 ст. 7.13 КоАП РФ).

Так родилось Дело об административном правонарушении № 16-128 АД 2014.

Из протокола опроса генерального директора ООО «Капитель» Минкина Сергея Валентиновича. 13 августа 2014 года

«В ходе проведения противоаварийных работ в марте 2014 года произошло обрушение стен второго этажа. Это было вызвано крайне аварийным состоянием стен… Предусмотреть обрушение наружных стен не представлялось возможным».

Из протокола опроса генерального директора ООО «Капитель» Минкина Сергея Валентиновича. 10 сентября 2014 года

«В рамках договора подряда нашей компанией проводились работы: устройство временной кровли, разборка завалов, мусора, удаление кустарников и деревьев из фундаментов и цоколя, организация водоотводов от подвалов, разборка сгоревших деревянных перекрытий, выемка грунта в целях заглубления подвала, устройство фундаментов под стены, разборка внутренних стен. После проведения указанных работ в ночь с 16 на 17 марта 2014 г. произошло обрушение внешних стен 1 и 2 этажей…»

«ООО «Капитель» в Мосгорнаследие не обращалось по факту обрушения… В общий журнал работ запись об обрушении стен не вносилась. Почему запись об обрушении не была внесена в журнал авторского надзора, пояснить не могу».

«После обрушения мы начали разбирать образовавшиеся завалы и обследовать кладку на предмет дальнейшего возможного обрушения. Особо аварийные участки начали перебирать. Все работы проводились под авторским надзором и с ведома заказчика».

«15 июля на объект прибыли представители Мосгорнаследия. Совершения ООО «Капитель» вменяемого правонарушения не признаю. Все работы проводились по согласованному проекту, с соблюдением общих правил реставрации, строительных норм и правил».

Ки8.jpg

Ки9.jpg

Схемы из материалов административного расследования. Показаны зоны якобы имевшего место обрушения и намеченной "переборки" стен.

Из протокола опроса Рыжова Александра Ивановича, главного архитектора проектов ООО «Рыжов и К». 16 сентября 2014 г.

«Более 20 лет объект стоял бесхозным, разрушался под воздействием внешней среды. В 2007-2008 гг. не были закончены проводимые первоочередные противоаварийные работы. Объект находился в крайне аварийном состоянии… В целях предотвращения обрушения стен объекта были проведены работы по усилению контрфорсов, фрагментарно провели укрепление всех стен – установили дополнительные раскосы. Я полагал, что предпринятые меры по укреплению стен достаточны, однако ближе к весне 2014 г. произошло фрагментарное обрушение 1 и 2 этажей…

Исторический кирпич был складирован на строительной площадке и частично вмонтирован в существующую историческую кладку. Мы имеем возможность воссоздать кладку из данного исторического кирпича. Предмет охраны сохранен».

Ки2.jpg

Из Акта, подписанного представителями Зачатьевского монастыря, ООО «Рыжов и К», ООО «Капитель». 26 февраля 2014 года

«Составили настоящий акт в том, что требуется выполнить переборку наружных стен 1 и 2 этажей в осях 4-6 рядах А – Г…»

Из протокола «Технического совещания о проведении реставрационных работ» на объекте. 17 марта 2014 года

Присутствуют представитель Зачатьевского монастыря, «технический представитель заказчика – ООО «ЭПАС», главный архитектор проектов А.И. Рыжов, гендиректор ООО «Капитель С.В. Минкин.

Слушали: сообщение представителей ООО «Капитель» о том, что «в ходе выполнения работ по демонтажу деревянного перекрытия… произошло частичное обрушение простенков и стен второго этажа». «Все работы на объекте выполнялись в соответствии с инженерно-техническим заключением, подготовленным ООО «Геокон» в 2007 г, где была предусмотрена разборка стен двух верхних этажей здания». «Обрушение произошло из-за отсутствия общей жесткости несущих конструкций здания, в связи с неоднократным намоканием и промерзанием…»

Постановили: организовать расчистку обрушенных участков, сохранение старого кирпича, дополнительное обследование конструкций, подготовить документацию по продолжению реставрационных работ.

Из письма Зачатьевского монастыря начальнику Инспекции Департамента культурного наследия города Москвы по контролю соблюдения законодательства в области государственной охраны объектов культурного наследия С.В. Добрянину. 2014 год

В письме за подписью «начальника отдела реконструкции монастыря Сопова И.Г.» сообщается, что «монастырь является пользователем объекта на основании договора на право безвозмездного пользования № ОО-228 от 19.11.2004 г.». Для реставрации палат еще в 2000-е гг. нашелся инвестор - ООО «Феррострой», и в 2007-2008 гг. ООО «Феррострой» и «ассоциированная с ним компания ООО «ВСМ» приступили к «первоочередным противоаварийным работам» на объекте. «Однако после смены городского руководства в 2010 г. работы на объекте были остановлены», «инвестор принял трудное для себя решение, отказавшись от участия в проекте».

