Храм сокровищ Николы Мокрого в Ярославле

23.01.2016
Храм сокровищ Николы Мокрого в Ярославле

Евгения Твардовская

Храм сокровищ Николы Мокрого в Ярославле       

- Говорят, будто у вас есть карта какого-то острова, где зарыты сокровища… Я не говорил этого ни одному человеку! - воскликнул сквайр.

                                     - Однако каждый матрос знает об этом, сэр, - возразил капитан. 

Роберт Луис Стивенсон. «Остров сокровищ»

Храмовый ансамбль Николы Мокрого XVII века в Ярославле – частый, но… не проявленный герой нашего сайта. Мы постоянно пишем о нем в связи с возможным новым многоэтажным строительством «дверь в дверь», в связи с громкими баталиями между мэрией, градозащитниками и инвесторами. Храм оказался в эпицентре современной и, к сожалению, довольно типичной градозащитной истории. Но нужно, наконец, рассказать и о самом замечательном памятнике ярославского зодчества периода его расцвета. Тем более что уникален он не только архитектурой, фресковой росписью, изразцовым декором алтарных окон, но и тем, что последние почти 100 лет в храме не было комплексной научной реставрации. Из-за этого - он практически недоступен для регулярного экскурсионного осмотра. Сокровища храма хорошо известны, но мало кто их видел.

IMG_9626.jpg

Дорога к реставрации

В 2010-е годы шли работы по укреплению фундамента колокольни, крен которой появился еще с момента возведения, как у Пизанской башни. Сейчас она «в безопасности», хоть визуально наклон и остался. Тогда же были проведены восстановительные работы на западном притворе, где находится исторический вход. В 1980-е годы реставрировались фрески двух приделов: Святой Варвары и митрополита Алексия. Остальная же роспись, включая знаменитый «Страшный суд», не реставрировалась никогда в течение всего XX века.

IMG_9656.jpg IMG_9653.jpg  IMG_9694.jpg

Все специалисты и чиновники, конечно же, в курсе ситуации и судьбы Николы Мокрого. Но… его знаменитые ценности так и остаются скрытыми.

«Настоящая жемчужина Ярославля нуждается в экстренном продолжении комплексной реставрации: и архитектурной, и реставрации фресок. Ярославский ВООПИиК говорит об этом всегда и везде, мы писали в наши местные органы и в Минкультуры РФ – бесполезно. Никто словно бы не слышит, - объясняет Вячеслав Сафронов, архитектор-реставратор, член-корреспондент Академии Архитектурного Наследия, председатель областного отделения ВООПИиК. - А ведь ситуация, действительно, близка к катастрофической, особенно, по сохранности высочайшего художественного уровня живописи, которая стремительно утрачивается».

Памятник не передан Русской Православной Церкви. Она является там пожизненным пользователем. Богослужения совершаются в период с Пасхи до Покрова Пресвятой Богородицы. Так что попасть внутрь можно – только если знать эту особенность.

12576320_958732000877914_1416320918_n[1].jpg

12512020_958732004211247_857736172_n[1].jpg

Настоятель протоиерей Василий Марченко с удовольствием рассказывает об истории ансамбля и фресок, автором которых считают Гурия Никитина. В создании пятиярусного иконостаса, ныне утраченного, участвовал живописец Оружейной палаты Спиридон Холмогорец.

IMG_9681.jpg

Ничто не случайно

Храм Николы Мокрого так называется из-за того, что поставлен был на мокром месте: два ручья поблизости – Ершов (сейчас помещен в трубу) и Паутов (засыпан). Место выбрано неслучайно: там находилось языческое капище.

IMG_9642.jpg

Голубой камень, который выглядит, как залитый бетоном пол, находится в западном притворе. Язычники периодически даже пробираются в храм, чтобы провести свои ритуалы. Последний случай был летом 2015 года. Замечательна цветовая гамма храма: в нем много желтого, оранжевого, что умиротворяет человека и вселяет надежду.

IMG_9666.jpg

IMG_9667.jpg

Есть в храме «запрещенная» фреска – это святой Христофор с пёсьей головой. Комбинировать лики святых с животными Церковь запретила, и в XVIII веке в храме Николы Мокрого даже работала целая комиссия: искали образ Христофора, но… так и не нашли. Святой долго находился на «нелегальном» положении, его культурная ценность сегодня возросла многократно: отец Василий говорит, что только в трех российских храмах есть такие образы - в Свияжске, в Спасо-Преображенском соборе Ярославля (правда, фреска закрашена) и в храме Николы Мокрого. Современным посетителям тоже часто предлагают найти святого Хистофора. Лучше и быстрее всех справляются дети.

IMG_9746.jpg

IMG_9750.jpg

Конечно, центральная композиция – это фреска Страшного суда. Фрагмент с геенной огненной не только разрешают, но и советуют трогать руками. Огонь холоден и летом, и зимой. Изображение покрыто конденсатом, напоминающим иней. След от руки затягивается минуты через полторы.

