Крымским домом художника К.А. Коровина управляют из Киева ::: Евгения Твардовская | Хранители наследия

Крымским домом художника К.А. Коровина управляют из Киева

15.02.2016
Крымским домом художника К.А. Коровина управляют из Киева

Вилле «Саламбо» предстоит вторая национализация

Евгения Твардовская

Вилла «Саламбо» в Гурзуфе, на которой долго жил и работал русский живописец Константин Коровин, из частных рук будет возвращена в собственность Республики Крым. Министерство культуры и Прокуратура региона уже занимаются этим вопросом, о чем на пресс-конференции рассказала министр культуры Крыма Арина Новосельская.

Более того, Управление Президента РФ по работе с обращениями граждан на письмо активистов-общественников ответило, что «Министерство культуры РФ рассматривает возможность создания структурного подразделения ГБУ РК «Симферопольский художественный музей» на даче К.А. Коровина после решения вопроса о принадлежности имущества Дома творчества».

В истории виллы – это уже вторая национализация после 1922 года, когда дачу отобрали у самого художника. И вторая попытка создать музей замечательного живописца. Пока дело с мертвой точки не сдвигается. Оптимистичные заверения чиновников звучат уже не первый месяц.

гурзуф1.JPG

О собственности

Дело в том, что историческая вилла входит в состав Дома творчества имени К.А. Коровина, который сначала был советским, потом стал украинским и относился к Национальному Союзу художников Украины. После марта 2014 года Дом творчества вошел в Список объектов культурного наследия (памятников истории, монументального искусства), расположенных на территории Республики Крым и подлежал национализации. На праве полного хозяйственного ведения его закрепили за ГУП «Солнечная Таврика». Ну, а республиканские Министерство культуры и Фонд имущества должны были провести инвентаризацию, что оказалось… невозможным. Как неоднократно говорила в СМИ Арина Новосельская: инспекцию частный владелец просто не пускал на территорию.

IMG_0578.JPG

О старых-новых хозяевах

Дом творчества в конце 2014 года оказался в руках ООО «Дом творчества имени художника К.А. Коровина», учредителем которого был Национальный союз художников Украины. То есть весь комплекс, включая историческую виллу, вместо национализации попал в собственность компании с иностранным учредителем. Директором ООО стал В.Г. Баррас.

гурзуф-егрюл.jpg

И все бы ничего, вот только собственно творчество из Дома творчества – ушло окончательно. Имя К.А. Коровина осталось уже как просто торговая марка, за которой не стоит никакого мемориального объекта для показа.

«Это ООО стало распоряжаться всем имуществом Дома творчества, включая историческую виллу. Причем совершенно непонятно, на каком юридическом основании, - объясняет Марина Забродская, сотрудница Дома творчества имени К.А. Коровина. - Мы просили показать правоустанавливающие документы на право собственности и основание для пользования балансом предприятия – ответа не последовало. В аренду сданы - столовая, ресторан, кафе, магазины с вино-водочными изделиями, парикмахерская, ювелирный магазин, банк, выставочный зал».

Ситуация вскоре повторилась. В январе 2016 года «собственники» объявили, что из-за необходимости уменьшения налоговых выплат, Национальный Союз художников Украины проводит реорганизацию: штат сокращают, оставшиеся сотрудники переходят на работу из ООО в ИП Линник Ф.П. Сам Линник в устной беседе утверждал, что действует по доверенности от Национального Союза художников Украины.

«Директор с семьей и родственниками живут на территории Дома творчества, как на своей собственной даче. В коровинском саду разводят костры и жарят шашлык, как на базе отдыха, - продолжает рассказ Марина Забродская. – Даже подпалили кипарис, изображенный на многих картинах Коровина. Вырублены несколько деревьев, а у старого краснокнижного тиса ягодного, который наверняка был еще при Коровине, поспиливали ветки».

Konstantin Korovin - Gurzuf. 1915[1].JPG

О прекрасном

Собственно, мемориального музея К.А. Коровина в том смысле слова, к которому мы все привыкли, в Гурзуфе не было. На вилле работала мемориальная комната с 1980-х годов, в которой находились некоторые подлинные предметы, в том числе, как утверждают сотрудники, и четыре работы К.А. Коровина: теперь они исчезли в неизвестном направлении. Очевидно, что при желании, тему наследия художника и гения места можно было интенсивно развивать, было бы желание. Но генеральная линия велась другая. В 1989-м и в 1992 году произошли пожары, комнату закрыли. Один из корпусов Дома творчества был продан.Остальные помещения по максимуму сдавались. Прекратила работу замечательная библиотека Дома творчества, в которой были издания времен К.А. Коровина и которые теперь тоже вряд ли найдут. Остатки собрания свалены в один из номеров спального корпуса.