«Ситуация значительно усугубилась в результате остановки незавершенных противоаварийных работ, проводившихся ЗАО «Феррострой» и ООО «ВСМ», когда после выемки грунта под строением подкопанные фундаменты «повисли» в воздухе без опирания».

«Предписание Департамента культурного наследия города Москвы от 15 июля 2014 г. о приостановке работ на объекте явилось полной неожиданностью для Монастыря, так как все необходимые полномочия, права и ответственность были делегированы Заказчиком по договорам специализированным компаниям, а от них, в свою очередь, не поступало никаких сигналов относительно возможности реализации подобного сценария развития событий».

Из «предмета охраны» объекта культурного наследия «Дом жилой, XVII-XIX вв. (Дом, в котором в конец 1830-х гг. жил и работал известный фольклорист, археограф и публицист П.В. Киреевский)», утвержденного в 2006 г. Экспертной комиссией Москомнаследия:

«градостроительные характеристики здания…;

объемно-пространственная структура здания, кон. XVII – 1 пол. XVIII вв.;

композиционное решение и элементы архитектурного оформления фасадов здания, кон. XVII – 1 пол. XIX вв.;

планировочная структура здания в пределах капитальных стен, кон. XVII – 1 пол. XIX вв.;

сводчатые перекрытия помещений интерьеров подвального этажа, XVIII – нач. XIXвв.;

элементы кирпичного декора интерьеров подвала (распалубки, печуры, кирпичное обрамление), XVII – XVIII вв.»

Из протокола выездного заседания Президиума Научно-методического совета при Департаменте культурного наследия города Москвы. 17 сентября 2014 года

Осмотрев памятник, участвовавшие в заседании видные эксперты - А.Л. Баталов, Б.Е. Пастернак, Л.А. Беляев, Е.И. Николаева –

«Решили:

1. установлено отсутствие большей части объема объекта: 2-й и 3-й этажи утрачены полностью, 1-й этаж – частично, в том числе отсутствуют два свода (от одного из которых сохранилась пята) и южная часть здания…

2. Работы по разборке конструкций объекта не были предусмотрены в составе согласованной проектной документации, на основании которой выдавалось разрешение Департамента.

3. нанесен значительный ущерб элементам, составляющим предмет охраны объекта…

4. Самовольные действия повлекли за собой значительный ущерб памятнику гражданской архитектуры.

Рекомендовать пользователю объекта расторгнуть договор с «Рыжов и К» и оформить договор с иной проектной организацией для выполнения изыскательских и проектных работ по сохранению объекта.

Председатель Совета А.Л. Баталов»

НМС1.jpgнмс2.jpgнмс3.jpg

«Предмет охраны сохранен»

Эти чеканные слова, которым, видимо, предстоит еще красоваться на обложке досье реставрационных достижений А.И. Рыжова и К, должны послужить для нас путеводным ориентиром при анализе всего вышесказанного. Предмет охраны, складированный на стройплощадке в виде штабелей – какая еще иллюстрация нужна для оценки реставрационных методов заказчиков и подрядчиков?

В этой истории трудно отделить одних от других: хоть монастырь и пишет в госорган охраны наследия, что ответственность была «делегирована» им «специализированным компаниям», но ответственность так просто не делегируешь: именно Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь в лице «Настоятельницы игуменьи Иулиании (Каледа М.Г.)» подписывал Охранное обязательство от 19 декабря 2011 г., в котором принимал на себя «обязательства по обеспечению сохранности объекта».

Более того, как мы видели, представители монастыря принимали участие в совещаниях на объекте и даже подписывали акты о намерениях перебирать стены дома Киреевского. Вспомним и показания гендиректора ООО «Капитель»: все работы производились с ведома заказчика. Особо отметим упомянутую С.В. Минкиным выемку грунта «с целью заглубления подвала». «Журнал работ № 1» на объекте содержит большое количество однотипных записей: «разработка грунта в подвале». Сам монастырь в письме в Мосгорнаследие вспоминает аналогичную «выемку грунта под строением» при работах, производившихся по его заказу в 2007-2008 гг., в результате чего «подкопанные фундаменты повисли в воздухе». Может ли заглубление подвала быть инициативой подрядчиков, не согласованной с заказчиком? В это с трудом верится. А выводы о взаимосвязи упорной выемки грунта в здании с уже подкопанными и висящими в воздухе фундаментами читатель может сделать сам. Как и о взаимосвязи мартовского «обрушения» с запланированной еще в феврале «переборкой стен». И с «предусмотренной» еще в 2007 г. разборкой стен двух верхних этажей.