IMG_9671.jpg

Известны фрески Никольского храма не только в России, но и за рубежом. Отец Василий рассказывает, что образ Знамения Пресвятой Богородицы из придела митрополита Алексия неоднократно публиковался в каталогах и альбомах Ватикана.

IMG_9727.jpg

IMG_9729.jpg

Снаружи храм Николы Мокрого когда-то был также расписан - геометрическим орнаментом прямо по кладке, а на центральном барабане были изображены шестикрылые серафимы. Таким образом храм воплощал идею эдемизации городского пространства, популярную в Ярославле XVII века, когда город считался второй столицей Русского государства и являлся крупнейшим художественным центром России.

Вертикаль места

Сейчас у храма помимо отсутствия реставрации возникла новая проблема: возможное строительство многоэтажного жилого комплекса с подземной парковкой. Ну, а чуть раньше в непосредственной близости появился планетарий. Похоже на то, что парадоксальным образом сокровища закапывают, а не наоборот.

IMG_9627.jpg

IMG_9748.jpg

«Храм Николы Мокрого построен на месте языческого капища. Храм его попрал и стал доминантой этого места, - считает отец Василий. - И в буквальном, и в духовном плане. Конкретное пространство, как и весь миропорядок, подчинен иерархии. И если есть храм как доминанта, вершина иерархии, то он ей и должен оставаться. Любое строение рядом встраивается не просто в архитектуру храма, а в его бытие, а значит, и в иерархию. И если эта вертикаль нарушается - по высоте, по объему, когда возникают посягательства на главенство храма, то происходит нарушение миропорядка.

Есть у нас такая забава с 1917 года – отыграть, переиграть все по-своему, исказить иерархию. Это же касается и иерархии ценностей. Люди делают это по неразумению, незнанию или из желания получить прибыль, не задумываясь об обратной связи. Ведь если вы вторгаетесь в пространство храма, подвергаете угрозе его физическое существование, нарушаете эту вертикаль, то рано или поздно такие же нарушения произойдут и в вашей жизни. Это работает независимо от нашего с вами желания, знания или незнания. Вы можете и понятия не иметь об этой иерархии, но если у вас есть совесть, то вы почувствуете это движение, почувствуете, что храм – не просто объект материальной культуры, а живой организм.

Храм как стоял, так и будет стоять. Ну, а у нас есть выбор – сделать плевок в вечность или сделать что-то, подобное творению Гурия Никитина».

IMG_9739.jpg

Община храма и настоятель не имеют полномочий и возможностей влиять на ход реставрационных работ и тем более вмешиваться. При этом периодически возникают предложения от реставрационных компаний позолотить купола или поставить забор – работы несложные, не решающие конструктивно всех проблем, но дорогостоящие и привлекательные своим бюджетом.

В Департаменте охраны объектов культурного наследия Ярославской области, нам сообщили, что «На 2016 год (по предварительным данным) по ФЦП "Культура России 2012-2018" запланировано 45 млнрублей на работы по сохранению ОКН федерального значения Церковь Николая Чудотворца (Николы Мокрого)». В Минкультуры РФ подтвердили, что рассматривать заявки на финансированиебудут в начале февраля.

Так что формально работа с сокровищами храма Николы Мокрого идет. Их и искать не надо, надо только обрести. Ну, а возможный финал прописан у того же Роберта Луиса Стивенсона: «Каждый из нас получил свою долю сокровищ. Одни   распорядились богатством умно, а другие, напротив, глупо, в соответствии со своим темпераментом».

Досье: В ансамбль церквей Николы Мокрого входят два каменных храма. Холодный пятиглавый храм с колокольней построен на месте старого деревянного в 1665 – 1672 годах. На правой стороне паперти, в пристройке с шатровым верхом, был устроен придел во имя Алексия, митрополита Московского, на левой, в такой же пристройке - во имя Великомученицы Варвары. Заказчиками храма были купцы Афанасий Лузин и Андрей Лемин, а также ярославцы, посадские люди Федор Выморов и Степан Тарабаев. Теплая одноглавая церковь во имя Тихвинской иконы Богоматери находится к югу от Никольского храма. Время ее постройки – 1686 год, придел Василия Великого освящен в 1694 году. Церковь построена на средства купцов Клима и Семена Лузиных.

4bfde48e51[1].jpg

В архитектурном отношении церковь Николы Мокрого – типичный ярославский посадский храм. Пятиглавая четырехстолпная холодная церковь без подклета окружена с трех сторон невысокой закрытой одноэтажной галереей. Северный фасад фланкирован шатровыми объемами Варваринского придела и колокольни. Первоначально храм имел позакомарное перекрытие. Очевидны попытки храмовых зодчих ориентироваться на уже существовавшие к тому времени лучшие образцы ярославской церковной архитектуры: общая композиция напоминает храм Иоанна Златоуста в Коровниках, в формах колокольни повторены формы колокольни церкви Илии Пророка, рисунок слухов шатра заимствован у колокольни церкви Рождества Христова. В конце XVII века ансамбль был обильно декорирован полихромными изразцами. Алтарные окна Никольской церкви были тогда украшены нарядными изразцовыми наличниками. В 1690-ых годах к западным фасадам обоих храмовых зданий были пристроены увенчанные небольшими восьмигранными шатрами притворы, необычайно пышно декорированные цветной керамикой. До наших дней лучше сохранился южный, расположенный у церкви Тихвинской Божией Матери.