DSC_1533

В июле 2014 года мемориальная комната возобновила работу. Из подлинного имущества там было два кресла, диван и пианино. Однако вскоре комнату снова закрыли на ремонт. Говорят что на нее нет денег – и это при таком-то объеме сдаваемых помещений. Пока музей так и не функционирует. Хотя значится и на официальном сайте Дома творчества, да и на всех туристических порталах Гурзуфа.

гурзуф3.JPG

Охотино-Гурзуф

Совсем недавно в сентябре прошлого года все радовались открытию мемориальной дачи К.А. Коровина в Охотине под Переславлем-Залесским. Туда в качестве подарка было отправлено и деревце из сада в Гурзуфе. Деревянный дом в Ярославской области был спасен во многом благодаря общественной инициативе, поддержке художников. Сейчас в активном внимании нуждается Гурзуф. Возрождение двух таких замечательных мест стало бы подлинным исполнением завещания К.А. Коровина, продолжением его творческой линии, которая, как мы видим, исторически иногда прерывается, но никуда не исчезает.

rozy-kartina[1].jpg

Досье: «В Крыму, в Гурзуфе, у моря, я построил себе дом в четырнадцать комнат. Дом был хороший. Когда вы просыпались, то видели розы с балкона и синее море.… С террасы были видны Одалары - две большие скалы, выступающие из моря, - "пустынные скалы", - писал К.А. Коровин.

На скалах этих никто не жил. Только со свистом летали стрижи. Там не было ни воды, ни растительности», - писал К.А. Коровин. Название своей даче он дал несколько необычное для Крыма – «Саламбо», в память о только что удачно оконченной работе над декорациями к балету А.Ф.Арендса «Саламбо» по одноименному роману Г. Флобера.

Двухэтажная вилла была построена на месте бывшей харчевни и своими четкими геометрическими формами свидетельствовала о грядущей эпохе конструктивизма в архитектуре. На протяжении 1910-1917 годов художник подолгу жил на гурзуфской даче. Здесь он много и плодотворно работал. Им были написаны «Портрет Ф.И. Шаляпина» (1911), «Гурзуф вечером» (1912), «Пристань в Гурзуфе» (1912), «Гурзуф» (1915), «Базар цветов в Гурзуфе» (1917), «Гурзуф» (1917). На даче «Саламбо» бывали И.Е. Репин, Р.И. Суриков, А.М. Горький, А.И. Куприн, Д.Н. Мамин-Сибиряк, Ф.И. Шяляпин. В доме было весело и оживленно от многочисленных гостей.

В мастерской Константина Алексеевича стояла старинная темно-красная мебель, стены были отделаны коричневым деревом. На балконе мастерской Коровиным написано несколько известных этюдов – «Балкон в Крыму», «На террасе», «Вечер. Интерьер» и другие. Коровину хорошо работалось в Гурзуфе. С восходом солнца он писал утренний этюд, после завтрака уходил работать над дневным, и в сумерках приступал к третьему - вечернему. Вечерние улочки, духаны и лавочки с огнями и темными фигурами особенно вдохновляли художника. И так, пока он жил в Гурзуфе, проходил почти каждый день. Вначале Коровин бывал в «Саламбо» наездами, в 1914-1917 жил почти безвыездно, уезжая только на лето. Из времен года в Крыму больше всего любил раннюю весну, когда у моря все распускалось, а на горах еще лежал снег.

После революции 1917 года Коровин больше в Гурзуф не приезжал. В 1922 году вилла была национализирована. Сам художник в 1923 году эмигрировал и жил в Париже, откуда прислал завещание – передать виллу «Саламбо» русским художникам. К.А. Коровин скончался внезапно, на улице, от сердечного приступа 11 сентября 1939 года.

А вилла с 1946 года стала частью Дома творчества имени К.А. Коровина. Над ним шефствовало очень богатое предприятие – Харьковский тракторный завод, который построил два спальных корпуса. Дом творчества работал и как пансионат для сотрудников предприятия.

На главную