Но если даже поверить версии о самопроизвольном обрушении стен в марте 2014 года – то оно ведь было, по показаниям самих фигурантов административного расследования, фрагментарным. После чего они, не сообщая в госорган ни о случившемся, ни о дальнейших действиях, как ни в чем не бывало разбирают два верхних этажа, часть нижнего, да еще и занимаются, согласно том же «Журналу № 1», «подводкой монолитных фундаментов и железобетонных плит подвала под несущие кирпичные стены».

Все эти деяния невозможно назвать иначе как - дальнейшее разрушение и повреждение охраняемого государством объекта культурного наследия. Причем совершенно сознательное – все реставраторы, при лицензиях и охранных обязательствах…

А теперь почитаем, какие выводы сделало из этой истории Мосгорнаследие.

Из протокола Департамента культурного наследия города Москвы № 16-128 АД 2014 об административном правонарушении. 18 сентября 2014 года

«Всеми участниками производства работ на объекте… самостоятельно принимались решения об изменении методологии работ на объекте, без подготовки необходимой документации, подлежащей согласованию в Мосгорнаследии».

«Информация об обрушении внешних стен объекта в объеме, зафиксированном при осмотре объекта 15 июля 2014 г., в ходе административного расследования не нашла своего подтверждения. Соответствующие записи отсутствуют в журнале авторского надзора и в общем журнале работ. Протокол технического совещания от 17 марта 2014 г. в первоначальном виде представлен без подписей, в Мосгорнаследие своевременно не направлен. Указанные обстоятельства ставят под сомнение сроки составления указанного протокола».

«Если даже частичное обрушение внешних стен объекта имело место быть, то это не исключает вину ООО «Капитель» по отклонению от проектной документации».

«Вместе с тем информация об обрушении внешних стен объекта опровергается показаниями свидетелей… выводами Научно-методического совета при Департаменте культурного наследия г. Москвы… ООО «Капитель в нарушение согласованной проектной и разрешительной документации были осуществлены работы по планомерной разборке стен объекта XVII-XIX вв.»

«Деяние ООО «Капитель»… привело к значительному ущербу объекту культурного наследия XVII-XIX вв., образует состав административного правонарушения».

Из официального письма Департамента культурного наследия города Москвы. 28 сентября 2014 года

«Мосгорнаследием в адрес Министерства культуры Российской Федерации направлено обращение о проведении проверки в отношении подрядной организации, по результатам которой просим рассмотреть возможность о ее привлечении к административной ответственности с последующим приостановлением действия лицензии на осуществление деятельности по сохранению объектов культурного наследия».

Из письма Главного управления МВД РФ по городу Москве в Департамент культурного наследия города Москвы. 17 ноября 2014 года

«…проведена проверка по вашему обращению, принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела… в связи с отсутствием события преступления, предусмотренного статьи 243.1 Уголовного Кодекса РФ».

МВД.jpg

Хочется верить, что Мосгорнаследие обжалует это решение и будет добиваться для разрушителей палат XVII века не только административной, но и уголовной ответственности.

Последнее объяснение

Последнее, что требует объяснения в этой статье – заголовок. Тут все очень просто. Давным-давно, во время скитаний по подмосковным усадьбам, автор с друзьями бродили по сельскому кладбищу. И взгляды наши упали на свежий могильный памятник, надпись на котором делал, видимо, не очень умелый мастер. Потому что две фразы - «Трагически погиб» и «От родных» - на памятнике слились в одну и читались соответственно.

Вот и на Остоженке тот самый случай. Что еще скажешь про памятник, погибающий от рук реставраторов и подписантов охранного обязательства?

Ки4.jpg

Досье. Историками высказывалось предположение, что палаты первоначально могли принадлежать стольнику Петра I А.Л. Римскому-Корсакову, на чьи средства в 1696 году была построена надвратная церковь Спаса Нерукотворного в Зачатьевском монастыре. Возможно, палаты служили административным центром Зачатьевской слободы или принадлежали монастырю.

В XVIII-XIX вв. владельцами палат были подьячий Григорий Левонов и секунд-майор Бухвостов. В 1836-1846 гг. домом владел Петр Васильевич Киреевский, известный славянофил и собиратель русского фольклора, В ХХ столетии дом использовался под жилье, в конце 1980-х гг. был отселен и заброшен, пришел в аварийное состояние, после чего не использовался в течение более 20 лет. Поставлен на государственную охрану на основании решения Президиума Моссовета № 84 от 30 июля 1992 г.

Подробная статья об истории памятника и его состоянии в 2008 году – здесь.

Фото: А. Можаев, А. Новичков, archnadzor.ru. Рисунок Александра Можаева

 

 

 

На главную