Храм освещался тремя большими медными паникадилами с орлами работы голландских мастеров. У столпов стояли роскошные резные моленные места середины XVII века, предназначенные для царя Алексея Михайловича и патриарха Никона. Ныне они находятся в церкви Илии Пророка. Паперть церкви украшает красивая кованая решетка XVII века, состоящая из S-образных звеньев, заканчивающихся цветочными бутонами. Решетка выполнена с большим декоративным вкусом и является уникальным памятником прикладного искусства.

IMG_9669.jpg

IMG_9689.jpg

Стенопись церкви Николы Мокрого была выполнена в 1673-1674 годах на средства прихожан. Как явствует из челобитной Семена Лузина царю Алексею Михайловичу (1675 г.), в ее создании принимали участие ярославские мастера Логин Сидоров, Ермолай Федоров, Тимофей Федотов, Иван Ануфриев, Федор Савин, Андриан Иванов, Семен Козлов, Карп Михайлов, Федор Карпов, Дмитрий Григорьев и Василий Ананьин.

В XIX веке живопись дважды поновлялась в клеевой технике – в 1853 году, затем в 1895–1896 годах московскими художниками С.Чириковым и Епанешниковым под патронатом Московского Археологического Общества. В 1970–1980-ых годах были проведены реставрационные работы по стенописи в Алексеевском и Варваринском приделах.

Николо-Мокринская роспись явилась этапным произведением в истории ярославской школы стенной живописи. Ее хорошо разработанная символико-композиционная схема, новый для того времени метод рассказа посредством непрерывных горизонтальных фризов, богатейшая орнаментика и использование в качестве иконографического образца гравюр Библии Пискатора оказали определяющее влияние на судьбу ярославского монументального искусства второй половины XVII века. Ансамбль росписи храма Николы Мокрого, состоящий из 660 сюжетных клейм, дошел до нас не в полном объеме – утрачена живопись сводов западной паперти. Столпы храма разбиты на четыре широких яруса, нижний из которых орнаментальный. В верхнем ярусе западных столпов изображены благоверные князья и цари: Константин и Елена, Владимир и Ольга (южный столп), Борис и Глеб, Всеволод Псковский и Ярослав Мудрый (северный столп), в среднем воины-мученики, в нижнем – русские святые, в том числе царевич Димитрий Угличский, Дмитрий Донской, Михаил Черниговский, ярославский князья Федор, Давид и Константин (южный столп), Константин, Михаил и Федор Муромские, Довмонт Псковский, Михаил Тверской и ярославские чудотворцы Василий и Константин (северный столп). Роспись столпов отмечена высочайшим уровнем исполнения.

Северная и южная стены храма разбиты на семь ярусов. Четыре верхних шириной 1,6-2,2 м – сюжетные, пятый (1,8 м) – орнаментальный фриз, шестой (0,45 м) – летопись о построении храма, седьмой (1,1 м) – подзор из полотенец. Живопись сюжетных ярусов посвящена храмовой теме – житию и чудесам Николая Чудотворца, которая иллюстрирована здесь в 70 крупных клеймах. Четвертый ярус южной стены занят изображением семи вселенских соборов. Всю западную стену занимает грандиозная картина Страшного Суда. На восточной стене за иконостасом написаны Страсти Христовы, над центральным алтарем – «Распятие» и «Семь таинств». Верхние части оконных откосов дополняют погрудные изображения преподобных в овальных медальонах, увитых цветочными бутонами. На северной и южной стенах – подвижники вселенской и русской церкви, на западной стене – печерские чудотворцы. В арках окон изображения Саваофа, Христа Благое Молчание, ангелов и херувимов. В арках входных порталов Деисус из медальонов (западная), «Недреманое око» (северная) и «Не рыдай мене, мати» (южная).

В своде северного Варваринского придела композиция «София Премудрость Божия». На стенах в четырех ярусах иллюстрировано житие святой Варвары. В конхе придельного алтаря сюжет «О тебе радуется», в апсиде и на оконных откосах изображения 26 мучениц. В своде южного Алексеевского придела композиция «Царь Царем», на стенах в три яруса сцены из жития митрополита Алексия. Свод паперти заполнен сценами из Ветхого Завета. Роспись западного крыла паперти утрачена в XIX веке в связи с перекладкой свода.

Декоративно-образный строй николо-мокринской росписи проникнут духом особой торжественности. Чувство большого стиля царить здесь во всем – и в самой программе росписи, претендующей на соборную репрезентативность, и в замечательной тектонической связи живописи с архитектурой церкви.

В XIX церковь Николы Мокрого была передана военному ведомству и с 1892 года являлась полковым храмом расквартированного в Ярославле Фанагорийского полка.

В 1929 году церковь закрыта. С 1992 в храме возобновлены богослужения.

Казакевич Т.Е., Казакевич А.Ш.

По материалам сайта «Ярославский край»

На главную